Молочные зубы Минсельхоза

 

 

 Молоко дорожает рекордными темпами, оптовая цена, от которой пляшет вся кисломолочная индустрия, подбирается к 30 рублям. Вдобавок, хотя Россия за последние 15 лет много сделала в молочной отрасли и вышла на седьмое место в мире по удоям, своего молока всё ещё не хватает. Как подсчитал Минсельхоз, при внутреннем производстве порядка 30 млн т в год, ещё 7 млн т молока приходится завозить по импорту, это обходится в 350 млрд рублей. В связи с этим аграрное ведомство резко обрушилось на молочную отрасль. «Мы что, не можем? Разве у нас нет выгулов, нет травы, нет зерна? Ничего подобного, всё есть», – заявил министр сельского хозяйства Ткачёв.

Заколдованные тонны 

В чём министр не соврал. С молочной отраслью дело неладно, причём давно. Правда в том, что производство молока в РФ третий год подряд топчется на месте. Как закончили 2014 г. с выпуском 30,79 млн т, так и в 2015 г. надоили практически столько же, 30,78 млн тонн. По итогам 2016 г. ожидается в лучшем случае крохотный рост, на уровне статистической погрешности. И это на фоне грандиозных планов правительственной госпрограммы, в которой уже на 2014 г. заложен рост молочного производства до 37 млн т, на 2016-й – до 39 миллионов.

Мало того что позорно недобрали 7 миллионов тонн. Странный многолетний молочный ступор стал особенно явным на фоне общего бурного подъёма, где по многим продуктам выпуск за последние три года рванул у кого на 20%, у кого на 30–40%. При этом по молоку перспективы были блестящие, потому что санкции расчистили от импорта пятую часть рынка. Если в 2013 г. в Россию завезли 9,5 млн т молока, в 2015 г. импорт упал до 7,1 млн т, в нынешнем году будет меньше 7 миллионов. При этом с наших молочных прилавков полностью вымело Европу, которая давала 38% импорта.

Только где он, ожидавшийся бурный рост? Если в 2010 г. в России выпустили 11,3 млн т цельного молока (идущего исключительно на питьё), в 2013 г. наметился подъём – до 11,6 млн тонн. Но ожидания не оправдались, в 2015 г. выпуск составил ровно те же, будто заколдованные, 11,6 миллиона. Прибавка в коридоре трёх лет вообще отсутствует. Хорошо, за годы санкций хотя бы выросли по сыру и сливочному маслу. Выпуск масла в России с 2013 г. поднялся с 220 до 260 тыс. т, твёрдых сортов сыра – с 340 до 448 тысяч. Но тут есть разные взгляды, за счёт чего достигнут этот рост и участвовало ли в нём молоко как таковое. Во всяком случае все аналитики дружно отмечают, что больше всего, с 87 до 133 тыс. т, за три минувших года вымахал выпуск не сыра, но сырных продуктов.

В целом по поводу ситуации в нашей молочке, как и её причин, мнения сильно расходятся. Одно дело – позиция молочных лоббистов. В ноябре 2016 г. отраслевой союз, объединяющий две сотни крупнейших хозяйств, выпускающих 70% российского молока, отправил челобитную вице-премьеру А. Дворковичу. Жалуются, что в нынешнем году государство зажало обещанные молочные субсидии на 7,5 млрд рублей. Производители назвали эту отрасль одновременно самой сложной и самой низкоприбыльной в аграрной индустрии. Мол, на мясе и зерне хозяйства зарабатывают по 15–20% годовой прибыли, тогда как на молоке – от силы 5%. Поэтому отдача от крупных вложений растягивается на десятилетия. Между строк заметен шантаж: не будет субсидий, заморозим проекты.

Творожная угроза

И что это за трудности и убытки, если в 2016 г. мы видим сыр по 700–800 руб. за кг, кефир по 70–100 руб. и творог по 300–500 рублей? Это почему-то никого не удивляет, хотя ещё пару лет назад цены были вдвое ниже. Вообще якобы низкоприбыльное молоко – многолетний чемпион ценового роста – не первый год бежит с большим отрывом впереди инфляции. Многие до сих пор с ужасом вспоминают события трёхлетней давности, когда в 2013 г. в стране разразился кисломолочный коллапс, за год отпускная цена выросла на четверть. Тот год начался с 15 руб. за кг, закончился, перевалив за 20 рублей.

Конечно, антимонопольная служба показательно била кнутом, хотя реально не пострадал ни один из крупных агрохолдингов. В итоге всё списали на подорожание кормов, хотя объяснение вышло неубедительным. Следующий 2014 г., несмотря на все высочайшие обещания усмирить цены, отметился скачком ещё на 15%. Тут уже государству было не до показательных разборок, на очередное странное подорожание просто закрыли глаза. В прошлом году рост молочных цен слегка притормозил, но в 2016 г. отыграл всё с лихвой.

В общем, обидно до ужаса. Главное, даже гипотетические 38 млн т надоев в год, с которых начнётся молочная самодостаточность страны, – цифра вовсе не фантастическая. Для сравнения: в 1990 г. молочное стадо РСФСР насчитывало 20,6 млн коров, с них получали 55,7 млн литров в год. В тот момент это был абсолютный мировой рекорд. С тех пор аграрные технологии подтянулись, в среднем по миру стада и удои резко выросли. Скажем, сейчас даже Индия при бешеном дефиците сельхозземель и особом отношении к коровам ухитряется производить более 100 млн т молока в год. Крошечная Новая Зеландия с населением 4,6 млн человек, то есть на уровне нашей Свердловской или Ростовской области, только на экспорт отправляет по 16–18 млн т в год.

Максимальный охват

Что за палка попала в молочные колёса и как поднимать отрасль? Базовая проблема понятна, молока мало, потому что коров не хватает. Зависимость тут очевидная, если сравнить с 1990 г., производство молока в стране сократилось на 24 млн т, то есть почти на 45%. За то же время молочное стадо уменьшилось на столько же, сейчас в России 8,4 млн молочных коров, тогда в последние годы советской власти было 12 с лишним миллиона. Причём процесс тянется по сей день. Что говорить, если ещё в 2011 г. у нас насчитывалось более 9 млн коров.

Вторая загвоздка – продуктивность. Половину коров в России держат в личных хозяйствах или мелких фермерских, половину – в крупных. У фермеров и на мелких подворьях надои практически не растут. В то время как титаны аграрного бизнеса за последние пять лет нарастили надои с 4 до 4,8 т молока на корову в год, у фермеров все эти годы показатель топтался на уровне 3,2 т в год, в хозяйствах населения 3,5 тонны.

Есть третий подводный камень. По сей день не решена глобальная проблема нашей молочной отрасли – неровное качество. «Только 15–20% молока в России производят предприятия, построенные в последние годы с нуля или прошедшие полную реконструкцию. Вдобавок у нас очень мало породистого высокопродуктивного скота, обеспечивающего удои в 8–10 тонн качественного молока с коровы в год», – объясняют специалисты Всероссийского НИИ животноводства.

Ещё одна большая проблема вытекает из всех предыдущих. Эксперты рассказывают про правило пятисот километров. «Это максимальный радиус доставки свежего молока от ферм до перерабатывающих заводов и магазинов», – объясняет гендиректор крупного молочного хозяйства А. Свешников. Иными словами, в каждом регионе нужны крупные местные производители. Так, чтобы свежего продукта хватало напоить окрестные города. У села всё в порядке, в молочном плане оно на полном самообеспечении. По данным Росстата, 48% всего молока в России и производится, и потребляется сельскими жителями. Значит, у четверти населения России по крайней мере нет проблем со свежей молочной продукцией.

В городах дела обстоят по-другому. В половине регионов по-прежнему нет крупных местных хозяйств. Это можно понять в случае северных территорий. Например, в Мурманской, Сахалинской и Магаданской областях на Чукотке и в Хабаровском крае местное молочное производство стремится к нулю. Но низкие средние надои по загадочным причинам отмечены также в Костромской, Нижегородской и Тверской областях. Громадные по населению Ленинградская и Московская области тоже не обеспечивают себя собственным молоком.

С другой стороны, как-никак в России 36 молочных регионов-доноров, где надои превышают 2 л на душу в день, продукт в избытке, его отправляют в соседние регионы. Тут впереди всех Вологодская и Волгоградская области, Алтайский край и Ставрополь. Самая приятная молочная новость 2016 года: на фоне общего застоя 28 регионов всё-таки нарастили поголовье коров, при этом в шести оно выросло на 50 тыс. и более. Тут лидеры – Бурятия, Дагестан и Брянская область.

Что делать дальше?

Шаги в будущее понятны, первым делом нужно переломить тенденцию, сделать всё, чтобы возоб­новился рост стада. Следующее направление удара – нужно решить проблему с дефицитом сырого молока. Для этого поднять выпуск до уровня автономности, знаковой планки 38 млн т в год. Это резко изменит ситуацию, когда молока станет достаточно, наступит пора масштабной работы над ростом качества. Затем развитие переработки, в частности, Россия должна обеспечить себя собственным качественным сыром. Всё это понятные давно назревшие действия. Не сказать что простые, но вполне выполнимые.

Константин Гурдин

Источник: Argumenti.ru