Льняной занавес

В прошлом году текстильная промышленность поставила рекорд, выпустив 6 млн кв. м тканей. Кстати, пятую часть дала знаменитая своими текстильными …

В прошлом году текстильная промышленность поставила рекорд, выпустив 6 млн кв. м тканей. Кстати, пятую часть дала знаменитая своими текстильными фабриками Ивановская область. Увы, рост шёл за счёт хлопка и синтетики, тогда как выпуск знаменитого российского льна неожиданно рухнул.

В НАЧАЛЕ ХХ в. Россия выращивала половину всего мирового льна. Под эту, как называют её специалисты, лубяную культуру в те времена ежегодно распахивали по 1 млн га земли.Экспорт льна приносил в императорскую казну 90 млн руб. золотом. По самым консервативным оценкам, это эквивалент 20 млрд руб. образца 2019 года. При СССР льняная отрасль расцвела ещё краше, к середине 1970-х страна собирала три четверти мирового урожая.

Бурные девяностые ударили по льну хуже любой природной катастрофы. Урожаи упали катастрофически, с советских 400 до 40 тыс. т в год, посевы под льном рухнули до 60 тыс. га, сейчас того меньше. Для сравнения: в 1990 г. подо льном было 420 тыс. гектаров. Самое обидное, коллапс случился, как раз когда льняной текстиль, от одежды до постельного белья, в мире вошёл в особую моду. Лён быстро подорожал в три раза, само собой, во всех странах, где это возможно, посевы начали бурно расти. К 2018 г. только в Канаде собирали по 600 тыс. т льна в год. Разумеется, быстро подтянулся Китай, нарастивший сборы до 500 тыс. т в год.В результате по урожаям лубяной культуры Россияскатилась на восьмое место в мире: кроме Канады и Китая, мы уступаем Индии и США, даже Эфиопии и Бангладеш. По данным экспертов, к 2018 г. мировой рынок разнообразной льняной продукции, включая ткани и пряжу, вырос до 3 млрд долларов. Доля России на нём – жалкие полпроцента. Даже у Белоруссии – 3, 5%.

Но ситуация со льном в РФ по крайней мере стабилизировалась. В 2009 г. крестьяне собрали рекордные для последних лет 52 тыс. тонн. Также неплохим для льна был 2015 г., сборы добрались до 45, 2 тыс. тонн. В целом, если взять период с 2010 по 2018 г., всё это время сборы в среднем ходили вокруг отметки 40 тыс. т в год. Конечно, далеко до былого льняного величия, но отрасль хотя бы не падала. Вторая приятная новость, средняя урожайность по льну за последние 10 лет подскочила вдвое: с 4 до 8 ц с гектара. Как объясняют эксперты, за этот рост надо благодарить крестьян Сибири и особенно Алтая. Там льном всерьёз занялись крупные хозяйства, которые быстро добрались до европейских показателей урожайности в 10–12 ц/га.Вообще в 2018 г.крупнейшим производителем льна в РФ стала Омская область, выдавшая на-гора почти 7 тыс. т льноволокна, второе место поделили Смоленская область и Удмуртия с выпуском 4, 5 тыс. т каждая. Третий – Алтай, добравшийся до 4, 1 тыс. тонн.

В 2018 г. впервые за последние 30 лет в нашей стране начали строить новый льнокомбинат. Это площадка Сафоново в Смоленской области, которая сможет перерабатывать по 10 тыс. т сырья в год, выдавая до 3, 5 тыс. т льняной пряжи. Фабрика обошлась в 2 млрд руб., стройка завершится в 2020 году. Как объясняют специалисты, лён – вообще дорогая культура. Скажем, техника для уборки льна-долгунца в 2–3 раза дороже сопоставимой по производительности обычной зерноуборочной, при этом работает от силы две-три недели в году. Ещё одна весьма дорогая составляющая лубяного аграрного бизнеса – шохи. Это специальные склады для основного льняного сырья, так называемой льнотресты. Шохи сильно шарахают по бюджету, даже средний по вместимости склад стоит несколько сотен миллионов рублей.

Увы, есть и менее радостные известия. В главной житнице страны – Центральной России урожаи льна практически не увеличиваются. По словам экспертов, главная проблема – низкое качество первичной переработки льна, так называемого трепания. Если коротко и просто: когда стебли льна треплют, из них получается два вида волокна, длинное и короткое. Длинное идёт на качественные ткани, тогда как короткие обрывки годятся только на мешковину и брезент.

«На современных машинах в длинное волокно перерабатывают более четверти урожая. Но многие российские производители по-прежнему работают на устаревшем оборудовании, поэтому выход самой качественной продукции лишь 
10–15%», – объясняет замдиректора ВНИИ льна Татьяна Рожмина. В итоге страна завалена коротким волокном, но собственного качественного сырья не хватает. Мало того, даже из лучшего волокна получаются посредственные ткани, потому что станки на ткацких фабриках тоже сильно устарели. Печальный факт: три четверти российских фабрик до сих пор работают на мощностях 1980‑х годов. В целом льняные ткани выпускают 18 предприятий в девяти регионах, но, по данным ВНИИ льна, современное оборудование в достаточном количестве закупили только в Вологде и на Алтае.

Как водится, за старые трепальные машины и станки расплачиваются покупатели. Оптовая стоимость отечественных тканей в зависимости от качества составляет 450–700 руб. за погонный метр. Тогда как китайские и белорусские ткани аналогичного качества можно купить в 1, 5 раза дешевле. Готовая одежда из российского льна вообще стоит бешеных денег: например, за простой пиджак в магазинах просят 5–6 тыс. руб., за брюки не стесняются требовать по 5–7 тысяч.

Пока доходы населения росли, разбирали даже дорогую одежду, и производители как-то сводили концы с концами. Но в нынешней ситуации покупатели растворились в воздухе. В результате с 2014 по 2018 г. продажи льняных изделий рухнули вдвое, в 2016 г. фабрики поставили антирекорд, выпустили только 52, 3 млн м льняных тканей.

В результате доля льна в общероссийском текстильном производстве сократилась с 4 до 2%. Перед фабриками встал вопрос физического выживания. «Некоторые остановились совсем, на время вставал даже знаменитый Смоленский льнокомбинат. Большинство спешно переходят на производство более дешёвых хлопчатобумажных тканей», – рассказывает директор крупной текстильной фабрики Г. Бородулина.

Если так пойдёт и дальше, льняного производства в Центральной Россиипопросту не останется. Эксперты говорят, спасти фабрики может только масштабная техническая модернизация. Правительство знает о проблеме и готово помочь. Правда, эта помощь сильно запоздала. Ещё в конце 2009 г. государство приняло «Стратегию развития лёгкой промышленности», в которой отдельным разделом вписали программу переработки льна. В планах стояло увеличение производства льняных тканей в 2, 3 раза к 2020 году. Причём вМинпромторге утверждают, что это всего лишь программа-минимум.

По факту все эти красивые планы по льну много лет не поддерживали ни рублём! Дело двинулось только сейчас. Минсельхоз внезапно проснулся, обещает в 2019–2021 гг. направить на поддержку льноводства внушительные 20 млрд руб., из них 7, 5 млрд руб. должны капнуть отрасли уже в нынешнем году. Также льном обещают плотно заняться на региональном уровне. К примеру, Костромская область собирается потратить на модернизацию льняных заводов 500 млн рублей. В Вологодской области в лён уже инвестировали 1 млрд руб., в нынешнем году обещают добавить 1, 2 млрд рублей. Администрация Ярославской области вложит 1, 4 млрд руб. в оборудование для многострадального Гаврилов-Ямского льнокомбината. Так что, если модернизацию проведут по уму, российский лён ещё поднимет голову.

Источник: Аргументы Недели», Константин Гурдин