МУМБАЙ НА АМУРЕ

На прошедшем в начале сентября Восточном экономическом форуме во Владивостоке обсуждался радикальный вариант решить демографическую проблему Дальнего Востока: позвать индийцев. Индия давно на государственном уровне пытается выйти из мальтузианской ловушки – перенаселённости, которая «съедает» успехи в экономике. У России на Дальнем Востоке обратная проблема: численность населения слишком мала, чтобы азиатские инвесторы построили здесь заводы – некому будет продавать товары. Казалось бы, наши страны дополняют друг друга, как инь и ян. Но не всё так просто, конечно.

Cо знанием Камасутры

Официальная информация скупа: на форуме идею экспорта рабсилы в Россию двигал премьер-министр Индии Нарендра Моди. А официальный представитель МИД Равиш Кумар пояснил, что «получен обнадёживающий ответ от российской стороны». И после окончания ВЭФ стороны начнут детально прорабатывать вопрос.

Прежде всего речь идёт о рабочих в сельском хозяйстве и добыче полезных ископаемых. Россия ведь давно жалуется, что освоение месторождений Сибири и Дальнего Востока идёт слишком медленно, потому что человеческие ресурсы ограничены, а завозить вахтовиков слишком дорого. А индийские партнёры прямо говорят, что их интересуют в первую очередь коксующийся уголь и древесина, но и от алюминия и алмазов они тоже не откажутся.

Индийская экономика за последние 20 лет росла в среднем на 5, 5% в год – это завидный для России показатель. Вместе с тем страна на 127-м месте в мире по уровню доходов людей, которых слишком много – 1, 370 млрд человек. При нынешних темпах прироста населения Индия обгонит Китай после 2025 года. Её территория вдвое меньше китайской. Более 700 млн человек проживает в районе долин Инда и Ганга, по которому сильнее всего ударило глобальное потепление. Растаяли 40% ледников в Гималаях, участились засухи. В Китае и близко нет такой нищеты и безграмотности. Прожиточный минимум в Индии составляет 12 долларов в месяц, но четверть населения зарабатывает ещё меньше. При этом средняя стоимость высшего образования составляет 15 тыс. долларов. Грамотными считаются граждане, которые хотя бы понимают печатный текст. Но треть индийцев не могут даже этого.

Индия стала первой страной в мире, где ещё в 1951 г. приняли государственную программу по борьбе с перенаселённостью. За счёт развития медицины резко сократилась смертность от эпидемий, продолжительность жизни увеличилась с 32 до 65 лет. Властям пришлось идти на непопулярные меры, против которых выступали все религиозные силы страны, включая индуистов и исламистов. Эта политика в итоге стоила жизни премьер-министрам Индире Ганди и её сыну Радживу.

– При Индире Ганди мужчина, согласившийся на стерилизацию, получал деньги или приз вроде транзисторного приёмника, – говорит профессор университета Дели Арун Моханти. – Принудительно стерилизовались мужчины, имеющие более двух детей. Сегодня третьи и последующие дети в семье лишаются доступа к бесплатной средней школе. А женщины-депутаты, родившие третьего ребёнка, изгоняются из местных парламентов.

В последние годы к проблемам добавился ещё и гендерный перекос: в некоторых регионах на четырёх мальчиков приходятся три девочки. Если индийская девушка выходит замуж, за ней положено богатое приданое. Поэтому рожать предпочитают парней – благо медицина позволяет знать пол ребёнка заранее. Не помогает даже солидная по местным меркам доплата в 11 долларов за рождение девочки.

Несмотря на всю борьбу с перенаселённостью, средний возраст индийцев составляет около 25 лет, 40% населения – дети до 14 лет. «Сбросить балласт» – это теперь ключевой вопрос прогресса страны и её внутреннего мира (например, уехать мечтают многомиллионные общины индийских исламистов). Россия – оптимальный адрес переезда, поскольку ни в одной соседней стране нет такого количества пустующих территорий.

Разворот на Юг

Но вот какое дело: любая страна мира, которая позволила себе визовое послабление с Индией, моментально заполнялась иммигрантами. По данным индийских СМИ, только в странах Персидского залива работает 8, 5 млн индийских гастарбайтеров. Бывшая метрополия – Великобритания спохватилась слишком поздно: там уже проживает более двух миллионов индийцев. В Малайзии их 1, 3 млн, а в крошечном Тринидаде и Тобаго – 250 тысяч. На островах Фиджи индийцы стали национальным большинством, их представитель недавно возглавил военный переворот.

Летом 2011 г. командование охраны границ США с удивлением констатировало, что каждый третий нелегал на границе с Мексикой – индиец. Оказалось, на безвизовый режим с Индией решились Гондурас и Гватемала, которые моментально стали перевалочной базой для массового экспорта индийцев в США.

Премьер Моди уверяет, что индийские рабочие не останутся жить в России постоянно, но придадут импульс развитию экономики макрорегиона: «Уверен, что если миллионы индийцев отправятся на работу на Дальний Восток, то после работы они все вернутся на родину из России». Показательно, что речь идёт уже о миллионах гастарбайтеров. И они в любой стране пребывания образуют многочисленную диаспору.

Пока на уровне законодательства есть проблема: Индия, как и Россия, проводит политику продовольственной безопасности и планирует увеличить внутреннее производство сельхозпродукции. Для этого введены ограничения на импорт продовольствия. Уже есть прецедент: индийские аграрии выращивали на юге России грецкие орехи, но ввести урожай в Индию не смогли из-за таможенных ограничений. Тем не менее на форуме во Владивостоке наш Минтранс и министерство судоходства Индии объявили о подготовке к созданию прямого морского маршрута между индийским Ченнаем (бывшим Мадрасом) и Владивостоком. Похоже, политическая воля и вправду есть.

В России есть и авторитетные демографы, поддерживающие приглашение индийских мигрантов. По словам Александра Апокина из Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, работы в России хватит для нескольких сотен миллионов человек, и если в Индии найдутся ресурсы, то это будет «многообещающим развитием событий». Руководитель Центра индийских исследований Института востоковедения РАН Татьяна Шаумян отметила, что упрощённый визовый режим отлично работает на Дальнем Востоке в отношении китайцев, которые привозят с собой капитал, людей и работают.

Но всё же и риски для власти огромные, поскольку национальный вопрос стоит в России довольно остро. Российское большинство в провинции неважно воспринимает приезд мигрантов с Кавказа и Средней Азии, хотя они говорят по-русски и культурно ближе индийцев. Если же разворот с Запада на Восток так быстро сменится переориентацией на Юг, непонимание между властью и обществом может усилиться. Не говоря уже о том, что на словах на развитие Дальнего Востока нужно тратить по 2 трлн рублей в год, чтобы «решить геополитический вопрос его возможной потери». Это намёк на Китай, который якобы может каким-то образом оттяпать у нас восточные окраины.

Но насколько логично тут уповать на миллионы индийцев? Или всё же главная цель – просто откупорить самые труднодоступные сибирские недра, наладить экспорт ресурсов в Китай и собрать новые налоги? Тогда можно потихоньку свернуть и программы поддержки населения Дальнего Востока, оптимизировать остатки социалки. Кто же будет заманивать врача из Новосибирска зарплатой, подъёмными и жильём, если можно получить неприхотливого непьющего парня из долины Ганга вообще без затрат?

Денис Терентьев

Источник: http://argumenti.ru