ВВП выдался неурожайным: как МЭР и эксперты пояснили замедление экономики

Рост ВВП России в третьем квартале 2018 года составил 1,3%, оказавшись ниже летних показателей. Экономика замедлилась из-за санкций и слабого урожая, и аналитики не ждут ее значительного ускорения

Почему ВВП стал расти медленнее?

В третьем квартале рост российского ВВП составил 1,3% по сравнению с тем же периодом прошлого года, сообщил во вторник Росстат. Таким образом, рост экономики замедлился, вернувшись к уровню первого квартала, — тогда он тоже составлял 1,3%, однако в апреле—июне ускорился до 1,9%.

Это только первая оценка Росстата, в рамках которой он пока не дает подробной разбивки по динамике ВВП. Однако свою оценку проводит Минэкономразвития — министерство на основании месячных данных Росстата ранее также предсказало рост в третьем квартале на 1,3%. Замедление объясняется сразу несколькими факторами:

В первую очередь — ситуацией в сельском хозяйстве: в августе оно сократилось на 11,3% в годовом выражении, в сентябре — на 6%. Как указывает министерство, это связано с высокой базой прошлого года, когда уборка урожая сместилась с середины лета на август—сентябрь. Урожай в 2018 году в целом ниже рекордных показателей прошлых лет: на 1 октября сбор зерновых и зернобобовых был на 19,5% ниже, чем на аналогичную дату 2017 года. Похожая ситуация наблюдается и с сахарной свеклой (-12,7%), картофелем (-0,6%), овощами (-3,8%).

Помимо сельского хозяйства рост ВВП замедлила, в частности, слабая динамика инвестиций. В первом полугодии они выросли на 3,2%, но в третьем квартале, по оценке Минэкономразвития, их рост замедлился до 1,8–2,3%: об этом свидетельствует падение импорта оборудования из стран дальнего зарубежья и снижение объема строительных работ. Причинами тому стали ослабление рубля и ухудшение настроений бизнеса из-за роста неопределенности, объяснили в министерстве.

Не оказал поддержку ВВП и внутренний спрос. Рост розничной торговли в третьем квартале составил 2,6%, хотя еще кварталом ранее достиг 2,9%.
Дело не только в просадке отдельных составляющих ВВП. Ускорение экономики в 2017 году (по его итогам она выросла на 1,5%, но во втором и третьем кварталах темпы роста превышали 2%) объяснялось единовременными инвестиционными всплесками, напомнил макроаналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов, — вложениями в Крымский мост, чемпионат мира и т.д. Сейчас таких мегапроектов нет — правительство планирует реализовать план развития магистральной инфраструктуры более чем на 6 трлн руб., но действовать он начнет позже — Минэкономразвития ждет ускорения роста инвестиций только с 2020 года.
Экспорт нефти не может компенсировать спад внутреннего спроса, добавляет аналитик.

Все дело в санкциях?

В третьем квартале года усилилось санкционное давление: в августе Госдепартамент США ввел новые ограничения против России за применение химоружия (в связи с отравлением семьи Скрипалей), а члены американского конгресса представили законопроект о санкциях, предусматривающих ограничения на покупку госдолга и включение российских госбанков в SDN-список. После этого курс рубля снизился, а Центробанку даже пришлось до конца года остановить закупки валюты на открытом рынке в рамках бюджетного правила (механизм закупок валюты на сверхдоходы от продажи нефти дороже $40 за баррель).

Но не стоит связывать замедление экономики с санкциями, считает Мурашов. Финансовый рынок не оказывает влияния на ВВП, объясняет он. Намного сильнее на рост воздействует консервативная экономическая политика властей: сокращение расходов и направление допдоходов в резервы для формирования подушки безопасности.
О не самом значительном влиянии санкций на ВВП может говорить и опыт прошлых месяцев. Во втором квартале, когда США не просто пригрозили новыми серьезными санкциями, а ввели ограничения, которые были наиболее жесткими с 2014 года, экономика росла быстрее — на 1,9%.
В то же время обсуждение санкций в третьем квартале повысило неопределенность для бизнеса и населения, отметил главный экономист «Ренессанс Капитала» по России Олег Кузьмин. Апрельские же санкции стали шоком в первую очередь для профессиональных инвесторов, на экономическую активность они повлияли менее заметно.
Санкции оказывают влияние на инвестиции, сказал замдиректора «Центра развития» Высшей школы экономики Валерий Миронов. Но решающим фактором замедления роста все равно стала ситуация в сельском хозяйстве, подчеркивает Кузьмин.

Когда экономика станет расти быстрее?

Минэкономразвития ожидает роста ВВП в 2018 году на 1,8%. Для этого в четвертом квартале экономика должна ускориться до 1,8% в годовом выражении, сказал Миронов. Кузьмин отметил, что рост должен составить и вовсе 2,5%.

Неопределенность из-за санкций сохранится и в четвертом квартале, полагает Миронов из ВШЭ, — компании будут опасаться увеличивать инвестиции, а население будет придерживаться сберегательной модели поведения. Темпы ​роста по итогам года достигнут примерно 1,6%, считает он.
Возможно, впрочем, что санкции приведут к девальвации, и граждане, наоборот, бросятся покупать потребительские товары (этому может способствовать и увеличение НДС с 18 до 20% с 1 января 2019 года). Вместе с тем существует вероятность рецессии, и россияне это понимают. «Вряд ли стремление выиграть что-то перед повышением цен, купить подешевле перевесит желание сделать подушку безопасности на случай кризиса и безработицы», — заключил Миронов.
Власти рассчитывают, что ускорение экономики станет заметно через год. С 2020 года (как раз в связи с реализацией инфраструктурного плана) инвестиции начнут расти на 6–7%, а с 2021 года рост ВВП выйдет на 3%, следует из прогноза Минэкономразвития. Майский указ президента Владимира Путина поставил целью обеспечить вхождение России в пятерку крупнейших экономик мира к 2024 году (сейчас она находится на шестом месте).
С ростом по инвестиционной модели есть сложности. Как пишут в своем новом отчете аналитики рейтингового агентства S&P, не все объявленные проекты «будут реализованы, принимая во внимание характерные для России длительный процесс принятия инвестиционных решений и сложную структуру распределения средств для крупных проектов с участием государства». По мнению агентства, для кредитного качества компаний большее значение имеет не государственное финансирование, а стабильные условия ведения бизнеса.

Автор: Антон Фейнберг.

источник http://rbc.ru