ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ КАПИТУЛЯЦИЯ.

Российское общество планомерно подводят к мысли о необходимости отмены запрета на поставки импортного продовольствия

После введения продовольственного эмбарго в 2014 году отечественные сельхозпроизводители впервые за долгие годы почувствовали себя востребованными и нужными. Государство объявило курс на импортозамещение и вспомнило о стратегическом значении развития агрокомплекса.
За два года, прошедших с момента введения антисанкций, российский АПК продемонстрировал заметный рост — удалось значительно увеличить производство ряда наименований продовольственной продукции, зависимость от иностранных поставок резко сократилась. Но сторонники отмены эмбарго, вольно или невольно играющие на стороне европейских товаропроизводителей, не оставляют своих попыток «продавить» одностороннюю отмену санкций, используя при этом довольно нелепые аргументы. Москва уже согласилась отменить эмбарго для продовольственного сырья, используемого для производства детского питания, — будет ли данная тенденция развиваться и дальше, вплоть до полной отмены контрсанкций?

Французские фермеры проголодались
Европейские агрохолдинги понесли колоссальные убытки после того, как Москва ответила на антироссийские санкции введением запрета на поставки продовольствия из стран Евросоюза. До «санкционной войны» импорт из ЕС составлял более 40% от общего объема импортируемых в страну продуктов питания, в 2013 году европейские поставщики продали в Россию товаров почти на 12 млрд евро.
На волне условного смягчения политической конфронтации между Москвой и Брюсселем (выражающегося, правда, только в туманных обещаниях ЕС когда-нибудь пересмотреть позицию по санкциям), европейцы активизировали свои усилия по возвращению на российский рынок.
В конце января 2016 года французский министр сельского хозяйства Стефан Ле Фоль рассказал прессе о своей поездке в Москву, в рамках которой он обсуждал с Дмитрием Медведевым перспективы отмены продуктового эмбарго. Со своей стороны, Париж ничего не может предложить России — чиновник подчеркнул, что вопрос отмены антироссийских санкций находится в компетенции общеевропейских институтов. По словам Ле Фоля, для французских аграриев вопрос о снятии эмбарго стоит «ребром» и сопряжен с перспективами банкротства.
Увы, складывается впечатление, что жалобные призывы Парижа произвели определенное впечатление на российский кабмин. 26 февраля глава французского минсельхоза сообщил, что рассчитывает уже летом добиться частичной отмены ограничений на поставку свинины в России, снятия той части запрета, которая была обусловлена не политическими, а санитарными причинами.
Отчасти прогноз Ле Фоля сбылся еще до наступления лета: российские компании — производители детского питания получили право импортировать европейское сырье: говядину, овощи, а также иные виды продовольственных товаров. Данное решение было принято неожиданно, вице-премьер Аркадий Дворкович заявил прессе, что локальная отмена санкций связана с дефицитом «органического» сырья для детского питания. При том что «органические» продукты являются исключительно нишевой продукцией, как в России, так и за рубежом, целесообразность такого решения более чем сомнительна. Уже имеется неприятный опыт, когда отмена эмбарго для безлактозных молочных продуктов привела к появлению на российских прилавках безлактозных сыров в объемах, заметно превышающих возможный спрос со стороны людей с непереносимостью молочных сахаров. Можно предположить, что и в случае поставок сырья для детского питания не обойдется без злоупотреблений. Несмотря на обещание Дмитрия Медведева продлить антисанкции еще на полтора года, наметилась тенденция к ослаблению запрета на импорт продуктов питания.
Активные противники продовольственного эмбарго воспрянули духом: в либеральной прессе снова начали появляться публикации на эту тематику. Если раньше основная мысль подобных материалов сводилась к жалобам на оскудение личного рациона после исчезновения с прилавков европейских деликатесов, то теперь пишут о том, что эмбарго якобы было пролоббировано крупнейшими агрохолдингами России. Вспоминают при этом и о связи действующего министра сельского хозяйства Александра Ткачева с главной агрокомпанией Краснодарского края, недвусмысленно намекая на то, что все государственные субсидии направляются лишь монополистам, но не среднему и малому бизнесу.
Эмбарго мало
Что бы ни писали либеральные СМИ, в действительности эмбарго выгодно в первую очередь именно небольшим хозяйствам, ориентированным на внутренний рынок. Большинство крупных агрохолдингов сконцентрировано на производстве экспортной продукции — подсолнечника, зерновых культур, сахарной свеклы и т.п. Еще до введения санкций Россия полностью обеспечивала себя, к примеру, свининой и куриным мясом — эти сферы АПК являются прерогативой крупных компаний, чьи хозяйства исчисляются сотнями тысяч голов скота или птицы. Такие предприятия, действительно, имеют валютную выручку, а также нередко и офшорные счета.
Но, во-первых, во многих сельскохозяйственных сферах интересы крупного и мелкого бизнеса не пересекаются, так как фермеры часто берутся за производство немассовой продукции вроде деликатесных сыров и колбас. А во-вторых, любой рост производства продовольствия в интересах государства — и не столь важно, кто именно его обеспечит.
Не прошло и двух лет с момента введения эмбарго, как российский АПК продемонстрировал заметный рост показателей: по итогам 2015 года сельское хозяйство стало лидирующим сектором экономики. Общий прирост составил 3,5%, но в отдельных, ранее отстававших областях достигнуты более впечатляющие результаты, например картофеля в РФ произвели больше почти на 16%.
«Всего год назад мы не видели вообще никакой перспективы. Еще 10 лет назад нам пообещали реализовать проект «Уральская деревня», но он так и остался на бумаге. А сейчас на село обратили внимание», — отметил в интервью РП фермер Владимир Долгодворов.
Конечно, проблем в сельском хозяйстве остается немало: в первую очередь аграрии страдают от общего для всей экономики «недуга» — недоступности кредитных займов. По словам директора ООО «Башкирская птица», доктора сельскохозяйственных наук Альберта Фаррахова, до тех пор пока не будет дешевых и доступных кредитов, серьезного развития ждать не приходится.
«Особенно страдают маленькие и средние производители, которым труднее справится с большими процентами, чем крупным агрохолдингам. Вся проблема в этом», — отметил эксперт. Кроме того, рост цен на энергоносители больно бьет по АПК — льготные тарифы для сельхозпроизводителей, существовавшие несколько лет назад, были отменены, и теперь фермерам приходится платить по общим расценкам.
Действительно, уповать на одно лишь эмбарго в деле возрождения сельского хозяйства нельзя, необходим целый комплекс мер. Некоторые из них применяются государством, но, конечно, в недостаточных объемах.
Однако даже в таких непростых условиях наши сельхозпроизводители развиваются — России удалось сократить почти в два раза закупки продовольствия за рубежом, такие данные озвучил в начале 2016 года президент Российской академии сельскохозяйственных наук Геннадий Романенко. Конечно, есть и недочеты, и перекосы — возможно, следовало бы больший процент государственных субсидий распределять среди малого и среднего бизнеса, а не среди крупных компаний. Но отмена эмбарго, к которой пытается подтолкнуть власть либеральное лобби, не только не решит проблем, а просто похоронит все надежды на возрождение отечественного АПК. Не говоря уже о политических издержках — односторонняя отмена санкций станет актом настоящей капитуляции перед Западом.

Источник: rusplt.ru