МОЛОДЫЕ ФЕРМЕРЫ ЕВРОСОЮЗА ПРОТИВОСТОЯТ УДАРУ РОССИЙСКИХ САНКЦИЙ

Уход России с европейского фруктового рынка повлёк за собой множественные последствия

Кажется, что ферма Фабио Ламбертини с её аккуратными рядами холеных грушевых деревьев и баррикады Восточной Украины находятся в разных мирах, но напряженные политические отношения между Россией и Европейским союзом отразились и на спокойствии итальянской глубинки.
«Все боятся», — говорит 25-летний Ламбертини. Мы беседуем в доме его семьи, который стоит посреди ветреных моденских полей.
«Цены заметно упали».
В августе Россия объявила эмбарго сроком на один год на мясо, рыбу, молочную продукцию, фрукты и овощи из стран Евросоюза, США и некоторых других западных стран в ответ на экономические санкции в связи с действиями Москвы по отношению к Украине.
Пока гнев на Россию, поддерживающую жителей Юго-Востока Украины, не обернулся торговой войной, будущее казалось Ламбертини блестящим. Запросы развивающихся рынков росли, инвестиции в строительство, солнечные батареи и ирригационные системы означали, что продажи должны повыситься.
Нам пока ещё не известны точные суммы, которые фермеры ЕС потеряли с 7 августа, когда Москва наложила запрет. Этот поступок последовал за санкциями ЕС против ключевых российских энергетических и оборонных компаний.
Поставки ферм ЕС в Россию оценивались приблизительно в 11 миллиардов евро в год, что составляло около 10 % всех сельскохозяйственных продаж. Игра в «око за око» обошлась фермерам очень дорого.
«Политические решения не имеют ничего общего с жизнью простых людей», — сказал Ламбертини в интервью «Томпсон Рейтерс Фаундейшн». «Именно мы, фермеры, платим за эти решения», — продолжил он свою мысль.
Итальянские фермеры, товарищи Ламбертини по несчастью, в прошлом году продали России еды и напитков на примерно 706 миллионов евро, опережая других членов ЕС: Польшу, Германию, Францию, Нидерланды.
Уход России с европейского фруктового рынка повлёк за собой множественные последствия по всей Европе, так как фермеры торопятся избавиться от скоропортящейся продукции, скопившейся вследствие больших урожаев.
Франческо Винченци, президент «Колдиретти Модена», местной фермерской ассоциации, заявил, что в ситуации с ценами на фрукты Европа вошла в «порочный круг».
«Итальянские груши забирали 10-15 % российского рынка. Другие страны делили между собой оставшиеся 90 %», — рассказал «Томпсон Рейтерс Фаундейшн» Винченци.
«Из-за санкций Голландия и Испания начали экспортировать продукцию в европейские страны, где итальянские продукты ранее не знали конкуренции».
В прошлом году за килограмм груш фермеры выручали примерно 50 центов, но, по оценкам «Колдиретти», из-за торгового конфликта цена может упасть до 40 центов.
В 2013 году Россия купила итальянских фруктов и овощей на 72 миллиона евро, на такую же сумму молочной продукции, мяса на 61 миллион евро, макаронных изделий на 50 миллионов евро.
«Мы инвестировали много денег, чтобы попасть на российский рынок», — сказал Винченци. «Сейчас Россия не принимает нашу продукцию, и мы теряем эти инвестиции».
Теперь, когда европейская продукция покинула российские полки, Турция, Китай и Латинская Америка торопятся их занять. И даже если санкции будут отменены, европейские фермеры волнуются, что не смогут вернуться на российский рынок.
Вино неприкосновенно
Запрет на ввоз продукции в Россию не касается алкоголя, что должно сохранить продажи вина, составивших, по сообщению «Колдиретти», 16 % экспорта итальянской еды и напитков в Россию.
Если действие санкций затянется во времени, фермерам стоит задуматься о выращивании различных сельскохозяйственных культур, соответствующих запросу рынка. В случае с грушами требуется примерно 6 лет, прежде чем они начнут приносить плоды. «Изменить производство не так уж легко», — говорит Гаэтано Ламбертини, отец Фабио.
В августе ЕС объявил о создании программы помощи пострадавшим от санкций фермерам, стартовый фонд которой составил 125 миллионов евро. Как заявляют официальные представители ЕС, в скором времени должен быть представлен обновлённый план действий.
А на своей ферме Фабио Ламбертини играет с собаками и обсуждает с отцом недавнюю постройку амбара с солнечными батареями. Он настроен оптимистически и верит в то, что русские снова будут покупать его груши. Остаётся лишь надеяться, что это произойдёт пораньше.
«Сельское хозяйство — суровый бизнес, полный взлетов и падений», — говорит Фабио. «Проблем у сельскохозяйственного рынка всегда хватало, но сейчас мы столкнулись с чем-то новым».

Источник://www.agroxxi.ru/