«Деревенский парень». Интервью с Юрайом Карцолом, главным зоотехником компании «Дружество»

"Деревенский парень". Интервью с Юрайом Карцолом, главным зоотехником компании "Дружество"
— Вы хорошо говорите по-русски.

ЮК:У меня был предметом в школе русский язык с 8 до 12 лет, потом я один месяц жил в Белоруссии, в студенческие годы. На этом моя практика русского языка завершилась. Всю жизнь я прожил в Словакии, мне здесь хорошо.

— Расскажите, пожалуйста, как Вы пришли в сельское хозяйство, в животноводство?

ЮК:Еще маленьким мальчиком я мечтал работать в сельском хозяйстве. Может быть потому, что большое хозяйство вела моя бабушка, где у нее были и коровы, и козы, и лошади, и свиньи, и птицы. Она занималась сельским хозяйством на 12 гектарах земли. Когда вырос, я получил среднее и высшее сельскохозяйственное образование, сейчас у меня докторская степень по вопросам кормления коров. Как и хотел, я посвящаю всю жизнь сельскому хозяйству.

Мне интересно работать с коровами и по свиноводству.

Еще до вхождения Словакии в Евросоюз, я работал в компании с поголовьем 9000 свиней. Правда после вхождения в ЕС все было закрыто, потому что продукция стала неконкурентоспособна. Вообще, после вступления в ЕС много животноводческих предприятий закрылось. Для примера, ранее во всей стране было 200 тыс. свиноматок, сейчас этот показатель составляет 37 тыс. Половину потребляемой свинины завозят из Дании, Голландии и др.

Аналогичная ситуация в молочном животноводстве.

-Какая сегодня цена на сырое молоко в Словакии?

ЮК:25-26 евроцентов. Это очень мало. Себестоимость производства молока, около 25-27 евроцентов, у некоторых компаний доходит до 30 евроцентов. Три года назад в моей компании себестоимость производства молока была 30 евроцентов, сегодня — порядка 25.

-Благодаря чему удалось снизить себестоимость?

ЮК:Грамотный менеджмент. Важный вопрос и правильно подойти к кормлению. Знаете, когда у люцерны протеин 20-22 и 15 – это большая разница, это тоже помогает решить вопросы в управлении. Когда протеин 15 – фермер постоянно думает, как бы добавить сои, и других добавок. А когда протеин 22 – добавок нужно не так много.

Кормление занимает порядка 50-52% в структуре себестоимости производства молока.

— Расскажите, пожалуйста, о своей компании.

ЮК:Наша компания «Дружество». У нас 10500 гектар земли. Цена земли в Словакии порядка 3500 евро за гектар.

Поголовье в хозяйстве – 400 голов коров голштинской породы, за 305 дней лактации они дают 11 тонн молока. Первотелки телятся в 22 месяца.

Наша компания выращивает рапс, кукурузу, пшеницу, люцерну, подсолнечник. Это классическая ситуация для животноводческих хозяйств Словакии. В хозяйство входит в состав племзавод по голштинской породе. Всего в стране 42 племзавода, мы по результатам 2014 года занимали четвертое место по показателям. Надеюсь, что по итогам 2015 года мы будем на третьем месте.

— Куда продает нетелей Ваш племзавод?

ЮК:В Словакию. В Россию не поставляем, т.к. санкции. Да и масштаб не тот. В России строятся огромные фермы, а при нашем поголовье мы можем продать 20-30 нетелей в год.

— А Россия завозит скот чуть ли не с другого конца планеты.

ЮК:Ну а как китайцы везут коров? Также грузят в самолет и в Китай.

— Вы являетесь руководителем хозяйства?

ЮК:Нет. Год назад собственник предложил мне быть директором, но я решил остаться просто зоотехником. Возможно, в будущем году я возьму хозяйство в аренду. Я работаю в нем уже 15 лет и все о нем знаю.

— Какое количество ферм сегодня в Словакии?

ЮК:В нашей стране около 580 ферм, которые разводят как голштинскую, так и симментальскую и другие породы КРС. В Словакии, как я уже говорил, 42 племзавода по голштинской породе, где средний показатель надоев – 9500 кг за 305 дней лактации. У нас была серьезная проблема с продуктивностью и нетелями, многие фермеры раньше не понимали, зачем осеменять телок в 12-13 месяцев.

В Словакии 137 тыс. дойных голов коров, общее поголовье КРС – около 200 тыс. голов. Для сравнения, при СССР в нашей стране насчитывалось 550 тыс. голов КРС.

— Какая средняя продуктивность коров по стране?

ЮК:7600 кг за 305 дней лактации, т.к. в стране достаточно большое поголовье симменталов, у которых средняя продуктивность 5000-5500 кг молока. Это в первую очередь мясомолочная порода.

-Каков средний размер фермы в Словакии?

ЮК:Знаете, в европейском понимании 1 корова – тоже ферма. Думаю, что в Словакии средний размер фермы – 200-300 голов общего поголовья. Да, у нас есть фермы и с поголовьем в 3000 голов, и в 100 голов. Экономика фермы будет благоприятной при поголовье КРС не менее 500 голов.

-Кто чаще всего является владельцем молочных ферм в Словакии?

ЮК:Владельцы могут быть различны. Иногда бывает так, что финансовые группы, занятые в строительстве, девелопменте, приходят в молочное животноводство и в сельское хозяйство в общем. Но как человек из другой сферы может понимать сельское хозяйство? Они приходят за землей, за субсидиями…

Часто владельцы – иностранные инвесторы из Германии, Дании, Италии и других стран Европы. Они строят крупные фермы. Недалеко от города Трнава есть ферма с иностранным инвестором, где дойное поголовье более 3000 голов.
В Словакии есть такой инвестор в молочном животноводстве – министр финансов Чехии. Он владеет группой «Agroferd», по национальности словак, по-чешски говорит также как я по-русски (смеется). Его холдинг выкупил много хозяйств в Словакии.

— Какую поддержку получают фермеры от государства?

ЮК:В бюджет страны заложена небольшая поддержка фермеров, самые главные субсидии приходят от Евросоюза – обычно это 300-400 евро на голову за год. Была в 2014 году субсидия 13 евро на голову, компенсирующая низкую цену на молоко.

— Строят ли сейчас в Словакии новые фермы?

ЮК:Сейчас нет, в основном фермы закрываются.

-Куда фермеры сдают молоко на переработку?

ЮК:В Словакии было много молочных заводов. Теперь есть один большой Братиславский завод, им владеет немецкая Milkline. И есть два словацких переработчика – в Нитре в т.ч. На рынке присутствуют переработчики молока из Франции. В Словакии производится около 800 тыс. тонн молока.

— Собственное производство покрывает внутренние потребности? Осуществляется ли экспорт молочной продукции?

ЮК:В Словакии такие же проблемы как во всем Евросоюзе. Половина молочной продукции производится в Словакии, половина завозится из Евросоюза. Экспорт осуществляется в виде сухого молока в страны ЕС. Много продукции поставляется в Италию (из-за квот), потому что при потребности в 15 млрд. литров, они обеспечивали себя лишь 10 млрд. литров молока.

— У Словакии какая квота была?

ЮК:1 млрд. 70 млн. литров. За все время Словакии в Евросоюзе квота не была выполнена лишь один раз. Сейчас в мире производится около 800 млн. тонн молока в год.

-Сколько лактаций живет корова сегодня в Словакии?

ЮК:2-2,4 лактации до выбраковки в среднем. Это по голштинской породе. У симменталов 2,7-2,9 лактации.

-Вы говорили о том, что Словакия импортирует столько же молока, сколько экспортирует. Откуда идет экспорт?

ЮК:Довольно много молокопродуктов поставляет Польша, Чехия, Германия. Франция чуть поменьше, основной экспорт оттуда – сыры.

-Словакия производит сыры?

ЮК:Конечно. В том числе национальные сыры оштьепок (полутвердый сыр), пареница и корбачик (сыры-косички).  В Словакии очень популярны овечьи сыры.

— Как обстоят дела с козоводством и овцеводством.

ЮК:Козьих ферм я не знаю, но в стране очень много овечьих ферм. В основном они находятся в горных районах страны. Немного ферм занимаются мясным овцеводством. Выращиванием овец на шерсть сейчас почти не занимаются.

— Расскажите, пожалуйста, чем Вы сейчас занимаетесь в России?

ЮК:Я работаю в вопросах кормления и менеджмента вместе с компанией Alltech. Впервые я побывал в России в мае прошлого года, в Ленинградской области. Мы посещали хозяйства, проводили семинары.

Первый раз мы были на племзаводе «Красногвардейский», «Приневское», «Гражданский», «Рабитицы» и др. Мне очень понравились хозяйства. В «Рабитицах» очень хороший силос, когда мы приезжали, там укладывали хорошие дороги.

Российские хозяйства очень заинтересованы в том, как повысить продуктивность, улучшить качество молока.

— Хозяйства заинтересованы и в показателях белка-жира…

ЮК:Да, верно. В новостях пишут, что и очень много строится в России свинокомплексов.

— В свиноводстве РФ бич – АЧС.

ЮК:Да… как в Латвии.

— В России есть еще проблема «мертвых душ» на молочных ферм. Когда, додаивают молоко с коров, которые не учитываются в статистике…

ЮК:Да, нечто похожее было и при СССР. К примеру, в хозяйстве 100 коров, была продуктивность 10 тыс. (шуточный пример). Они доили, доили 50 коров, потому что 50 были «мертвыми душами», а молоко писали на 100 коров.

-Какие типичные ошибки Вы замечали в хозяйствах, которые посещали в России?

ЮК:Много концентратов при кормлении. Мы как-то видели хозяйство, где в одной группе было 20 кг. концентратов и 10 кг силосов. Я не знаю, почему директор принял такое решение.

Есть проблема в понимании того факта, что «корова – не свинья». Это совсем другое животное и кормить его надо иначе.

Вторая ошибка хозяйств – качество силоса, которому не уделяют достаточно внимания. Бывает, что в хозяйстве лишь 30% всего силоса надлежащего качества. Часто хозяйства не знают, когда и как заготовить силос, а имеют все для этого – новые машины, трактора, силосные траншеи! В лучших фермах конечно таких ошибок меньше, но понимание правильной организации кормления – чаще всего встречающаяся проблема.

— Что Вам понравилось в хозяйствах?

ЮК:Как специалисты хотят учиться. У них, у зоотехников, все программы есть, есть желание работать. Они много занимаются коровами, думают, что для них лучше, и это хорошо.

В России также много внимания уделяют выращиванию телят.

— Вам было бы интересно инвестировать в молочное животноводство в России?

ЮК:Мне было бы интересно, если бы у меня был миллион долларов (смеется). Да, если бы я был один (без семьи), то, наверное, завтра же пошел бы работать в Россию. Это очень интересно.

Я думаю, и в Словакии можно работать. Молоко – это продукция, которая всегда будет нужна.

 

Источник: The DairyNews