Иркутский биолог-энтузиаст впервые вывел местные сорта яблонь

На это у селекционера ушло 25 лет

Над созданием первых в Южном Прибайкалье сортов яблонь иркутянин Максим Раченко трудился 25 лет. Для этого он собирал яблони со всего мира, и сейчас в его коллекции больше 200 сортов и форм, рассказывает в своем материале Наталья Федотова на портале baik-info.ru.

Журналист пообщалась с селекционером и узнала интересные подробности.

— Максим Анатольевич, свои сорта яблонь есть в Бурятии, Красноярске, а у нас вы первый и единственный селекционер этой культуры. Почему решили заняться именно яблонями?

 — Моя семья очень любит яблоки. Мы с женой окончили биолого­почвенный факультет ИГУ, кандидаты биологических наук. Сейчас дочь учится в аграрном университете, работает в семейном питомнике. Яблони для меня еще и моя научная работа. В 2017 году я защитил докторскую работу по селекции, семеноводству и генетике яблонь в Сибири. Работаю в Сибирском институте физиологии и биохимии растений СО РАН, параллельно тружусь как глава КФХ. Главная среди плодовых и ягодных культур нашего питомника — яблоня, интерес сибиряков к которой традиционно высок.

 — Почему?

 — Это самые экологически пластичные культуры из всех плодовых для нашего региона. Яблоня растет от Крыма до Дальнего Востока. Культуры, способной так адаптироваться под местный климат, больше нет. Для сибиряков это еще и источник витаминов и биологически активных веществ.

— Почему в таком случае у нас до сих пор не были выведены местные сорта?

 — Как говорит мой учитель, академик Евгений Седов, ученый в области селекции плодовых культур, селекция — это сладкая каторга. Необходимо 25—30 лет, чтобы сорт появился на свет. Свою первую яблоню я как любитель посадил на приусадебном участке 25 лет назад. Сейчас в моей коллекции, например, есть европейские сорта яблонь, американские, которые возделываются у нас только в стланцевой форме. Есть сорта, которые мне интересны как исследователю, в качестве донора определенного признака — колоновидности, например. Сейчас, кстати, в нашем регионе очень модны колоновидные яблони, их все покупают. Они вымерзают, а на следующий год все повторяется. Просто сегодня нет зимостойких сортов колоновидного типа. Пока еще. Но мы над этим работаем. Исследовательской площадкой для работы института как раз является наше хозяйство: 30—40 процентов всей площади питомника отдано под экспериментальную часть.

 — Получается, до появления вашего сорта надо ждать еще пять лет?

 — Генотипы уже есть, и они плодоносят, осталось пройти государственную регистрацию. Мы уже можем предложить сортообразцы садоводам, просто пока без названий. Среди них есть интереснейшие экземпляры с окрашенной мякотью — красноплодные: розовая, красная и кроваво­-красная мякоть. Красный пигмент — это антоциан, в Европе сейчас самый модный тренд. Сибирские сорта содержат большое количество фенольных соединений, витаминов группы Р, а с красной мякотью особенно полезны, поскольку содержат антиоксидант, который формирует иммунитет.

Всего у нас плодоносит семь местных сортов, три из них — красно­мякотные. Самый красный мы между собой называем Краснулей — может, так он и останется. Еще четыре — белые полукультурки летнего срока созревания, отличаются зимостойкостью… Знаете, я не люблю сладких сортов. Это китайцы приучили нас к пресно­сладкому вкусу. Яблоко традиционно должно иметь кисло­-сладкий вкус. Впрочем, мелкоплодные полукультурки — это такой кластер сортов, которые могут любого удовлетворить по вкусовым качествам. Что касается урожайности, то ее в полной мере охарактеризовать пока не можем. В новом сезоне снимем лишь третий­-четвертый урожай с маточных деревьев, которые плодоносят на своих корнях. Их нужно еще перепривить и проверить продуктивность уже в таком виде.

. Автор: Наталья Федотова). 
Источник:/www.agroxxi.ru/