Свой голландец. Интервью с генеральным директором ООО «Лейли Рус» Йеруном Кейзером

Свой голландец. Интервью с генеральным директором ООО «Лейли Рус»  Йеруном Кейзером
DN: Расскажите, как открывалось представительство Lely в России? С какими трудностями столкнулась компания?

ЙК: Компания Lely начала свою работу в России 6 лет назад- в 2011 году. Тогда я ещё не работал в Lely. Однако на тот момент уже был установлен один робот у Александра Саяпина в Тульской области. Поскольку спрос на оборудование возрастал, головной офис решил открыть представительство в России. Через полгода я присоединился к команде Lely RUS.

Основная трудность была связана с тем, что большинство фермеров не знали ни что такое роботы, ни что такое Lely.

DN: На какого фермера ориентирована продукция? Изменился ли клиент за последние 6 лет?

ЙК: Первое поколение наших клиентов, таких как Александр Саяпин, были инноваторами. И поэтому второе поколение уже ориентировалось на положительный опыт первоиспытателей. Фермеры в России достаточно современные и динамичные, они не настолько консервативны, как кажутся. Они много путешествуют, посещают выставки, читают разные издания – ребята очень хорошо информированы и уже многое знают сами. Думаю, что за это время российский фермер стал более профессиональным.

Продукция компании ориентирована на любого фермера. 20 лет назад в центре внимания у голландского офиса Lely было хозяйство в 100-200 голов, с 2-3 роботами. Это типичный пример ведения фермерского хозяйства в Нидерландах. Но постепенно в Германии, в США, сельхозпроекты начинали увеличиваться до 8 роботов, 16 и далее. И мы поняли, что это уже не семейный фермер, а более серьезный, требующий дополнительной работы. В настоящий момент у Lely есть специальный отдел XL, который работает с фермерами и инвесторами от 500 голов.

DN: Сколько всего установлено роботов Lely в России? В каком регионе их больше всего?

ЙК: В настоящий момент около 260 роботов работают по всей России. Самые крупные проекты по 8 роботов реализованы в 2016 году в Совхозе им. Ленина (Московская область) и в Молвесте (Воронежская область). Самым активным регионом является, несомненно, Калужская область, сейчас Кировская область подключилась. Власти видят плюсы в развитии региона, многие губернаторы поддерживают нас. Движение идет. Пусть медленно, но идет.

DN: В чем секрет успеха роботов Lely в России?

ЙК: В первую очередь это оборудование, которое имеет 25 лет истории. Сами роботы, их качество, электроника, материалы, сервис, обслуживание – все это совершенствовалось годами и получило признание. Жизнь фермера достаточно сильно меняется после того, как он устанавливает робот — уходит ежедневный ручной труд, работа контролируется при помощи компьютера или смартфона. Для Lely очень важным остаются аспекты обучения фермеров и сопровождения проектов.

DN: Как Вы думаете, какие качества характера типичного голландца помогли Вам в работе в России?

ЙК: Это очень интересный вопрос. Честно говоря, никогда об этом не задумывался. Наверное, это возможность адаптации. В Голландии ты всегда видишь границы, куда бы ты ни посмотрел – будь то Северное море, или сосед. Нам привычно работать с другими странами и культурами. В России каждая область – как отдельная страна, ведь некоторые области территориально больше Голландии. Россия, действительно, страна без границ. Вы можете с успехом работать в одном регионе, но когда вы заходите в другой, тут оказывается все иначе – и министр вас не знает, и фермеры о вас не слышали, вы начинаете все с нуля. Работы очень много, она никогда не заканчивается. Ведь каждый регион имеет свою специфику. Это постоянная адаптация под меняющиеся условия.

DN: Наверняка есть какие-то вещи, которых Вам не хватает в России, того, что есть в Голландии?

ЙК: Да, конечно, есть одна вещь, которой не хватает ни нам, компании Lely, ни российским фермерам — в настоящий момент нет надежной системы финансирования для того, чтобы фермер мог модернизировать свой коровник, свою ферму. В Голландии с этим попроще, сроки для заемов более 25 лет, процентные ставки до 2 %… Все это позволяет фермерам легче и быстрее принимать решение по дальнейшим модернизациям. В России с этим, конечно, сложнее.

DN: Как, по-Вашему, является ли молочное животноводство инвестиционно-привлекательным в России?

ЙК: Да, безусловно. Молока в России недостаточно, есть проблема с некачественной продукцией, спрос на рынке гораздо больше предложения. Рынок огромный, рынок не полный. Есть хорошее понимание в регионах по разным системам финансовых поддержек. Если инвестор или собственник все правильно сделает, он может построить или купить ферму со сроком окупаемости от 5 до 10 лет. Если вы имеете возможность инвестировать с коротким сроком окупаемости — это хороший способ инвестирования.

 
Источник: The DairyNews