Выжать или выжить — вот в чем вопрос .

 

 

Крайние непостоянство и неопределённость налогов и сборов можно компенсировать только их радикальным снижением . Народная мудрость иногда просто обескураживает своей точностью, открывает нам глаза на то, что происходит вокруг. Нужно только о ней не забывать. Поговорка «Кто везёт, того и погоняют» – из их числа и очень злободневна.

 Манипуляция сознанием

Сегодня с высоких трибун мы постоянно слышим о том, что налоговое бремя не увеличивается и увеличиваться в ближайшие годы не будет, но так ли это на самом деле? Давайте вместе присмотримся к происходящему: Начнём хотя бы с введения платы с грузовиков («Платон» – плата за тонны). Водители возмущались, но решение, что называется, было продавлено, а уже сегодня можно услышать о том, что собраны миллиардные средства.

Уместно задаться вопросом – «на чьи плечи уже легло и ещё ляжет это бремя?» Перевозчики, недолго думая, переложили его на плечи производителей. Тарифы на перевозки были в очередной раз повышены, и дело с концом. Производители, хоть и не возмущались открыто, но это совсем не значит, что они с этим согласились. Просто в очередной раз напряглись, задавшись вопросом – «а в чём, собственно, разница между сбором и налогом?» Ответ – никакой, точнее, она, конечно, есть, но только находится уже в другой плоскости, называемой манипуляцией сознанием. Нас убеждают в том, что сбор – это не налог. Звучит-то по-разному, а то, что на деле это синонимы, для кого-то совсем неважно?

Похоже, выборы прошли, и кто-то спешит наверстать упущенное время. Понятно, что всё это делается с одной целью – усилить налогообложение, пополнить казну.

Курортников тоже обложили Очередным шагом правительства на уже проторённом пути стало введение так называемого курортного сбора на отдыхающих.

Одним из главных аргументов для его введения выставляется наличие подобных сборов в некоторых странах зарубежья, однако кто сказал, что именно это нам нужно перенимать? У нас получается, как в известном мультфильме режиссёра Бориса Дёжкина «Чиполлино», когда император жалуется: «Доходы нашего государства уменьшились. После того как был введён налог на воздух, вы стали меньше дышать – это возмутительно! Кроме того, вводится налог на осадки: за обыкновенный дождь – 100 лир, за проливной дождь – 200 лир, с громом и молнией – 300 лир».

В нашем случае может получиться и так, что количество отдыхающих, которые будут напуганы этим сбором и просто не поедут на курорт, снизит даже достигнутый уровень поступлений настолько, что можно будет только пожалеть об этом шаге. Параллельно с этим растут тарифы на газ, электроэнергию, услуги проектантов, топосъёмщиков, архитекторов, нотариусов. Дорожают металл, цемент, строительные и горюче-смазочные материалы, семена, удобрения, услуги по обслуживанию техники, запчасти и т.д. Однако даже говорить об этом как-то не принято, несмотря на то что для экономики это очень накладно. Что в такой ситуации остаётся делать производителю? По логике вещей он должен был сделать то же самое, что сделали перевозчики: переложить это бремя в цену продукции. Однако фокус в том, что производитель не может этого сделать, так как у потребителя уже и без того низкая покупательная способность и он скорее ждёт понижение цены, нежели её повышения. Тогда производителю приходится брать на себя дополнительные издержки, однако у всего есть и свои пределы, и, судя по ситуации, вскоре можно ожидать очередную серию банкротств производителей и погружение бизнеса в тень.

Бахвальство – не порок?

Глядя на наших руководителей, порою диву даёшься, как они безграмотно себя ведут. Взять хотя бы благую весть о том, что в стране получен небывалый урожай. Да об этом нужно молчать в тряпочку и думать только о том, как и куда его пристроить по достойным ценам. Кстати, в зарубежных странах с такой информацией поступают очень осторожно. Она не разглашается на каждом углу.

Аналитикам простительно, пусть себе анализируют, у них всё равно точных цифр нет, а вот чиновникам прощения не будет. Неужели не понимаете, что, объявляя о высоком урожае, вы даёте, соответственно, мощный сигнал рынку, а он, в свою очередь, снижает цену на нашу продукцию?

Понимаю, что вам хочется показать «свою» работу, хотя к её результатам порой вы имеете призрачное отношение – это заслуга бизнеса. Полюбуйтесь, до чего докричались. Сегодня цены на рынке зерна не адекватны затратам на выращивание: если ещё в прошлом году цена на зерно пшеницы составляла порядка 10–11 рублей, то сейчас она едва перевалила за 8 рублей, хотя из-за увеличившихся расходов и инфляции она должна быть на уровне хотя бы 12–13 рублей.

Если уж так случилось и конъюнктура рынка ослабла, поддержите своего сельхозпроизводителя госзакупками, чем угодно, только сделайте это своевременно. Ситуация потянула за собой вниз цены и на другие виды продукции (подсолнечника, кукурузы и т.д.). Нетрудно подсчитать, каких доходов уже лишилось сельское хозяйство, так что совковые привычки бахвальства и победных реляций слишком дорого обходятся сельхозпроизводителю, и с ними пора заканчивать. Кстати, во время санкций пристроить ту же пшеницу по достойным ценам не так-то просто, но усилий со стороны чиновников что-то не заметно. Конечно, ударять себя в грудь на трибуне гораздо проще.

Всякие субсидии в четвёртом квартале текущего года по-тихому отменены из-за отсутствия средств в бюджете. Так называемая погектарная поддержка сельхозпроизводителям сегодня составляет 300 рублей на гектар, а для того, чтобы вырастить урожай (хотя бы зерновых), необходимо затратить 30–40 тысяч рублей на гектар, а то и больше. У меня язык не поворачивается назвать всё это поддержкой. Но даже и на неё рассчитывать сегодня (как объявили) не приходится, а сев уже начался, и нужны деньги.

Огромный резерв пашни

Россия всегда была и остаётся аграрной страной с размером пашни, уступающим только США (185 млн га) и Индии (160 млн га). У России – 134 млн га. Доля обрабатываемых земель в общем земельном фонде составляет: Индия – 57,1%, США – 19,6%. У России только 7,8%. Это означает, что у нас ещё сохранился значительный резерв земель. При этом у других стран такого резерва практически не осталось. Однако это далеко не единственный не использованный нами резерв. Так, Россия производит 22 млн т минеральных удобрений, 85% из них уходит за рубеж, и лишь 15% остаётся для наших полей. И нам же достаются загрязнение природной среды да переполненные шламонакопители с отходами от производства удобрений. При этом на один гектар обрабатываемой земли нами сегодня используется около 38 кг/га действующего вещества, тогда как аналогичный показатель в Европе и США составляет 130–140 кг/га.

Отсюда и средняя урожайность по Европе составляет 72–79 ц/га, а у нас – в два-три раза меньше. Вот где резервы! Получается, что своими руками создаём себе конкурентов, вместо того чтобы самим производить больше и становиться конкурентоспособными. А пока под храп правительства обогащаются только производители минеральных удобрений, доводя цены на них до баснословных, а потом ещё и заявляют, что сельхозпроизводители виноваты сами, не берут удобрения. Сегодня цены на удобрения колеблются от 20 до 30 тыс. за тонну при цене на зерно 8 тысяч. Лукавая позиция, и добавить к ней нечего.

И здесь предвижу возражения какого-нибудь правительственного чиновника, который давно держит в рукаве вопрос типа «а вы знаете, сколько средств производители удобрений отчисляют в бюджет?» Знаем, равно как и понимаем, что для такого чиновника трудно подсчитать, сколько бы могло поступить в бюджет средств, если бы эти удобрения попали в нашу землю и дали прибавку урожая. И это не всё. Мы совсем выпустили из виду такую отрасль, как семеноводство. Этот стратегический прохлоп ещё долго будет бить нас не только по самолюбию, но и по карману. Кроме того, трудно себе даже представить, что будет с сельским хозяйством, если вдруг нам откажут в поставке семян из-за границы, а ведь семеноводство в СССР было очень развитым. Сегодня наука потеряна, а по корпусам в прошлом суперсовременных семенных заводов гуляет ветер.

Остаётся добавить в общую картину отсутствие современных технологий выращивания растений, средств защиты от вредителей и болезней, посадочного материала семян, элитного поголовья скота и птицы, рыбы и кормов для неё и т.д. При нормальной сельхозполитике потенциально Россия может нарастить урожай зерновых с нынешних 80–95 млн т до 180, а то и до 200 млн тонн. И это реально сделать, однако механизм нужно отладить.

Снизить налоговое бремя

В последнее время руководство края было озабочено открытыми выступлениями фермеров. Сколько суеты, потери времени и нервов с обеих сторон. Все силы были брошены на погашение конфликта: была создана специальная рабочая группа, проведено несколько мероприятий, работа продолжается с каждым участником демарша. Одно упускается из виду: в чём причина назревшего недовольства? А она в том, что:

  1. Управления сельского хозяйства на местах, как звено управления не работают, ситуацией не владеют, мер никаких не принимают.
  2. Коррупцией пронизаны все аспекты нашей жизни настолько, что она сковывает решение всех вопросов повседневной жизни и нашего развития. Нужны системные изменения. Есть хорошая фраза: «Успех любого дела зависит от множества продуманных мелочей».

Возвращаясь к теме увеличения налогосборового бремени, поддержу мнение тех, кто считает, что правительство допускает стратегическую ошибку: вместо того чтобы увеличивать налогооблагаемую базу за счёт развития производств и таким путём наполнять бюджет, оно пошло по пути наименьшего сопротивления, т.е. повышения налогосборового бремени, что приводит к уменьшению этой самой базы (как ни хитри) и загоняет ситуацию в тупик, ибо чем больше это бремя, тем меньше будет налогооблагаемая база, а значит, и отчисления в бюджет.

Эту проблему гораздо более эффективно решать обратным путём, то есть уменьшением ставок налогосборового бремени. В результате гражданам и бизнесу становится выгодно проявлять экономическую активность, так как налоги не обременительны. Количество плательщиков резко увеличивается, и суммарные поступления в бюджет растут. Россия – великая страна, и она просто обязана иметь великую экономику, в том числе и современное сельское хозяйство.

 

Пётр ЕМЕЛЬЯНОВ, фермер, Краснодарский край

источник: argumenti.ru