Почему российским масложировым производствам нечего выжимать?

Мощности по производству масел в России загружены всего на 70%. Представители отрасли и чиновники Минсельхоза вынуждены констатировать, что это — один из немногих примеров, когда перерабатывающий кластер намного опередил в своем развитии производство сырья для собственных нужд. Теперь же и промышленники, и аграрии требуют субсидий. Но должен ли бюджет платить за дисбаланс?

Потребность в импортном масле в России практически отсутствует, констатировали представители властей и бизнеса на посвященном развитию отрасли совещании, прошедшем в Белгородской области. Сейчас в страну завозится только то, что отечественные заводы не в силах произвести по объективным причинам, к примеру, то же пальмовое масло. Если же говорить о традиционном для русской кухни подсолнечном, то ежегодно показатели его производства растут. Так, только в минувшем году увеличение составило 32%. Индексы перерабатывающей промышленности тоже поднимаются — примерно на 2% от года к году, а выручка за последние несколько лет удвоилась, пишет Российская газета.

Впрочем, по мнению директора департамента пищевой и перерабатывающей промышленности Минсельхоза России Евгения Ахпашева, есть в этой позитивной ситуации один парадоксальный момент.

— Все это время благодаря модернизации и высоким технологиям росли мощности перерабатывающих предприятий, — пояснил он. — Но их загруженность снижалась и в 2016 году достигла 65%. Это легкий сигнал о том, что надо оценивать создание дополнительных мощностей по переработке.

Лидерами по производству масел в России называют три округа — Центральный, Южный и Приволжский. И нехватка сырья для переработки, несмотря на разные климатические условия и специфику сельского хозяйства в каждом из них, стала общей проблемой. В ЦФО, к примеру, перерабатывающие предприятия могут увеличить выпуск масла более чем на 40%. Только тогда заводы будут работать в полную силу.

О том, что сырьевая база не обеспечивает потребностей промышленности, говорит и исполнительный директор российского масложирового союза Михаил Мальцев. Даже, казалось бы, незаменимого для севооборота в центральной части страны подсолнечника хватает лишь на 70% мощностей переработки.

С другими культурами еще сложнее. Аналитик сырьевых рынков Владимир Жилин отмечает, что той же сои в центральной части страны не хватает из-за низкой урожайности культуры, а везти ее через всю Россию — дороже, чем из Бразилии или Аргентины. Если же говорить о тех культурах, которые аграриями были забыты, а теперь возвращены в севооборот, таких, к примеру, как рыжик или сафлор, то спрос на масло из них невелик на отечественном рынке, а стремление исключительно к экспорту — это большой риск.

Переработчики уверены, что решить все проблемы можно во многом благодаря государственной поддержке отрасли. Михаил Мальцев отмечает, что добавочная стоимость продукта (бутылки подсолнечного масла) не так велика, как все привыкли думать.

— 56% стоимости уходит производителям маслосемян, 40% — торговым сетям, — уточнил он. — Из прибыли на масложировую отрасль в целом приходится лишь 2,5%.

Поэтому участники союза предложили поддержать отрасль и субсидированием, и льготными кредитами. Представитель союза производителей растительных масел Сергей Каменецкий, на примере предприятия, на котором сам работает, объяснил, как сильно зависит производство от поддержки.

— В прошлом году мы «провалились» по субсидиям. Сформировалась не профинансированная потребность в производстве, и наш случай не уникален, — рассказал он. — Но мы всегда смотрим на экономику. Гнаться за литрами и тоннами — не наша позиция. Если нам выгоднее не произвести, мы так и поступим.

Предприниматели подчеркивают, что надеяться на постоянство спроса не приходится. По данным статистики, в последнее время потребление продуктов питания в целом снизилось на 20%, и хотя конкретно падение спроса на масло никто не просчитал, производитель его почувствовал.

Существует и жесткая зависимость отрасли от правил ритейла.

— Цены падают, но не в торговых сетях, — заметил Сергей Каменецкий. — Нужно внести изменения в законодательство, регламентирующее фиксированную наценку, чтобы стоимость продуктов в магазинах шла за ценой производителя.

Как будет меняться ситуация — прогнозировать сложно. Директор орловского предприятия по переработке рапса Константин Грушенко отмечает, что пока все складывается не в пользу промышленников.

— Переработку рапса сдерживает его низкая урожайность, — добавил Владимир Жилин. — У нас средний показатель — 10 ц, а для всего мира 30 ц — это норма. Проблему надо решать еще в поле, а не на заводах.

По мнению аналитика, оценивать рентабельность переработки той или иной культуры мало. Надо понимать, что площади пашни уже существенно не увеличить, а значит, новым для регионов культурам надо будет что-то «вытеснять».

— Но тому же рапсу с урожайностью в 10 ц сложно что-то вытеснить, — объяснил Жилин. — Ведь даже озимый вымерзает и в центре страны, и на юге. Рыжик, сафлор и лен, к примеру, будут востребованы, но на тех площадях, где в принципе ничего другого не растет. И надо сказать, что и для производителя, и для переработчика они не так уж и маржинальны.

А вот у сои, по словам эксперта, большое будущее. Ее урожайность уверенно растет даже в тех регионах, где раньше не собирались ее выращивать. Но даже в этом случае возникает вопрос: какую культуру вытеснит соя?

— Мы понимаем, что это очень технологичная культура, и за ее выращивание берутся только лучшие производители, — продолжает Жилин. — И они же прекрасно справляются с производством и других культур — ячменя или пшеницы. Как бы там ни было, ясно одно: потенциал экстенсивного роста очень ограничен. Севооборот — на пределе. На рост площадей по той или иной культуре мы можем надеяться только в регионах «второго эшелона», тех, где тот же подсолнечник выращивают меньше: это Курская, Брянская области. А весь потенциал по приросту производства зависит исключительно от агротехнологий.

С доводами эксперта согласилось большинство представителей бизнес-сообщества. Однако ответа на вопрос — как же власти сбалансируют производство сырья для масел и его переработку, это не дает. Заместитель министра сельского хозяйства Павел Чекмарев отметил, что сделать это аграрии и промышленники смогут сами.

— Все, кто занимается переработкой, должны иметь договор от производителя сырья, — резюмировал он. — Это пока у нас идет стихийное производство маслосемян: что вырастили, то и продали, и неизвестно, куда «уехал» этот товар, может, в совершенно другой регион.

Источник: http://agronews.by/news/