СРЫВ ПОСЕВНОЙ КАМПАНИИ МОЖЕТ ЛИШИТЬ УКРАИНУ ВАЛЮТНЫХ ПОСТУПЛЕНИЙ

Весенняя посевная кампания может обернуться серьезной стратегической потерей для украинской экономики

Падение гривны увеличило затраты на проведение полевых работ на 40-50 %. При этом кредиты в банках доступны единицам крупных производителей, в основном агрохолдингам. Также ударит по отрасли повышение сельхозналогов.
Фермерам нечем платить за землю, на которой пока ничего не растет. По прогнозам экспертов, урожай в этом году будет гораздо хуже предыдущего. Это значит, что страна недополучит от аграриев такую необходимую ей валюту.
Со дня на день в стране должны стартовать полевые работы. Но средств у производителей катастрофически не хватает: по оценкам Аграрного союза Украины (АСУ), стоимость весенней посевной кампании увеличилась в этом году, как минимум, вполовину.
Курс доллара взвинтил цены на топливо, семена, минеральные удобрения и химикаты. Практически все это (за исключением, пожалуй, семенного фонда) — преимущественно импортные товары, которые дорожают синхронно с девальвацией гривны.
Параллельная реальность
В Министерстве агрополитики подсчитали, что на все про все фермерам не хватает 11 млрд гривен [434 млн евро].
«Мы проговорили эти цифры на совещании с Нацбанком и ключевыми банками», — заявил министр АПК Алексей Павленко на Всеукраинском аграрном форуме.
Однако это неадекватная оценка, убеждены сами аграрии.
«В прошлом году посевная нам обошлась в 50 млрд гривен [1,97 млрд евро], — рассказал „Минфину“ гендиректор Ассоциации фермеров и частных землевладельцев Украины Виталий Львов. — По расчетам министерства получается, что сейчас мы должны уложиться в сумму чуть больше 60 млрд гривен [2,37 млрд евро]. Это физически невозможно: только оптовые цены на дизель поднялись до 25 гривен [0,99 евро] против 9 гривен [0,35 евро] за литр год назад».
Помимо топлива фермерам нужно готовить землю к посевам. Большинство производителей уже смирились с тем, что вместо импортных минеральных удобрений в этом году им придется вносить обычный компост. Однако для химикатов — средств защиты растений от вредителей и грибка — экономной альтернативы нет. А без них урожая может вовсе не быть.
«Непрогнозируемый курс влияет на поставщиков СЗР, — пояснил „Минфину“ президент ассоциации „Украинский клуб аграрного бизнеса“ Алекс Лисситса. — Сегодня они не хотят контрактоваться по тем схемам, которые работали в прошлом году — 30 % предоплаты, а 70 % по завершению уборки урожая. Все хотят предоплату 100 %, что не по силам украинскому товаропроизводителю».
Кредитный лимит
Проблема нехватки оборотного капитала в отрасли была бы не такой острой, если бы к ней подключились банки. Однако за прошлый год объемы кредитования аграрного сектора снизились на треть. По состоянию же на сегодняшний день получить кредит в банке сельхозпроизводителям практически нереально, подчеркивает Лисситса.
Ситуация объяснимая: из-за военных действий и девальвации банковская система терпит огромные убытки. По статистике НБУ, уровень просроченной задолженности бизнеса перед банками за прошлый год увеличился почти вдвое, с 51,5 [2,03 млрд евро] до 95,3 млрд гривен [3,76 млрд евро]. И хотя агросектор в этой статистике показывает едва ли не лучшие результаты (рост просрочки всего на 10 %), банкиры не собираются рисковать понапрасну.
«О существенном наращивании доли кредитования в этом году вопрос не идет. Скорее, можно говорить о селективном увеличении портфеля по ключевым клиентским группам, которые присутствуют в агробизнесе», — комментирует директор департамента корпоративных продуктов и партнерства Райффайзен Банка Аваль Руслан Спивак.
«Пока банковская индустрия убыточна, вряд ли акционеры банков будут готовы вносить миллиарды долларов в экономику Украины. А если нет докапитализации, банки не могут увеличивать активные операции», — поясняет затишье в кредитовании зампредправления ПУМБ Алексей Волчков.
Наличные проблемы
В качестве альтернативы кредитам некоторые банки готовы предоставлять аграриям безресурсное финансирование. Например, программы авалированных векселей («Райффайзен Банк Аваль», «Креди Агриколь Банк») и гарантированных платежей («ПриватБанк). Такие программы дают возможность производителю отсрочить расчет с контрагентами до сбора урожая, при этом гарантом платежеспособности выступает банк. Однако подобная практика не носит массового характера (например, в «Райффайзен Банке Аваль», по данным Спивака, безресурсное финансирование в агробизнесе составляет порядка 25 %). И кстати, по словам самих фермеров, за те же минеральные удобрения и СЗР поставщики сейчас принимают только наличность
Проще говоря, «живые» деньги сейчас получить могут лишь единицы аграриев. Что делать всем остальным, неизвестно. Сами фермеры обещают, что будут финансировать посевную своими силами.
«Частично можно выйти из положения за счет роста цен, — поясняет Львов. — Например, тонна подсолнечника, которая раньше стоила 4 тыс. гривен [158 евро], сейчас подорожала до 10 тыс. гривен [394 евро]». Тем не менее, этих денег едва ли хватит на семена. И уж совсем недостаточно будет для новых налогов. По словам Львова, с этого года фиксированный сельхозналог вырос в 21 раз — с 6 [0,24 евро] до более чем 115 гривен [4,5 евро] за гектар угодий. «В пересчете на миллионы гектар сумма получается колоссальная», — подчеркивает эксперт.
Валютная перспектива
Данные факторы приведут к тому, что результаты этого года в сельском хозяйстве будут гораздо более скоромными, чем урожай-2014.
«Мы в УКАБ исходим из того, что весенние полевые работы проведутся с небольшими отклонениями, что касается объема. Что касается качества — как и чем мы будем удобрять — тут возникает много вопросов», — говорит Лисситса.
В АСУ уже спрогнозировали, что в связи с экономией на ресурсах урожайность в этом году может сократиться примерно на 20 %. «Таким образом, мы рискуем потерять наши позиции на мировом сельскохозяйственном рынке», — предупреждает исполнительный директор Международного Фонда Блейзера Олег Устенко.
Этот риск уже осенью может стать для украинской экономики провальной реальностью. В связи с военными действиями на Донбассе аграрная отрасль сегодня «переплюнула» металлургию и стала для Украины крупнейшим поставщиком валюты в страну.
По данным Государственной фискальной службы, за прошлый год страна продала продукции сельского хозяйства на 16,7 млрд долларов — это больше, чем 30 % в структуре украинского экспорта. В нынешней ситуации Украина не может позволить себе потерять даже малую часть этой доли.
«Мы понимаем, что государство сейчас не в состоянии помочь аграриям финансовыми инструментами, — отмечает Львов. — Но, пока есть время, надо пытаться хотя бы стимулировать банки на выдачу новых кредитов».

Финансовый портал «Минфин»,