Развязка банкротства «Вамина»: полцарства – Марату Муратову.

Правительство Татарстана выкупает у Германа Грефа и Дмитрия Патрушева почти 5 млрд. рублей долгов «молочной империи».

Как стало известно «БИЗНЕС Online», «Татагролизинг», принадлежащий правительству РТ, активно скупает долги обанкротившегося «Вамин-Татарстан», чтобы в дальнейшем имущество в комфортном режиме выкупила УК «Просто молоко» Марата Муратова. Переуступка прав требования со стороны структур Сбербанка уже состоялась, договор с Россельхозбанком — в процессе. Что стоит за этими телодвижениями и как в этой связи понимать торги имуществом холдинга на 12 млрд. рублей, назначенные на февраль?

12 МИЛЛИАРДОВ — И ВАМИН ВАШ!

Застопорившийся было процесс банкротства молочной империи Вагиза Мингазова «Вамин-Татарстан» перед самым Новым годом пришел в движение. Практически все основные активы холдинга выставлены на торги. Сообщение об этом 25 декабря, на следующий день после очередного собрания кредиторов, опубликовал конкурсный управляющий ОАО «Вамин-Татарстан» Сергей Кондратьев.

Аукционы в составе двух лотов на общую сумму 12 млрд. рублей назначены на 10 и 15 февраля. Первый лот поменьше — на 1,5 млрд. рублей — сформирован из имущества, находящегося в залоге у ОАО «Татагролизинг» (на 100% принадлежит минземимущества РТ). В него входят 209 зданий и сооружений, в том числе молочные заводы и цеха, склады, домики для рабочих, профилактории, оборудование, а также земельные участки и право аренды участков, часть оборудования «Казанского молочного комбината».

Второй лот — на 10,5 млрд. рублей — включает в себя практически все остальное. Перечень занимает сотни страниц в строчку. Здесь здания и оборудование 19 молочных заводов, 5 хлебоприемных пунктов, автотранспорт, прилегающие земельные участки, магазины, сельхозтехника (сотни тракторов и «КАМАЗов»), котельные, стадо лошадей в пару десятков голов; земельные участки, взятые в аренду; финансовые вложения «Вамина» в виде акций и паев, все виды молочных продуктов в запасе (молоко, сыр, катык, йогурт), сервисные центры при заводах и прочее, прочее, прочее…

То, что спустя три года с начала процедуры банкротства дело дошло-таки до аукционной «коды», само по себе примечательно. До сих пор у команды Кондратьева всегда находились веские аргументы, чтобы каждые полгода продлевать конкурсное производство в Арбитражном суде РТ. В очередной раз такое продление до 10 марта 2016 года было получено в сентябре прошлого года. Тогда Кондратьев указал на то, что продолжаются суды по установлению начальной продажной цены с ООО «СБК Уран» — «внучкой» Сбербанка, которому компания передала свои долги. Кроме того, в наличии имелось более 600 единиц имущества в залоге у нескольких кредиторов, которые продолжали рядиться, кто из них первый в очереди. Более 2 тыс. единиц имущества и вовсе оставались не идентифицированными.

Собственно, для правительства Татарстана, имеющего большинство в совете кредиторов через «Татагролизинг» и не было причин торопиться. Имущество «Вамина» передано в аренду УК «Просто молоко» во главе с Маратом Муратовым и ООО «Сэт иле». Обе структуры стабильно работают, зарплата платится. По итогам 2014 года «Просто молоко» удвоило выручку, доведя ее до 10 млрд. рублей, при этом прибыль от продаж составила 856 млн. рублей. Чистая прибыль, впрочем, в итоге оказалась на скромные 68 млн. рублей — почти все деньги ушли по строке «прочие расходы». По всей видимости, это как раз платежи в адрес «Вамина». ООО «Сэт иле» и вовсе зафиксировало фантастическую чистую прибыль в 1,6 млрд. рублей. Как говорится, остановись мгновение, ты прекрасно! Идиллию нарушали лишь кредиторы, пытающиеся не мытьем, так катаньем получить свои деньги…

НЕ ДАТЬ ЗАРЕЗАТЬ СВЯЩЕННУЮ КОРОВУ

Напомним, изначально в общем портфеле на 12,6 млрд. рублей находились долги крупных банков, среди которых основные «АК БАРС» Банк — 3,6 млрд., Россельхозбанк — 2,9 млрд. рублей, Сбербанк — 2 млрд., «Зенит» — 1,7 млрд. рублей и Татфондбанк — 1,5 млрд. рублей. Менее значительные суммы требовали также ВТБ, Юникредитбанк, Татагропромбанк и другие кредиторы.

Первым из этой «навозной ямы» удалось выбраться «АК БАРСу»: в августе 2014 года его убытки были, что называется, национализированы — долг по номиналу у него выкупил «Татагролизинг», которому с самого начала было поручено заниматься проблемными молочными активами. Гендиректором компании является бывший сотрудник «Вамина» Азат Зиганшин, сделавший карьеру в холдинге еще в 2000 — 2010 годах, то есть при Мингазове. Затем он занял пост куратора АПК в татарстанском аппарате кабмина, а в 2012 году на три месяца вернулся в «Вамин» на пост исполнительного директора, но после старта банкротства перешел в «Татагролизинг».

Кроме того, в прошлом году несколько банков, что называется, почистили баланс, переуступив долги близким к ним структурам. Так, весной 2015 года Сбербанк передал «ваминовское бремя» своей «внучке» — ООО «СБК УРАН». «Зенит» передал права требования ООО «Казаньагропродукт», принадлежащему некоему Сергею Кононенко (судя по интернет-источникам, бывшему сотруднику банка). Наконец, в июле Татфондбанк переуступил ООО «УК ТАТИНК» 751,8 млн. рублей и, по всей видимости, провел еще одну такую же операцию на остаток долга. В самом банке нам сообщили, что «Вамин» на сегодняшний день им ничего не должен. Все эти операции несколько снизили для банков остроту вопроса (не нужно создавать резервы под плохие долги), но, понятное дело, проблему не решили.

При этом планов, как «накормить волков», не похоронив при этом системообразующий для сельского хозяйства Татарстана холдинг, за это время предлагалось немало. В августе 2014 совет кредиторов, находившийся к тому времени под контролем «Татагролизинга», принял решение «произвести продажу всего имущества ОАО «Вамин-Татарстан» единым лотом с обязательным условием — по цене не ниже 4,5 млрд. рублей при реализации путем публичного предложения».

Как к этому предложению отнеслись кредиторы — неизвестно. С одной стороны, 4,5 млрд. — это в разы меньше объема долгов, да и проведенная впоследствии оценка имущества холдинга составила свыше 15 млрд. рублей. С другой стороны, при такой схеме кредиторы все-таки получили бы свой шерсти клок и смогли бы поделить его между собой по справедливости.

Покупателем, по сведениям источников «БИЗНЕС Online», должна была выступить УК «Просто молоко», которая планировала привлечь под приобретаемое имущество кредиты и спокойно расплачиваться по ним несколько лет. Однако тут вмешался финансовый кризис. В апреле 2015 года в распоряжении «БИЗНЕС Online» оказалась копия письма, разосланного за подписью Муратова ключевым кредиторам, где он откровенно заявил, что на возврат живых денег они могут не рассчитывать: «Проведенный анализ показывает, что обслуживание и возврат кредита на выкуп имущества банкротного предприятия за счет текущей деятельности ООО «УК «Просто молоко» и ООО «Сэт иле» в условиях макроэкономической ситуации и процентных ставок по кредитам невозможны».

Раз денег нет, Муратов предложил другую схему — конвертацию долгов в акции. Согласно этой идее, после двух несостоявшихся торгов банки должны были взять имущество «Вамина» себе на баланс, а затем обменять его на долю в уставном капитале ООО «УК «Просто молоко», которое впоследствии планировалось преобразовать в акционерное общество с контрольным пакетом в руках у «Татагролизинга».

Но этот план банки, по нашим сведениям, с негодованием отвергли. Окончательно это стало понятно, когда в июле 2015 года владельцем 63% доли ООО УК «Просто молоко» вместо «Татагролизинга» стал не кто иной, как Муратов.

НАЦИОНАЛИЗАЦИЯ С ПОСЛЕДУЮЩЕЙ ПРИВАТИЗАЦИЕЙ

Каков же нынешний план? Как выяснил «БИЗНЕС Online», в преддверии торгов власти Татарстана затеяли масштабную скупку долгов у федеральных кредиторов «Вамина».

16 и 18 числа «Татагролизинг» заключил два договора на оказание услуги по оценке прав требований, оба стоимостью по 4 млн. рублей. Как следует из документов, опубликованных на сайте госзакупок, первый тендер выиграло АО НЭО «Центр», достаточно тесно сотрудничающее со Сбербанком. К слову, пост ее вице-президента занимает Олег Греф — сын Германа Грефа от первого брака. Во втором тендере победило ООО «Центр независимой экспертизы собственности», по состоянию на 20 января входящее в число 10 оценщиков, включенных Россельхозбанком в «Реестр партнеров по крупным проектам». Впрочем, и та, и другая компании — достаточно крупные и известные на рынке оценочных услуг, так что здесь возможны совпадения. Оценку они должны были завершить не позже 31 декабря 2015-го, конкретный объект не указан — можно лишь предполагать, что это как раз и есть права требования долгов «Вамина».

Первыми на сделку пошли структуры Сбербанка: 22 декабря Арбитражный суд РТ удовлетворил заявление о замене ООО «СБК Уран» на «Татагролизинг» в составе кредиторов с суммой требования чуть больше 2 млрд. рублей.

Аналогичная сделка, по сведениям наших источников на банковском рынке, в настоящее время готовится и с Россельхозбанком. За какую сумму переуступаются долги, наши источники сказать затрудняются, однако, по их словам, в случае со Сбербанком «дисконт огромный», а с Россельхозбанком он, если и есть, то гораздо меньше. То есть речь идет о сумме, близкой к 2,9 млрд. рублей.

Конечно, больше всего в этих сделках смущает источник средств. Откуда у «Татагролизинга» такие деньги в разгар кризиса? На этот вопрос наши источники только пожимают плечами — или средства предоставил бюджет республики, или они привлечены в кредит. Нельзя исключать и то, что часть средств предоставили сами кредиторы, которым со всех сторон выгоднее иметь в качество должника «Татагролизинг», чем банкротный «Вамин».

Что дальше? По всей вероятности, консолидировав у себя подавляющую часть долговой массы, «Татагролизинг» после несостоявшихся торгов попросту примет имущество «Вамина» к себе на баланс. Таково разумное объяснение того, что его залоги выведены в отдельный лот, который никому даже теоретически не может быть интересен — разрозненные куски имущества не представляют собой единый хозяйственный комплекс. Постепенно такая же судьба, надо полагать, ожидает и остальные залоги, выкупленные властями республики.

Однако на этом история не заканчивается. По сведениям наших источников, после национализации имущество «Вамина» ждет приватизация в пользу эффективного собственника — УК «Просто молоко». Как именно это будет происходить, в какие сроки и на каких условиях, пока не решено. Согласно одному из вариантов, выкупать арендуемое имущество Муратов будет за счет прибыли от ее использования. То есть речь идет о чем-то вроде лизинга. Согласно второму варианту, Муратову придется найти заемные средства на стороне и выкупить все, что ему нужно, сразу. По некоторым оценкам, на это нужно порядка 6 млрд. рублей.

Важно отметить, что новый «молочный король» собирается забрать себе лишь «полцарства», то есть только самые лакомые и жизнеспособные куски «Вамина». Еще в 2013 году Муратов сообщал СМИ, что его интересуют прежде всего такие крупные молокозаводы, как Казанский, Мамадышский, Набережночелнинский, Нижнекамский и Бугульминский, а насчет покупки другого имущества он не уверен. По данным нашего собеседника, реестр активов, которые хочет забрать «Просто молоко», уже составлен. В него, в частности, войдут 9 молокозаводов, которые компания арендует в данный момент. В чем точно не заинтересован Муратов, так это в агрофирмах и других сельхозактивах. Для них уже ведутся поиски сторонних инвесторов: есть предложения со стороны иностранных компаний.

После этого, в 2017 году наследник «Вамина» намерен приступить к активной реализации инвестиционной программы, в ходе которой будет серьезно модернизирована упаковка товара и запущено производство новых молочных продуктов. Первые шаги по ребрендингу и обновлению производственных линий уже сделаны: так, в 2015 году УК вложила 60 млн. рублей в новую сербскую линию по упаковке ПЭТ молока, кефира, сырков и других продуктов.

***

В этой истории много странного. Грядущая развязка трехлетней драмы выглядит неправдоподобно счастливой для банков. Почему правительство РТ, столько времени игравшее с ними в кошки-мышки, вдруг решило достать кошелек и заплатить? Такой хеппи-энд практически в точности повторяет недавнюю историю с банкротством «Бурундуковского элеватора». Там структуры «Ак Барс Холдинга» тоже достаточно долго с успехом водили по кругу Россельхозбанк, а потом неожиданно — бац! — и принесли 855 млн. рублей на блюдечке с голубой каемочкой.

По сведениям наших источников, совпадение не случайно — речь идет о пакетной джентельменской сделке, заключенной между руководством Татарстана и Россельхозбанком во главе с Дмитрием Патрушевым — сыном Николая Патрушева, секретаря совета безопасности РФ, экс-руководителя ФСБ. Этому способствовало то, что дела у Россельхозбанка в последнее время — швах. По итогам 2015 года банк получил почти что рекордный для российской банковской системы убыток в 69,2 млрд. рублей в связи с доформированием резервов. Неудивительно, что банк напрягает все силы, чтобы улучшить результат. Тут-то, по всей видимости, и пришло время вспомнить о друзьях из Татарстана.
Источник: http://www.dairynews.ru/news/