РУНО КОРМИТ МОЛЬ

КАЛМЫКИЯ ПЫТАЕТСЯ НАЙТИ ВЫХОД ИЗ ШЕРСТЯНОГО КРИЗИСА

Эпидемия коронавируса внесла свои коррективы в стригальную кампанию в Калмыкии. Если раньше в республику в сезон стрижки овец приезжали опытные стригали из соседних регионов, то введенные ограничения и осторожность самих специалистов заставила фермеров ориентироваться на местные ресурсы. Однако самая большая проблема заключается в другом. «Цены на шерсть нет», — сетуют овцеводы.

Республика находится в числе лидеров на российском рынке шерсти. Овцеводством здесь занимается более 80 процентов хозяйств, в Калмыкии производится примерно 13 процентов всей российской шерсти. В этом году планируется снять руно примерно с 1 миллиона 752 тысяч овец.

А вот местной переработки этого сырья в республике нет. Даже попытки запустить шерстомойную фабрику ни к чему не привели, поэтому калмыцкая шерсть традиционно отправляется на предприятия Черкесска, Невинномысска и Новгородской области. Но сейчас попавшим в сложное финансовое положение из-за кризиса и пандемии фабрикам из других регионов продавать шерсть стало просто невыгодно.

«Цена у закупщиков очень низкая. Отечественные предприятия сейчас если и готовы платить, то предлагают лишь 80-90 рублей за килограмм шерсти. Это очень мало. Например, в прошлом году цена начиналась от 150 рублей. Даже тогда она считалась невысокой. Но тогда хотя бы приезжали скупщики, заключали договора, покупали шерсть, а теперь их практически нет. И такая ситуация сложилась не только в Калмыкии. Например, в Дагестане овец уже остригли, а цена за килограмм предлагается еще меньше — 70 рублей, потому что шерсть местных овец немного грубее.

Многие хозяйства сейчас не хотят продавать шерсть по таким ценам и просто складируют ее», — рассказывает начальник отдела животноводства и племенного дела республиканского минсельхоза Кермеш Лиджиева.

Между тем в некоторых хозяйствах на производство килограмма шерсти может уходить до 160 рублей (в эту сумму включена стрижка — около 100 рублей за одну овцу). Разумеется, с такой «математикой» говорить о рентабельности производства шерсти не приходится. Как отмечают специалисты, совсем недавно «на шерсть» в Калмыкии выращивалось около трети овец, причем в республике насчитывалось с полдюжины пород тонкорунных овец. Сейчас же крупные хозяйства и фермеры предпочитают ориентироваться на мясное овцеводство. Например, овец калмыцкой курдючной породы можно забивать на мясо уже через четыре месяца. Затрат получается меньше, а окупаемость — больше. Впрочем, некоторые хозяйства и вовсе отказываются от овцеводства, поскольку цены на баранину тоже не всегда удовлетворяют производителя.

«Мы занимались овцеводством, причем племенным. Поголовье было 10-11 тысяч. Но из-за отсутствия достойной цены на шерсть и упавшей в один из периодов цены на мясо мы отказались от этого направления. Последние пять лет овцеводством заниматься было не выгодно. Мы сократили все поголовье, сдали племенной статус. А что касается шерсти, то за все время, пожалуй, только один год выдался более-менее выгодным и нам удалось сдать шерсть по нормальной цене. Рынок шерсти очень нестабилен и во многом зависит от инвестора. Если заходят инвесторы-экспортеры из других стран, цена поднимается, если нет — цены не будет. Сейчас, насколько мне известно, у фермеров тысячи тонн шерсти лежат на складах еще с прошлого года. Закупочная цена гораздо ниже, чем затраты животноводов», — рассказывает директор одного из крупных калмыцких хозяйств Магомед Махдиев.

Непростая ситуация, сложившаяся на рынке шерсти, обсуждалась недавно на совещании регионов с Минсельхозом России в режиме видеоконференции. Как выяснилось, у закупщиков шерсти не хватает оборотных средств. Переработчики не могут запуститься на полную мощность из-за эпидемической обстановки в стране, и цена на сырье падает. Чтобы остановить «шерстяной» кризис, возможно, будет предоставляться дополнительная господдержка хозяйствам и льготные кредиты перерабатывающим предприятиям.

Кстати, в прошлом году господдержка производства и реализации тонкой и полутонкой овечьей шерсти составила 27 миллионов рублей. Фермеры могли получить по 30 рублей за кило шерсти. В 2020 году общую сумму поддержки предполагалось увеличить до 38,2 миллиона рублей. Но после совещания, возможно, она окажется еще больше. Между тем специалисты из Калмыкии отмечают, что в некоторых регионах такая поддержка доходит до 160 рублей за килограмм.

Есть и еще одна возможность улучшить положение местных животноводов, специализирующихся на производстве качественной овечьей шерсти. Но для этого нужно не дожидаться, пока иностранные инвесторы зайдут на российский рынок и повысят цену на местную шерсть, а самим выходить на зарубежный рынок, где цены могут быть выше в разы. Например, еще недавно за рубежом цена на шерсть поднималась до 300 рублей.

Местные предприниматели, представители племенных заводов и власти Калмыкии пытаются создать специализированную организацию, которая могла бы заняться продвижением тонкой и полутонкой калмыцкой шерсти на международном рынке. Новая компания будет базироваться в поселке Утта Яшкульского района. Место выбрано не случайно: там расположены подходящие для хранения шерсти склады. К тому же в Утту удобно свозить шерсть со всей республики.

Сотрудничество с новой компанией уже заинтересовало калмыцких овцеводов, которые надеются получить выход на зарубежных потребителей. Уже известно, что через электронные торги шерсть, произведенная в регионе, будет продаваться в Белоруссии, Китае, Индии, Италии, Уругвае. Причем на международный рынок калмыцкая шерсть выйдет под собственным брендом Kalmyk Wool.

Предполагается, что новая организация также будет отбирать образцы шерсти для последующей ее продажи на внешнем рынке. Причем уже появились первые потенциальные заказчики из Белоруссии. Как сообщили «РГ» в республиканском минсельхозе, речь идет о партии в 100 тонн. Также интерес к калмыцкой шерсти проявили Уругвай и Китай. Но пока местная шерсть за пределы России не поступала: еще не закончено оформление необходимых документов для экспортных поставок. Из-за пандемии решение этого вопроса пришлось отложить.

 Руслан Мельников