Как посеем: чем грозит агросектору новое регулирование рынка семян

Введение дополнительного контроля использования импортных семян вызвало возражения растениеводов, а проект закона «О семеноводстве» — отечественных селекционеров и семеноводов

Пандемия коронавируса и связанные с ней логистические сбои при поставках товаров из-за рубежа резко обострили вопрос продовольственной безопасности страны, в том числе самообеспеченности семенами. В феврале Минсельхоз оценил долю отечественных семян на рынке на уровне 63%, тогда как Доктрина продбезопасности предполагает минимум 75%. «Мы будем увеличивать долю отечественных семян фактически в ручном режиме», — говорил тогда первый замглавы агроведомства Джамбулат Хатуов. Весной были представлены сразу две инициативы, касающиеся оборота отечественных и импортных семян, которые вызвали критику со стороны бизнес-сообщества.

Старый закон лучше нового

30 апреля в правительство был внесен проект нового закона «О семеноводстве». Документ предлагает несколько нововведений, касающихся работы семеноводческих предприятий: лицензирования их деятельности, обязательной сертификации семян и оформления генетических паспортов. Представители шести отраслевых союзов и ассоциаций подписали резолюцию против таких мер, поскольку считают, что они могут полностью парализовать оборот отечественных семян.

«Последний год все союзы достаточно плотно работали с Минсельхозом, были неоднократные встречи, нам импонировало, что министерство начало продвигать отечественную селекцию, — рассказал «Агроинвестору» президент Национальной ассоциации производителей семян кукурузы и подсолнечника (НАПСКиП) Игорь Лобач. — В марте нам прислали новый законопроект, попросили подготовить свои замечания, которые мы отправили в министерство 23 марта и рассчитывали на их обсуждение. Однако после 9 мая мы узнали, что законопроект внесен в правительство, и почти никакие наши замечания в нем не были учтены. Мы провели еще одно обсуждение законопроекта с членами ассоциации в режиме видеоконференции, а затем — совещание с другими союзами, где и приняли резолюцию». Впервые за 20 лет подготовки новой редакции закона позиции отраслевых семеноводческих союзов почти совпали: чем принимать такой закон, лучше работать по старому, говорит Лобач. По коллективной оценке представителей отраслевых организаций, лицензирование семеноводства станет дополнительной нагрузкой на семеноводческий бизнес, при этом никак не повлияет на качество семян.

«Лицензирование уже было с 2000 по 2006 годы, и это не улучшило ситуацию на рынке: как были производители контрафакта, так они и остались, все могли добыть лицензию, — отмечает Лобач. — Мы считаем, что более продуктивно идти по пути саморегулирования, как это принято в западных странах — лидерах по производству семян». Сейчас требования к сортовым и посевным качествам семян устанавливаются не в лицензионном порядке, уточняет он.

Что касается обязательной сертификации семян, то эта мера вступает в противоречие с ФЗ «О техническом регулировании». «Сегодня при добровольной сертификации по факту каждая партия семян и так сопровождается сертификатом. Мы не против сертификации вообще, но как только закон сделает ее обязательной, потребуется принять дополнительные подзаконные акты: постановлением правительства семена должны будут включить в перечень продукции, которая может угрожать жизни и здоровью людей, также должен быть принят регламент производства семян, — поясняет Лобач. — Принятие этих документов потребует немало времени. И если сейчас закон установит обязательную сертификацию, уже буквально с января мы не сможем продать ни одного килограмма семян, оборот остановится, при этом зарубежные компании смогут ввозить свою продукцию и торговать ею, так как имеют международные сертификаты».

Возражения участников рынка вызывает и сосредоточение функций контроля, надзора и оказания услуг по сертификации в руках одного исполнительного органа. А с учетом того, что закон предусматривает контроль выращивания, подготовки, хранения и реализации семян, создаются условия «прямого вмешательства контролирующего органа в хозяйственную деятельность семеноводческой организации».

Что касается генетических паспортов, то, по оценке НАПСКиП, рынок к этому технически не готов: нет утвержденных методик, лабораторий, специалистов. «Если и нужно вводить это требование в закон, то в отложенной форме, до решения этих вопросов», — уверен Лобач.

Резолюцию отправили в Совет Федерации, Госдуму и правительство страны. Вслед за этим Минсельхоз провел совещание, на котором еще раз обсуждались основные положения законопроекта. «Нас попросили доработать свои предложения, сложилось впечатление, что частично с нашими доводами согласились, — комментирует Лобач. — В том, что лицензирование — излишне жесткая мера, я думаю, мы нашли понимание. По сертификации и генпаспортам просим, чтобы эта мера, если она будет принята, имела отложенный характер. Тогда это будет закон на перспективу, не будет резких движений, которые могут негативно повлиять на оборот семян». Гендиректор Национального союза селекционеров и семеноводов Анатолий Михилев тоже считает, что начался конструктивный диалог. «Кое-какие изменения, поправки в нашу пользу внесли. Сейчас мы готовим свои предложения. Какой будет реакция — посмотрим», — говорит он.

Представители союзов и ассоциаций не отрицают необходимость регулирования оборота семян для решения системных проблем, самая острая из которых — фальсификация. «В большей мере это касается семян кукурузы, отчасти подсолнечника. Отличить семена от товарного зерна можно только в процессе выращивания, сравнивая с эталоном. В течение пяти лет мы проводим грунтовой контроль совместно с Россельхозцентром, это помогло снизить долю фальсификата на рынке с 35% до 9%, — рассказывает Игорь Лобач. — Я считаю, что прежде всего нужна открытость в документообороте: где купили, где посеяли и сколько, сколько вырастили, отдали на завод. Бывают случаи, когда псевдосеменоводы покупают родительские формы на 100 га, а получают семена с площади 280 га. Конечно, ни о какой сортовой чистоте тут не может быть и речи».

По его мнению, также необходимо проработать вопрос об установлении специальных семеноводческих зон — это позволит обеспечить пространственную изоляцию, необходимую для производства семян подсолнечника и кукурузы. Поэтому новый закон «О семеноводстве» нужен, но он должен создавать равные конкурентные условия для всех участников рынка.

В качестве примера неравной конкуренции Лобач приводит ситуацию с оформлением карантинных сертификатов: чтобы перевезти партию семян из Краснодарского края, например, в Тюмень, семеноводам приходится проводить фитосанитарное обследование, и эта процедура может повторяться несколько раз в случае дробления партии. При этом для иностранных компаний до сих пор требовалось лишь один раз получить фитосанитарный сертификат при ввозе семян в Россию. Впрочем, эту диспропорцию в какой-то степени устраняет второе нововведение, которое связано с контролем использования импортных семян. Впрочем, и оно вызывает вопросы.

2510530d45caa9814d06486315e5f4af.jpg


Легион-Медиа

Приказано проверить дважды

С 4 мая вступил в силу приказ Минсельхоза №112 от 06.03.2020, который устанавливает для юрлиц и предпринимателей новый порядок посева и посадки подкарантинной продукции, ввезенной из иностранных государств. В частности, за пять дней до посева импортных семян сельхозпроизводители должны уведомить Россельхознадзор о наименовании, количестве подкарантинной продукции, реквизитах фитосанитарного сертификата, карантинного сертификата (при его наличии). В течение трех дней сотрудник Россельхознадзора обязан согласовать дату выездной проверки, провести отбор проб и карантинное фитосанитарное обследование семян.

Российский зерновой союз (РЗС) направил в Минэкономразвития письмо с просьбой исключить пункты, устанавливающие дополнительный контроль. «Дата посева и посадки может меняться из-за непредсказуемых агроклиматических условий. Специфика агроклиматических условий не позволяет вводить столь долгие процедуры согласования выездных проверок. Дата посева и посадки может измениться, что потребует новой заявки и нового согласования даты новой выездной проверки», — говорится в обращении. По оценке РЗС, положения приказа №112 невыполнимы из-за ограниченности кадровых ресурсов Россельхознадзора и носят коррупциогенный характер, их реализация неизбежно приведет к нарушению ключевых агротехнологических процессов. Минэкономразвития ответило союзу, что приказ составлен в соответствии с законодательством в области карантина растений.

По мнению группы агропредприятий «Ресурс», новые требования к сельхозпроизводителям вызывают сложности с оформлением документов, так как это необходимо делать в очень сжатые сроки. «Переход же на отечественный семенной материал в масштабах страны может негативно сказаться на урожайности и значительно изменить систему севооборота кукурузы, рапса, подсолнечника», — комментирует представитель холдинга. Компания выполняет все условия, несет дополнительные расходы на анализ семян, а также рассматривает вопрос о введении в штат сотрудника, который будет выполнять все работы, предусмотренные приказом.

Растениеводческий блок «Ресурса» использует 100% импортных семян подсолнечника и 88% — кукурузы. Это объясняется более высокой урожайностью иностранных гибридов, а также тем, что в условиях Ростовской области, где расположена основная часть земельного банка компании, переход на российские сорта подсолнечника невозможен из-за их неустойчивости к гербициду, применяемому для борьбы с заразихой.

Представители зарубежных компаний, которые поставляют на российский рынок семена гибридов подсолнечника и кукурузы, не прокомментировали свое отношение к новому приказу и не ответили, станет ли это для них стимулом локализовать семеноводство в России. Одна из фирм уточнила, что не хочет вступать в полемику с Минсельхозом.

Лобач считает, что локализация оказала бы положительное влияние на рынок и продбезопасность, но только в том случае, если компании будут переносить в Россию все этапы селекционного процесса и регистрировать здесь свои достижения.

РЗС полагает, что главные негативные последствия регулирования использования импортных семян могут быть заметны позже — осенью или весной следующего года. «Мы пока не получали от сельхозпроизводителей массовых сообщений о том, что на рынке произошел коллапс. Но нужно учесть, что приказ вступил в силу, когда значительные объемы семян уже были высеяны. Последствия будут видны при новой посевной», — говорит советник президента союза Максим Головин.

Гендиректор «Щелково Агрохим» Салис Каракотов считает введение дополнительного контроля импортных семян «косвенной поддержкой внутреннего производства». «Последние 20 лет ввоз иностранных семян был абсолютно льготным. Иностранцы легко входили, регистрировали свои продукты, по линии Госсорткомиссии почти ничего не платили, поэтому они аннексировали наши рыночные ниши по самым чувствительным агрокультурам: по сахарной свекле — 100%, по подсолнечнику — 60%, по кукурузе — 50%, — приводит данные он. — Идет экспансия по сое, доля иностранных сортов за несколько лет достигла 35%. Добрались и до яровой пшеницы».

По его мнению, лишний контроль решает сразу две проблемы: предотвращает ввоз нежелательных карантинных объектов и не позволяет иностранцам поставлять все подряд. Каракотов надеется, что новый порядок контроля заставит зарубежных производителей развивать селекционно-семеноводческую работу совместно с российскими компаниями. «Это позволит нам начать возвращать утраченное», — добавляет он.

В то же время он говорит о необходимости принятия дополнительных мер по поддержке элитного семеноводства. Законопроект «О семеноводстве» в том виде, в каком он представлен сейчас, нельзя принимать, уверен Каракотов. «В нем даже нет понятия «владелец селекционного достижения». В документе сплошная путаница, и его нужно сильно дорабатывать», — считает он.

Источник: https://www.agroinvestor.ru/