Ущерб возврату не подлежит

Экс-главе черноземного агрохолдинга не вернули деньги из бюджета

Государство не должно возвращать бизнесмену Григорию Федякову более 23 млн руб., которые были уплачены за него во время рассмотрения уголовного дела о махинациях с налогами Калачеевского хлебокомбината. К такому выводу пришел арбитражный суд Белгородской области, который во второй раз рассматривал исковое заявление Леонида Зуева — финансового управляющего обанкротившегося предпринимателя. Юрист трактовал перевод указанных средств в бюджет как преимущественное удовлетворение требований одного кредитора. Суд посчитал, что управляющий фактически требует взыскать похищенные деньги из казны в пользу их похитителя. Эксперты такой вывод назвали «спорным».

Арбитражный суд Белгородской области отказал финансовому управляющему Леониду Зуеву в возвращении из бюджета более 23 млн руб. обанкротившемуся главе ныне несуществующего агрохолдинга «Белстар-агро» и некогда крупнейшему представителю АПК Воронежской области Григорию Федякову. Согласно материалам суда, решение в законную силу не вступило и может быть обжаловано.

Кто стал новым владельцем активов ГК «Белстар-агро»

В начале 2019 года Центральный райсуд Воронежа признал Григория Федякова виновным в мошенническом возмещении НДС (ч. 4 ст. 159 УК РФ) фактически принадлежащим ему ООО «Комбинат хлебопродуктов Калачеевский». Предпринимателю назначили три года лишения свободы условно. Мягкость наказания обеспечило полное возмещение им 26 млн руб. ущерба по уголовному делу. В октябре 2020-го судимость Григория Федякова была снята, а условный срок отменен.

Господин Зуев требовал отменить сделки по возмещению ущерба, которые произошли в ноябре 2017 года и в декабре 2018-го. Тогда «третьи лица» — Наталья Бурова, Наталья Копылова и ООО «Торговый Дом “Оскол”» перечислили более 23 млн руб. (большую часть из возвращенной суммы) на счет управления Федерального казначейства по Воронежской области с назначением платежей «Возмещение ущерба за Федякова Григория Викторовича». После этого деньги поступили в бюджет РФ.

На даты сделок долги предпринимателя превышали 4 млрд руб. Крупнейшими кредиторами выступали Сбербанк и Инвестторгбанк, которым он должен 2,4 млрд руб. и 1,2 млрд руб. соответственно.

По мнению финансового управляющего, платежи привели к тому, что отдельному кредитору было оказано предпочтение при удовлетворении его требований.

Заявление арбитраж отклонил во второй раз. Первый отказ был в феврале 2020 года, но его затем отменил 19-й апелляционный арбитражный суд, и рассмотрение было начато заново. Финансовый управляющий вновь требовал признать недействительными несколько сделок, которые были проведены в пользу Григория Федякова параллельно его процессу о несостоятельности. Дело о его банкротстве было инициировано в ноябре 2015 года и идет до сих пор. К моменту признания бизнесмена несостоятельным аналогичные процедуры прошли структуры «Белстар-агро», в том числе хлебозавод и макаронная фабрика.

Отказывая в удовлетворении заявления, арбитраж отметил, что управляющий нарушил срок исковой давности: он мог потребовать отмены спорных сделок через год после их совершения, однако сделал это позже. Оснований для применения трехлетнего срока, предусмотренного для сделок, которые причинили ущерб, нет. Кроме того, суд установил, что уплаченные третьими лицами деньги не принадлежали самому Григорию Федякову и фактически назначались в качестве погашения ущерба за предприятие, а не за его бенефициара.

Интересно, что после приговора бизнесмен через суд пытался взыскать с компаньонов по комбинату часть оплаченного ущерба. Арбитраж не стал трактовать это как связь предпринимателя с уплаченными за него деньгами, указав на то, что в удовлетворении требований господину Федякову было отказано.

«Действия по возмещению ущерба, причиненного преступлением в сфере экономики, не могут быть рассмотрены в качестве сделки, повлекшей преимущественное удовлетворение требований кредитора,— говорится в последнем определении арбитражного суда.— Данные средства были добыты преступным путем, похищены путем совершения мошеннических действий из бюджета РФ, не могут быть легализованы и направлены на удовлетворение требований лиц, перед которыми должник несет ответственность по гражданско-правовым обязательствам».

Суд отметил, что удовлетворение заявления финансового управляющего по сути представляло бы собой взыскание похищенных из бюджета страны денег в пользу их похитителя.

Эксперты называют требования финансового управляющего редкими. Партнер юридической компании «Сотби» Дмитрий Савочкин говорит, что для признания недействительными подобных сделок необходимо доказать принадлежность денег должнику.

«Между тем в данном деле перечисленные государству средства ему не принадлежали: должник возместил государству незаконно полученные предприятием налоговые вычеты»,— отметил адвокат.

Партнер фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Клеточкин отмечает, что обычно к моменту банкротства физические лица не имеют возможности совершать подобные платежи.

Эксперт считает спорным вывод суда о невозможности взыскания из бюджета похищенных денег: «В силу обезличенности денежных средств, особенно безналичных, практически невозможно установить, какие деньги являются похищенным имуществом, а какие нет. В такой ситуации должны применяться не нормы о виндикации, а обычные нормы о взыскании. И бюджет РФ, как потерпевший по преступлению, является таким же кредитором, как и остальные. Соответственно, деньги будут возвращаться не похитителю, а в конкурсную массу для справедливого раздела между кредиторами».

Сергей Толмачев

Источник: http://kommersant.ru