Клонирование животных: прогресс или аморальная технология?

В 1984 году в лаборатории датского ученого Стина Вилладсена был проведен первый успешный эксперимент по клонированию млекопитающего.

Используя метод пересадки ядра, он создал овцу из эмбриональных клеток. Особый интерес к клонированию появился чуть позже, в 1990-е годы, что послужило благоприятной почвой для ряда достижений. Так, в 1995 году британским ученым Иэну Уилмуту и Киту Кэмпбеллу удалось клонировать и вырастить овец Меган и Мораг. Для создания клонов был использован генетический материал двух изолированных эмбрионов. Эти же профессора первыми поставили эксперимент по клонированию животного из клеток взрослой особи. Итогом кропотливой работы стало появление на свет овцы Долли в июле 1996 года. Хоть она и не была первым клоном животного, но, пожалуй, стала самой знаменитой их них. Это событие вдохновило ученых по всему миру на продолжение экспериментов.
Возможные риски у животных, связанные с клонированием
•Иммунологическая недостаточность
•Генетические аномалии
•Частая эмбриональная смертность
•Многоводие
•Проблемы с терморегуляцией
•Послеродовая смертность

Как отмечают эксперты, сегодня в США, Бразилии и Новой Зеландии клонирование животных получает все более широкое распространение. Наряду с этим в Китае увенчался успехом очередной эксперимент: первая клонированная генетически модифицированная корова принесла потомство — здорового теленка. Примечательно, что матери новорожденного, созданной в 2012 году, был внедрен специальный ген, увеличивающий слой жира на мышцах. Особую значимость случившемуся придает тот факт, что в Поднебесной отмечается недостаток пород крупного рогатого скота, дающих мраморную говядину. Вследствие этого китайцам приходится нести расходы, закупая продукцию импортного производства. Таким образом, по мнению зарубежных экспертов, рождение здорового теленка-клона дает надежду на более динамичное развитие в Китае собственного рынка по производству домашней мраморной говядины.
Однако таким экспериментам зеленый свет дан далеко не во всех странах. Более того, на территории многих государств введен запрет на клонирование животных в продовольственных целях. Так, в сентябре 2015 года Европарламент одобрил соответствующий законопроект, распространяющий свое действие на все страны Евросоюза. Документ предполагает введение запрета на ввоз мяса клонированных животных из других стран. Ряд экспертов, негативно относящихся к клонированию, ссылаются на исследования, зафиксировавшие повышенную смертность у потомства животных-клонов, а также наличие у них различных аномалий. Их оппоненты выступают против наложения табу на клонирование, утверждая, что мясо клонов безопасно для употребления в пищу.
Корова из пробирки
В России над этой дилеммой, судя по всему, думать еще рано. Для развития клонирования в сфере животноводства нет ни специалистов, ни лабораторий, а самое главное, хозяйств, готовых работать в этом направлении, говорит генеральный директор лаборатории экстракорпорального оплодотворения и трансплантации эмбрионов КРС «ИН ВИТРО Россия» (Воронежская обл., трансплантация эмбрионов, искусственное осеменение, репродукция КРС) Екатерина Зимина. «Процесс создания животных-клонов весьма затратный, — рассказывает она. — По сравнению с трансплантацией эмбрионов цена вопроса в клонировании в сотни тысяч раз выше. Например, средняя стоимость одной клонированной коровы или быка-производителя в Бразилии — около $400−500 тыс. за животное. Цена варьируется в зависимости от прайса лаборатории».
По подсчетам Зиминой, более половины мирового производства клонов — это спортивные лошади. Их цена для покупателя доходит до $1,8 млн. Наряду со спортивным коневодством лаборатории Америки и Бразилии производят животных для молочного животноводства. По заказу хозяйств могут быть клонированы как коровы-доноры, от которых получают материнскую часть родословной, так и быки-производители, используемые для создания новых, более совершенных бычков. Последних выращивают и в дальнейшем продают производимую ими сперму другим хозяйствам.
Клонирование достаточно трудоемкий процесс, отмечает Зимина. Чтобы получить клонированное животное, требуется минимум 1,5−2 года. Иногда требуется до 10−15 попыток, чтобы эмбрион прижился в конкретном реципиенте. Причем отбор животных довольно жесткий, да и сама беременность зачастую протекает с осложнениями, которые пока, к сожалению, не поддаются объяснению науки. «Это может быть многоводие, частая эмбриональная смертность. Кроме того, у животных-клонов нередки проблемы с терморегуляцией: когда они рождаются, то не могут в течение первых трех суток регулировать собственную температуру. Чтобы контролировать этот процесс, специалисты круглосуточно измеряют температуру животных и при необходимости либо согревают, либо охлаждают их», — объясняет Зимина. По словам эксперта, появившийся на свет клон находится в лаборатории под пристальным присмотром ветеринарных врачей не менее 6−8 месяцев. Только после того, как животное подрастет, его вместе с реципиентом (либо с кобылой, либо с коровой) передают заказчику.
Аморальная технология?
И все же, несмотря на трудности и затраты, связанные с организацией процесса клонирования сельскохозяйственных животных, в России подумывают о развитии этой технологии.
Директор по науке кластера биологических и медицинских технологий фонда «Сколково» (г. Москва, развитие инновационных технологий) Юрий Никольский считает, что развитие в России технологии клонирования сельскохозяйственных животных — вопрос обозримого будущего. «Может быть, уже через 2−3 года мы увидим российские хозяйства, которые начнут ее использовать в животноводстве и аквакультуре. Как минимум несколько агрохолдингов смогут развить это направление, но называть конкретные имена и названия организаций преждевременно», — говорит эксперт. По его словам, на сегодняшний день технология клонирования животных уже достаточно зрелая для того, чтобы применять ее в хозяйствах. Фонд, в свою очередь, в рамках поддержки стартапов по направлению животноводства намерен предоставлять гранты лучшим проектам. Также резидентам «Сколково» гарантированы налоговые льготы, им оказывается помощь в регистрации и защите интеллектуальной собственности, технологическая и другая поддержка.
Однако, помимо дороговизны самой технологии, есть еще и проблема неоднозначного к ней отношения. «Я не уверен, что у потребителей будет пользоваться спросом мясо животных-клонов, — говорит зоотехник-селекционер племзавода «Зеленоградское» (Московская область, племенное молочное скотоводство, выращивание и продажа молодняка, производство картофеля и выращивание кормовых культур) Владимир Чувиков. — Могу предположить, что покупатели отнесутся несколько настороженно к столь нестандартному гастрономическому предложению».
С ним солидарен председатель совета директоров «ЭКО ФЕРМА «Климовская» (Калужская обл.; производитель племенных животных датской генетики Dan Avl) Владимир Шалупенко. «Морально-этическая сторона применения технологии клонирования еще не решена. В частности, это одна из причин того, что рассуждать об экономической эффективности процесса преждевременно. И даже если в России эта технология найдет свое применение, мы не планируем ее использование в обозримом будущем», — говорит специалист.
По словам Шалупенко, некоторое время назад ученые предложили ему использовать технологию легкого облучения яиц для лучшей выводимости цыплят в инкубаторе. «Это была микроскопическая доза — меньше, чем та, которой подвергается человек, скажем, поднявшись в горы. Но я отказался от получения экономического эффекта, который должна дать эта технология, так как уверен, что люди не оценили бы продукт от «курицы, поднимающейся в горы», — иронизирует аграрий.
Впрочем, генеральный директор Национального союза производителей говядины Денис Черкесов убежден, что вопрос готовности потребителя к потреблению мяса и молока клонированных животных — это вопрос времени. «Я уверен, что большинство людей даже не задумывались над этим. К тому же нет никаких оснований предполагать, что это мясо и молоко будет чем-то отличаться от продукции неклонированных животных (в отличие от генно-модифицированной продукции)», — рассуждает он.
По мнению экспертов, вопрос этической составляющей не должен стать камнем преткновения для развития клонирования на российском рынке. «Если потребитель знает, что животное выращивалось для того, чтобы впоследствии быть съеденным, то вряд ли у него возникнет противоречие от того, что оно создано для этих же целей новым способом», — полагает коммерческий директор ООО «Селекционно-гибридный центр» (Воронежская обл.) Светлана Преснакова.
С ней согласен Черкесов. «Не уверен, что с употреблением продукции от клонированных животных как-то связан вопрос этики и морали, — говорит он. — Ни в одной религии мира не прописан запрет на клонирование или на употребление мяса или молока клонированных животных. Тем не менее я не удивлюсь возникновению острой полемики на эту тему».
И все же, продолжает Преснакова, тормозить развитие клонирования в промышленных масштабах прежде всего будет дороговизна этой технологии, более затратная по себестоимости по сравнению с разведением животных традиционными методами. Впрочем, одним из основных сдерживающих факторов может стать и другая проблема — отсутствие необходимого количества высококвалифицированных специалистов в этой области, рассуждает эксперт. Но даже создание базы компетентных работников вряд ли сделает развитие этой технологии целесообразным, считает она. «Лучше направить усилия на повышение качества труда и сокращение себестоимости по уже имеющимся технологиям разведения, содержания и выращивания животных. Они более чем эффективны, если делать все правильно», — считает Преснакова. К тому же найти специалистов и построить лаборатории — меньшая проблема, чем отыскать фермеров, желающих платить деньги, в которые обходится создание клонированного животного, добавляет Зимина.
Клонирование VS эмбриотрансфер
По оценке Салиса Каракотова, генерального директора компании «Щелково Агрохим» (Московская обл., производство пестицидов и агрохимикатов, животноводство, в частности реализация проекта по эмбриотрансферу), клонирование сельскохозяйственных животных не будет иметь практического применения как минимум в ближайшие 50 лет.
«В технологическом смысле российский рынок пока не готов к использованию этой технологии для наращивания поголовья и увеличения объемов производимого мяса и молока. Причина в том, что клонирование — весьма сложный и трудоемкий процесс, который к тому же не даст быстрого эффекта. Надо сперва досконально изучить и использовать эмбриотрансфер и сексированное осеменение, а уже после можно задуматься над созданием животных-клонов», — считает Каракотов.
В том, что технология трансплантации эмбрионов сегодня актуальнее и представляет больший интерес для российских аграриев, убежден и Чувиков. «Клонирование, безусловно, уступает эмбриотрансферу, — говорит он. — Представим, что предприятие купило клонированного быка-производителя за несколько сотен тысяч долларов. Это элементарно нерентабельно, поскольку он не даст больше 2 тыс. доз фиксированной спермы за год. Гораздо проще, применяя технологию эмбриологии, выводить от конкретных коровы и быка выдающихся особей и использовать их в стаде. Эффект будет практически таким же, зато на порядок дешевле, учитывая, что средняя стоимость эмбриона варьируется от 2 до 10 тыс. руб. Хотя все, конечно, зависит от ценности материала».
Черкесов, напротив, считает, что клонирование сельскохозяйственных животных — тема для российского рынка новая и интересная, хотя при этом и отмечает множество факторов, которые могут сдерживать развитие этого направления. «В России есть множество предприятий, работающих над улучшением племенного потенциала своих животных и, естественно, над увеличением продуктивности. У них могут вызвать интерес лаборатории по клонированию», — не сомневается эксперт.
Впрочем, есть несколько спорных моментов, вызывающих сомнение в целесообразности масштабного использования данного метода, не отрицает Черкесов. Например, это может серьезно навредить племенной работе, в которой важнейшим является генетическое разнообразие. «Даже если клонирование будет массово использоваться на самых породистых и высокопродуктивных животных, то это только на начальном этапе даст прибавку в объемах производства сельхозпродукции, но через небольшой отрезок времени вызовет стагнацию, причем как в племенном развитии, так и в приросте производства, — прогнозирует эксперт. — Во-вторых, у всех животных есть генетические предрасположенности к различным заболеваниям, а у высокопродуктивных животных они проявляются сильнее. А значит, массовое использование метода клонирования увеличивает ветеринарную угрозу».
По мнению Черкесова, оба фактора говорят о необходимости регулирования использования данного метода в будущем. В противном случае при бесконтрольном массовом клонировании животных можно потерять собственное племенное стадо и оказаться в полной зависимости от импорта племенного материала, или же утратить стада от внезапных вспышек различных заболеваний, предупреждает эксперт.
О том, что важно иметь разнообразие внутри породы, а не однотипность, когда ведешь племенную работу, говорит и Чувиков. Это, по мнению специалиста, важный аргумент против клонирования. «Если полностью зависеть от компаний, поставляющих клонированный материал, то у предприятий не будет никакого развития. Ничего выдающегося племенные хозяйства сделать не смогут, поскольку останутся на том уровне исходных данных поголовья (так как отсутствие генетического разнообразия — это эволюционный тупик), который им будут поставлять лаборатории, — убежден Чувиков. — Кроме того, покупка, например, клона быка-производителя предполагает, что на другом предприятии может стоять особь с абсолютно такими же характеристиками. И тогда, чтобы не понести убытки, племстанциям останется только конкурировать между собой за счет снижения цены на производимую их животными фиксированную сперму».
В любом случае, прежде чем развивать клонирование, необходимо создать организацию, которая проводила бы независимую оценку племенного скота. А такая система в России отсутствует, констатирует Черкесов. «Возникает логичный вопрос: кто и как будет выбирать животных для клонирования? — вопрошает эксперт. — Практически во всех странах с развитым животноводством существует независимая от государства система ведения племенного животноводства, основу которых составляют ассоциации по породам, которые ведут племенную книгу и создают различные независимые системы оценки племенного скота. Без такой системы выбор животных для клонирования будет носить бессистемный и низкоэффективный характер».

Источник:http://piginfo.ru/news/