Разработку ученых Ростова в сфере робототехники отметили в США и Канаде

Разработка ростовских ученых удостоена золотых медалей на выставках изобретений в сфере робототехники в США и Канаде. Новое техническое решение позволяет повысить точность измерения материалов и изделий, снижает трудоемкость этого процесса и может применяться на стационарных и мобильных диагностических станциях.

Темпы роботизации ускоряются во многих странах, в том числе в России. Этот процесс идет и в южных регионах, однако далеко не все бизнесмены спешат внедрять на своих предприятиях передовые технологии и заменять ручной труд механическими помощниками. Эксперты, опрошенные утверждают, что роботизация на юге не столь активна, как хотелось бы. И это самый лояльный отзыв, чаще звучит мнение, что процесс пробуксовывает. Чего не хватает? Может, идей?

Но оценка работы ученых Южного федерального университета и Донского государственного технического университета Ивана Паринова и Игоря Мирошниченко, получивших высшие награды на выставке изобретений DAVINCI 2021 в США и на конкурсе iCAN 2021 в Канаде, свидетельствует о другом. По словам Игоря Мирошниченко, ростовский компактный прибор, использующий лазерные технологии и методы оптической интерферометрии, можно применять при диагностике состояния силовых элементов машин и механизмов, зданий, сооружений и трубопроводов.

Впрочем, интересные технические решения донские инженеры находят в самых разных областях. Однако до практического применения достижения научной мысли доходят с большим скрипом. По данным Национальной ассоциации участников рынка робототехники (НАУРР), плотность роботизации в России почти в 70 раз ниже, чем в среднем в мире. Лидерами по соотношению промышленных роботов к количеству сотрудников являются Сингапур — 918 роботов на 10 тысяч человек, Южная Корея (868) и Япония (364). К 2022 году темп внедрения роботов в мире, по оценкам компании KUKA и Ассоциации промышленной робототехники, должен возрасти до 524 тысяч новых экземпляров в год.

— В этом смысле потенциал южных регионов, как и всей страны, огромен, о чем свидетельствует рост количества запросов на интегрирование промышленных роботов в реальное производство, — утверждает кандидат экономических наук ЮФУ Юрий Пономарев. — Надо признать, что первый период автоматизации, с 1980-х до 2010 года, мы пропустили, и сейчас большая часть заводов работает по старым технологиям. Запад перенасыщен роботами, там уже не знают, где их применить, чтобы еще больше повысить производительность. У нас же рынок робототехники, по самым скромным оценкам, будет удваиваться ежегодно до 2025 года. Переход на отечественный софт и оборудование потребует стремительного увеличения выпуска электроники. Если оборонные заводы, которых на юге немало, сочтут интересным этот бизнес, в скором времени роботы появятся во многих цехах. Технологические участки для механических помощников найдутся и на «гражданке». На Дону это сельхозмашиностроение, логистические предприятия, пищепром, АПК. Пандемия лишь ускорила процесс, так как бизнес стремится застраховаться от нестабильности трудовых ресурсов.

Робота собрал «на коленке»

По мнению Пономарева, окупаемость внедрения промышленной робототехники возросла. Ведь именно медленный возврат инвестиций является основным аргументом предпринимателей, выступающих против роботизации. Сейчас умные механизмы способны быстро автоматизировать вторичные процессы: укладку, упаковку, перемещение, маркировку и контроль качества конечного продукта. А стоимость роботов и их установка обходится все дешевле, что делает их доступными даже для малого и среднего бизнеса.

— Для локализации азиатских или западных производителей такой техники отечественный промышленный рынок не представляет интереса из-за слабой материально-технической базы и не самых дешевых кадров, — сказал предприниматель из Таганрога Владимир Д., сумевший наладить выпуск радиоэлектронных приборов. — Инженеры и программисты у нас отличные, но этого мало. Все компоненты мы везем из-за рубежа, своего высокоточного производства практически нет, даже для нужд оборонки используем иностранные микросхемы и процессоры. С безлюфтовыми редукторами, сервомоторами та же история. Мне известны несколько компаний, пытающиеся конструировать роботов, но я не представляю, как они будут конкурировать, например, с азиатами, вложившими в инженерию баснословные суммы. Разве что им поможет тренд на импортозамещение. На своем предприятии мы автоматизировали производственную линию, но оборудование собрали «на коленке», детали заказывали у смежников. Этого достаточно, так как масштабировать бизнес смысла не вижу. А если бы такая задача была, мне пришлось бы брать кредиты и закупать что-то у немцев. Наши производители предоставить целую экосистему с дилерскими центрами, софтом и грамотно интегрировать технику в конкретные производственные процессы, по моему мнению, пока не в состоянии.

Большие надежды производители и интеграторы роботов возлагают на агропромышленный комплекс юга. Ольга Ускова, руководитель российской компании, разработавшей систему искусственного интеллекта для беспилотных транспортных средств, утверждает, что в 2020 году в применении беспилотных технологий на основе искусственного интеллекта в некоторых секторах АПК произошел прорыв. А следующий шаг южного агропрома — массовая роботизация. Действительно, на поля Ростовской области и Кубани уже вышли комбайны, оборудованные самой современной техникой. Но и в этом есть свои проблемы. Так, глава крупного хозяйства в Зерноградском районе, Светлана Б. считает, что роботизированные сельхозмашины не в опытном, а в массовом порядке аграрии начнут применять нескоро.

— Где ремонтировать такую сложную технику? — задает она вопрос. — Производитель предлагает организовать центр техобслуживания. Но возить туда технику — значит терять золотое время в страду. Предложили другой вариант — мобильные ремонтные бригады. Но зачем мне платить за выезд и работу сторонних специалистов, если у меня есть ремонтный цех? За мной стоят люди, которым нужна работа и зарплата. Найду ли я освободившимся сотрудникам новые места?

Мечтают ли андроиды о работе?

Развитие искусственного интеллекта, роботизации и других современных технологий, как следует из доклада The Future of Jobs, приведет к исчезновению 75 миллионов рабочих мест уже к 2022 году. Но одновременно их внедрение создаст 133 миллиона новых вакансий. Роботы придут туда, где есть факторы, которые специалисты называют 4D: dull — повторяющийся, dirty — грязный, dangerous — опасный и dear — дорогой (человеческий труд). Значит, на открывшиеся позиции смогут претендовать только высококвалифицированные кадры, что скорее плюс, чем минус.

Как же повысить уровень роботизации производства? Особенно если учесть, что кроме объективных сложностей, есть еще и фактор непонимания, для чего это нужно.

— Для обывателя основная цель роботостроения — создание андроидов. Подобные машины появились еще в 60 — 70 годах прошлого века, они считались экзотикой, но в принципе это было верное решение, — говорит начальник управления инвестиций и инноваций ТПП Ростовской области Валерий Королев. — Сегодня такой взгляд довольно примитивен, и чем скорее он изменится, тем быстрее пойдет процесс роботизации. Ведь эта техника охватывает широчайший спектр задач, хотя и антропоморфные машины сейчас также создаются, совершенствуются и применяются. На федеральном уровне роботехника используется прежде всего в военно-промышленно комплексе для укрепления обороноспособности. На гражданских предприятиях — там, где есть смысл заменить человека и повысить тем самым производительность труда. Однако эта задача в рамках ограниченного внутреннего рынка бесперспективна, так как сейчас у него нет потребности в увеличении производительности не только в десятки, но даже и в несколько раз. Выход на заграничного потребителя маловероятен. Китай к себе не пустит, а Запад заблокировал российскую продукцию санкциями. Остаются рынки СНГ, но с точки зрения востребованности новых технологий они вряд ли представляют большой интерес.

Предприниматель исходит из того, насколько выгодно инвестировать в научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, испытания, создание промышленных образцов, малых серий и их масштабирование. Зачем бизнесу вкладывать средства в высокотехнологичную отрасль, не зная, окупятся ли затраты?

— Вот поэтому инициаторами создания компаний, занимающихся роботостроением, как на Западе, так и у нас были исключительно госструктуры или финансируемые ими организации, — продолжает Валерий Королев. — Когда у нас приняли решение о приоритетном развитии информационных технологий, предприятиям, работающим в этой отрасли, предоставили всевозможные льготы, и действительно произошел прорыв. Роботизация, механотроника, искусственный интеллект тоже в приоритете, но не в первых строках. Если ресурсы будут направлены на гражданские разработки в этой области или технологии роботизированных комплексов, созданные для оборонной промышленности, начнут применяться на гражданском производстве, тогда и здесь будет прорыв.

Тем временем

Россияне пока не готовы отдавать свои места роботам. Согласно опросу ВЦИОМ, более половины граждан сомневаются, что в ближайшем будущем их сможет заменить искусственный интеллект, а 21 процент выступает против роботизации производства. И все же этот процесс неизбежен. Об этом говорит исследование, проведенное НИОКР в прошлом году среди 52 отечественных робокомпаний. Оказалось, что, несмотря на пандемию, у большинства из них (почти 68 процентов) продолжала расти выручка, а также увеличивалось число сотрудников — в совокупности на 11 процентов.

Марина Бровкина