Севастополь: как начиналась весна

Город русской славы вспомнил первые шаги возвращения в Россию

Старый трехэтажный дом на Корабельной стороне. Белые стены, крашеные деревянные лестницы. Арки балконов в переплетении винограда. Зимой со двора видна стальная гладь Севастопольской бухты. Летнее море слепит голубизной, но был февраль.

В квартире сразу три семьи. Пожилая медсестра из Симферополя, сама больна, температура под сорок. Мать с сыном-пятиклассникрым2ком, жители Бахчисарая. Их приютили севастопольские родственники, у которых тоже дети. Тесная квартирка превратилась в

спасительный ковчег.

Какой-то вековой булгаковский перифраз. Только более ясное и стремительное ощущение надвигающейся катастрофы. 23 февраля 2014 года, на главной площади столицы Крыма бушует 10-тысячный митинг меджлиса. Впереди исламисты — бородачи с зелеными повязками и черными знаменами. На знаменах скрещенные сабли и арабская вязь.
Януковича уже выгнали из Киева. Рефат Чубаров и Мустафа Джемилев требуют отставки правительства и парламента Республики Крым.
Национальная гвардия Украины готовится передать отрядам исламистов свои воинские арсеналы. Значит, на полуострове будет резня.

Последний слух – в Севастополе десантные корабли Черноморского флота заберут на борт русские семьи: «Начинается эвакуация!» Севастопольские электрички забиты беженцами. Казалось, это единственный путь. На север через Перекоп нельзя, в украинских степях бандерлоги охотятся за крымкрым4
чанами, жгут автобусы, забивают насмерть.

Чудом прорывается домой севастопольский «Беркут». На пылающих киевских улицах спецназ стоял до конца, пока не был предан трусом-президентом. Бойцы обняли родных, похоронили убитых товарищей и тут же добровольно вернулись на переправы Сиваша – держать оборону Крыма. Стояли с одними автоматами против минометов и бронетехники украинской армии. Когда на подмогу пришло Кубанское казачье войско, молодые «беркута» плакали: «Мы думали, что здесь умрем…»

…А в доме на Корабельной стороне женщины паковали сумки. Вещи валились из рук. Никто не знал, когда же можно ехать в гавань на погрузку. И будет ли вообще эвакуация, или флот бросит их здесь.
К полудню над центром города раздался странный гул. Звук ширился, растекаясь по бухте и Малахову кургану. Севастопольцы шли на площадь Нахимова, на митинг народной воли против украинского нацизма. Это начиналось восстание.

100 тысяч человек собрались в самом сердце города. Теснились на Графской пристани, стояли по всей площади через сквер до Памятника затопленным кораблям. Новые колонны выстраивались у монумента Екатерине II. Еще нет «вежливых людей» и прочих «зеленых человечков», еще все висит на волоске…

Победа обреченных

— Такого скопления на Нахимова я не видел никогда! Люди стояли даже на самом верху Мемориала защитникам Севастополя! – рассказывает активист «Русской весны» Евгений Репенков. — Хорошо помню, как Алексей Чалый, в ответ на единодушное желание жителей видеть его народным мэром, сказал такие слова – « …вы сегодня предлагаете мне повторить судьбу генерала Новикова, назначенного в последние дни обороны Севастополя командовать разрозненными и практически неуправляемыми советскими войсками, обреченными на смерть и плен! Но, тем не менее, я принимаю ваше предложение!». В этих словах не было позерства. А было просто чувство долга и чести, как у лейтенанта Шмидта, в тот момент, когда он принял приглашение матросов возглавить безнадежное восстание на крейсере «Очаков».

— Сам был свидетелем, как именно тогда у здания городской администрации многие мужики-севастопольцы начали стихийно собираться в отряды, — продолжает Репенков.

— Кульминацией событий стало заявление киевских властей о том, что в Крым и Севастополь будут направлены карательные «поезда дружбы». Они думали, что испугав, прогнав Януковича и захватив Киев, могут творить в этой стране все, что захотят, никого не ставя в расчет, и не рассчитывая на чье-то сопротивление.

Люди восприняли это заявление, как официальное объявление войны. Народ просто заревел. Одно дело издеваться над скованным по рукам и ногам «Беркутом», а совсем другое дело оскорбить великий Севастополь. И если у кого и был страх, то тут он развеялся: «Приезжайте, уроды! Патронов на всех вас хватит!»
Севастопольский и крымский «Беркут» выдвинулся на Чонгар и Перекоп, чтобы перехватить непрошеных гостей. Война была на носу. Знаете, чем мне еще нравится мой город? Мой боевой город! Тем, что в нем оказалось огромное количество людей с хорошей, добротной военной подготовкой!крым6

И эта огромная масса людей поднялась в одночасье. Без раскачки и конъюнктурного выжидания. Наша группа собралась по инициативе Олега Махонина и в его же дворе. На какое-то время этот двор стал штаб-квартирой. Обязанности штабных работников исполняли жена и дочь хозяина.
Большинство из нас, не смотря на службу в рядах СА, не имело опыта городского боя. Мы пытались разработать тактику при создавшихся обстоятельствах.
Энтузиазма и желания хоть отбавляй, но какие должны быть реальные действия при появлении боевиков «Правого сектора»* , СБУ-шников, спецназа ВС Украины? Мы не знали, потому на вес золота были офицеры-отставники. Их слова слушали, как откровения.Кстати, пришедший к нам простым бойцом полковник морской пехоты Росляков Олег Юрьевич вскоре стал начальником штаба городской самообороны.
Приняли решение начать самостоятельно экипироваться и вооружаться подручными средствами. Экипировку покупали в армейских магазинах «Партизан». С оружием было сложнее.
В ход пошло все, начиная от арматуры и бит, кончая «пневматикой» и «резинострелами». Готовили компоненты для изготовления «коктейлей Молотова».
Все собравшиеся были разбиты по экипажам автомашин.
Экипажи формировались по принципу личного знакомства.
Разработали систему связи, оперативной и экстренной.
Специальные люди искали места, где можно организовать тренировки по отработке навыков городского боя и применению «коктейлей». В то время появилось название нашего подразделения – «Севастополь Без Фашизма». Его предложил командир Махонин. Ведь мы не боролись с Украиной. Мы боролись с фашистами, пришедшими к власти в Украине в результате переворота.

Люди без масок

23 февраля 2015-го — годовщина начала «Русской весны». Накануне на бывших блокпостах встретились защитники Севастополя. Инициатором акции стал мотоклуб «Ночные волки». Мотоциклисты сыграли важную роль в обороне города.
Первый на маршруте — блок-пост «Шайба».
Здесь на ялтинской трассе стоял небокрым5льшой, но очень дружный гарнизон.
— Минувший февраль запомнился патриотизм и чувством долга жителей Севастополя, – вспоминает ополченец Владимир Павлюк. — Потому что, когда нужно было всем встать – бросали свои дела и становились в строй.
В селах Гончарном и Терновке год назад дежурили десятки добровольцев. Среди них тоже были «Ночные волки». Это сложный и опасный участок обороны. Вокруг горный лес.
Гарнизон блокпоста села Фронтовое насчитывал 60 человек. Командир Андрей Ситников хранит все документы того времени: список бойцов, книгу выдачи оружия.
Самый дальний, самый многочисленный и мощный севастопольский блокпост – симферопольская трасса, село Верхнесадовое. Весной прошлого года тут стояло заграждение в несколько рядов бетонных блоков. Сразу стало понятно – в случае нападения баррикады из покрышек не спасут, нужен бетон.

Идею реализовал президент севастопольского отделения мотоклуба «Ночные волки» Дмитрий Синичкин: — Витя Потапов и я поехали на старые стройки, набрали блоки. Это всё валялось разобранное. Установили три первых блокпоста. Потом Виктор готовил въезд в Крым, занимался установкой Чонгара и Армянска. А здесь за несколько часов уже собрался люд. Весь город сюда пошёл.
Характерный штрих третьей обороны Севастополя. Ополченцы не надевали майданных балаклав. Маски на лицо нужны тем, кто боится. Здесь было страшно, но не было страха. Теперь братья по оружию будут встречаться на своих постах каждый год.

Порошенко и его каратели

«Крым оккупирован временно, и Украина уже работает над его возвращением», — говорится в последнем обращении Петра Порошенко, размещенном на его официальном сайте. Самостийный президент грозит крымчанам, что «придется возвращать все незаконно взятое и отвечать за содеянное».
Шоколадный король банален. Подобные заявы звучат с надоедливым постоянством. Совсем недавно депутат Верховной Рады, командир карательного батальона «Днепр-1» Юрий Берёза пригрозил сжечь Крым вместе со всеми жителями. Это прозвучало в прямом эфире украинского телеканала «1+1». Национальный канал принадлежит днепропетровскому губернатору-олигарху Игорю Коломойскому.
«Мы применим оружие, и вы нас никак не убедите в том, что мы будем освобождать Крым как-то культурно. Нужно будет — сожжём всех», — дословная цитата пана Березы.
Журналистка киевского телеканала «Еспресо.TV» Лариса Волошина мечтает об этнических чистках Крыма после присоединения его к Украине. Идея изложена на портале телеканала: «Что касается крымской «ваты», то не нужно ни их осознание, ни извинения. «Чемодан-вокзал-Магадан». Хочу, чтобы эта дрянь покинула нашу землю. Чтобы всю оставшуюся жизнь на просторах любимой ими России сожалели о «крымском рае», который они потеряли. Чтобы государство Украина наконец-то поставило вопрос по прибалтийскому образцу о подтверждении гражданства, о гражданах и негражданах», — требует пани Волошина.
Впрочем, не все «русские братья» являются для нее «ватой»: «После победы над Россией я буду с радостью общаться с Андреем Макаревичем, Виктором Шендеровичем и Лией Ахеджаковой».
Возвращение Крыма в Украину надо начать с тотальной «зачистки» Севастополя, при которой тамошнюю «вату» надо «поставить в позу ню», считает покинувшая полуостров украинская активистка Эльвира Булат.

Для нее также предоставлен всеукраинский телеэфир.- Если нам нужно освобождать Крым, то надо начинать с того, что Севастополь просто сравнять с землей. Его надо зачистить, потому что источник ваты – это реально Севастополь…. Это город пенсионеров, это город людей, которые там служили во время СССР, на Черноморском флоте, город офицеров, это русский город сам по себе, он даже не столько русский, сколько российский город и советский город.Когда мы будем строить политику по освобождению Крыма и политику по дальнейшему сосуществованию с крымчанами, нужно эти все моменты учитывать. Нужно будет подготовиться к моменту возвращения Крыма таким образом, чтобы в процессе возвращения был уже принят ряд законов, которые изначально поставят вот эту вату в неудобное положение, в ту позу ню, из которой надо будет потом выбегать. А тот, кто там сильно хотел умереть, – быстро умирать.

Пирс России

Десять тысяч человек отметили на Нахимовской площади нынешний Дня народной воли. Однако гораздо больше народу собралось рядом, на пирсе Морского вокзала. 23 февраля тут были пришвартованы и открыты для свободного доступа пять боевых кораблей Черноморского флота. Первым стоял расцвеченный флагами десантный корабль «Цезарь Кунников». Следом – ракетный катамаран на воздушной подушке «Бора», противолодочный «Суздалец», тральщик «Ковровец» и ракетный катер «Р-60».
Людей пускали на каждый борт. И все равно к каждому из пятерки кораблей выстроились гигантские очереди. Взрослые, молодежь и дети стояли по часу-полтора, чтобы лишь пройтись по верхней палубе, погладить броню орудийных башен, ощутить солярное тепло судовых машин. Казалось бы, зачем?
Это гарантия, что украинский кошмар никогда не придет на севастопольский берег. Тут же, в очереди на тральщик крымская журналистка Наташа говорит, что «в бешеный восторг от вхождения Крыма в РФ не пришла — проблем навалом, цены дикие». Но отвергает саму мысль о возвращении на Украину.
— Такой вариант даже не рассматривается. Что делает бывшая родина с Донецком и Луганском, вызывает в душе только ненависть. Нас заставили сидеть при свечах — в ответ ненависть. Перекрыли нам железную дорогу — ненависть. Ну а как?!

— Ты же говорила, что с Россией столько проблем.крым3

— Да это я в сердцах. Здесь еще не Россия. В лучшей симферопольской частной больнице не делают операций, которые с легкостью проводят в Краснодаре и Ростове — вздыхает Наташа. — Крым у Украины был пасынком, собакой, которой бросают кость, абы не сдохла… А после Майдана — только Россия. С любыми ценами на огурцы.
Блокпост в селе Верхнесадовое – знаковое, историческое место. Осенью 1941 года по здешней симферопольской дороге прорывались
на Севастополь гитлеровские танки. Путь фашистам в долине реки Бельбек преградили пятеро бойцов батальона морской пехоты. Когда закончились боеприпасы, наши моряки со связками гранат бросились под вражеские танки.
23 февраля 2015-го отряд блокпоста «Верхнесадовое» вместе с тысячами своих боевых товарищей торжественным парадом прошел по городу-герою. А тем временем по симферопольской трассе катались спортсмены-велосипедисты из Киева. Гоночные трико с огромными желтыми трезубцами на спине и надписью «UKRAINE» на бедрах и ягодицах.
Украинцы мчались через Верхнесадовое, словно так и надо. Говорят, катаются здесь с новогодней оттепели, дразня бандеровским трезубом крымчан. Но никто им дорогу не пересек.
— Вот если бы я поехал по Днепропетровску или Киеву с двуглавым орлом на спине – меня бы избили, арестовали или сразу убили? – размышлял наш водитель, оглядывая желто-блакитную кавалькаду. – пусть едут. Знаете, в чем наше отличие? Мы люди, а они, извините, уже зверье.

* Решением Верховного суда РФ от 17.11.2014 эта организация признана экстремистской, ее деятельность в России запрещена – ред.
Сергей Ильченко
Фото автора
Источник: http://www.svpressa.ru/