Поспорили об эффективности

Государственный контрольный комитет и минсельхоз Удмуртии не сошлись в оценках выявленных в ведомстве нарушений

Государственный контрольный комитет Удмуртии (ГКК) выявил нарушения при распределении минсельхозом господдержки сельхозпроизводителям на общую сумму более 341 млн руб., из них более 228 млн руб., по мнению комитета, были использованы министерством неэффективно. Глава министерства Ольга Абрамова не согласна с выводами ГКК. Она отмечает, что ведомство достигло всех целевых показателей и даже улучшило некоторые позиции. Тем не менее, зампредседателя ГКК Удмуртии Светлана Калинина считает, что выявленными фактам могут заинтересоваться и правоохранительные органы.

На заседании коллегии ГКК 19 ноября были представлены результаты проверки распределения минсельхозом Удмуртии бюджетных средств, выделенных в 2017, 2018 годах и за истекший период 2019 года на оказание господдержки сельхозпроизводителям республики.

По словам аудитора Марины Олюниной, в республике на господдержку сельхозпроизводителей ежегодно расходуется порядка 2 млрд руб., более половины из них — это средства федерального бюджета. Она подчеркнула, что поддержку региональный минсельхоз предоставляет в виде субсидий и грантов.

По результатам проведенной проверки расходования средств на указанные цели, установлены многочисленные системные нарушения»,— подчеркнула госпожа Олюнина.

Так, министерством не соблюдались двухмесячные сроки подготовки правовых актов правительства, регулирующих порядок предоставления поддержки за счет средств бюджета республики, особенно в 2018 году, отметила аудитор. Это приводило, в частности, к тому, что доведенные лимиты могли оставаться в течение полугода не распределенными.

Изменения в положение о предоставлении субсидий на реализацию мероприятий по достижению производства 1 млн т молока в год были подготовлены и утверждены только в сентябре, в период приема заявок на предоставление субсидий. А деньги были распределены в последних числах ноября. Это, как отмечает ГКК, не позволило организовать дополнительный прием заявок или перераспределить остаток в сумме порядка 39 млн руб. по другим направлениям поддержки. Были выявлены факты неправомерного сокращения ведомством в 2018 и 2019 годах сроков приема документов на предоставление субсидий, в частности на приобретение элитных семян.

Марина Олюнина сообщила, что ежегодно из республиканского бюджета направляется порядка 750 млн руб. на субсидирование производства молока. В этом году в 4,5 раза была увеличена разница между размером субсидий, предоставляемых хозяйствам. Помимо того, в нарушение утвержденного правительством порядка, минсельхоз установил повышенный размер ставки субсидии для производителей, достигших прироста производства молока — с 85 коп.за кг при обычной ставке 68 коп. По мнению комитета, это свидетельствует о неэффективных расходах на общую сумму более 44 млн руб.

Участники заседания обсудили вопрос возможности предоставления поддержки сельхозтоваропроизводителям, которые имеют просроченную задолженность по возврату в бюджет ранее предоставленных субсидий. Как отметили представители ГКК, проверка показала, что двум таким хозяйствамза три года минсельхозом Удмуртии было выделено более 103 млн руб. «При этом, на момент проверки остаток задолженности ООО «Мир», образованной в 2017 году, составлял 36 млн руб., иск в арбитражный суд о ее взыскании не направлен, что фактически привело к потерям бюджета на указанную сумму. Более того, в 2018 году задолженность хозяйства без наличия на то документального подтверждения, министерством была признана задолженностью неплатежеспособных дебиторов и списана с баланса»,— отметила госпожа Олюнина.По мнению ГКК, все перечисленные нарушения говорят о ненадлежащем исполнении минсельхозом региона государственных задач и функций при оказании господдержки сельхозпроизводителей Удмуртии.

Министр сельского хозяйства Удмуртии Ольга Абрамова, комментируя представленные на совещании факты, отметила, что первая претензия по несвоевременному принятию нормативно-правовых актов с точки зрения буквы закона обоснована, но не отражает реальную ситуацию. «В случае, если нормативно-правовой акт проходит без каких-либо возражений со стороны согласующих органов, реальный срок принятия нормативно-правового акта составляет 84 рабочих дня. При этом принятие нормативно-правового акта без замечаний согласующих органов сегодня в принципе невозможно. Все делают какие-то поправки. Мы в текущем году будем выходить с изменениями закона о развитии сельского хозяйства, исключая норму принятия в течение двух месяцев с момента принятия закона о бюджете, потому что физически это невозможно»,— пояснила министр.

Что касается достижения производства 1 млн т молока, то обозначенные на остатке 39 млн руб. были перераспределены и ушли в доходы, отметила министр.

Комментируя ситуацию по элитным семенам, госпожа Абрамова пояснила, что министерство не может размещать информацию о том, что закончены лимиты до тех пор, пока с бюджетных счетов не будут сняты средства. «Последние средства были действительно сняты спустя 22 дня. На следующий день информация об окончании приема документов была размещена на нашем официальном сайте. При этом, я отмечу, что на сегодняшний день по этому направлению увеличен объем господдержки в рамках закона о бюджете. В текущем году мы просубсидируем затраты на элитные семеноводства в сумме 42 млн руб. И это не только позволит сельхозтоваропроизводителям получить все меры господдержки, но и возместить те затраты, которые были в сентябре и октябре. Соответственно здесь мы не считаем, что права сельхозтоваропроизводителей нарушены»,— подчеркнула Ольга Абрамова.

На претензии ГКК по молоку она отметила, что за 10 месяцев этого года достигнут рост объема реализации молока на 10% по отношению к аналогичному периоду предыдущего года. «Такого темпа роста не было никогда. Плюс мы увеличили валовое производство молока на 7%. Мы считаем, что эта мера была эффективной»,— заявила министр.

По поводу предоставления поддержки двум хозяйствам, имеющим задолженность, она отметила, что «признание наличия задолженности — это очень сложная история», поскольку в прежних актах минсельхоза это понятие не было урегулировано. «С помощью прокуратуры мы разобрались в этой ситуации. На сегодня считаем просроченной задолженностью ту, которая не возвращена в установленный постановлением срок. В предыдущем периоде мы признавали факт в случае принятия решения суда»,— пояснила глава ведомства, подчеркнув, что судебные прения по двум указанным хозяйствапродолжаются, решение суда о наличии у них задолженности не принято, и по этой причине господдержка им была предоставлена.

Подводя итог, Ольга Абрамова отметила, что неэффективное использование средств — это трата ресурсов, с помощью которых не были достигнуты целевые показатели.

На сегодняшний день все целевые показатели, которые были нами запланированы, мы исполняем, поэтому не считаем их неэффективными»,— подчеркнула госпожа Абрамова.

Зампредседателя ГКК Удмуртии Светлана Калинина, резюмируя слова главы ведомства, заявила, что, если министр оправдывает нарушения достижением показателей, то это дает ему определенную оценку. «У нас сегодня существует административная ответственность за нарушения услуги предоставления субсидий главным распорядителем бюджетных средств. На мой взгляд, признаки этого нарушения есть и вполне можно составлять административные протоколы, а дальнейшая оценка — насколько тяжкие нарушения и подпадают ли действия министерства под более тяжкие составы, в частности, халатность — это вопрос к правоохранительным органам. Думаю, они тоже дадут в этой части оценку»,— отметила госпожа Калинина.

Председатель ГКК Борис Сарнаев подчеркнул, что у него все же остались «большие вопросы» посубсидиями, которые были выданы хозяйствам-должникам. «Если мы одним дали 100 млн руб., значит те, кто действительно имел на это полное право, не получили эти деньги. Я не говорю, что это именно так, но в этой ситуации есть такой вопрос. Поэтому здесь нужно ставить окончательные точки»,— подытожил председатель.

Оксана Мымрина