«Горбачев должен каждое утро просыпаться и признаваться в очередной ошибке»

Горби (в миру Михаил Горбачев) признал, что антиалкогольная кампания была ошибкой. А вот героиня Натальи Варлей из к/ф «Кавказская пленница» говорила: «Ошибки надо не признавать. Их надо смывать…» Вопрос: «Ну, а дальше мы знаем?»

Виктор Коклюшкин, писатель:

«Примечательно, что мужик был абсолютно трезвый…»

— Я думаю, что это не единственная его ошибка. Горбачев должен каждое утро просыпаться и признаваться в очередной ошибке. Ведь у него их было очень много.
Горбачев вспоминает какие-то крохи. Ну, признал. Ну, и что тут признавать? Об этом и вспоминать-то как-то неловко…
Они тогда начали бороться с пьянством, видимо, полагая, что все наши пьяницы и алкоголики пьют только марочные вина. Наверное, поэтому и стали вырубать виноградники. Тут-то и стало понятно, кто и как затеял эту самую перестройку…
Помню, когда началась перестройка, я выступал в Театре Эстрады и пошутил над Горбачевым. Вдруг в центре зала встает мужик и кричит: «Я тебя сейчас убью!». Примечательно, что мужик был абсолютно трезвый…
Мне любопытно, этот мужик дожил до сегодняшнего дня, когда Горбачев признал свою ошибку, что он несколько погорячился с пьянством?
А вообще наш народ очень доверчивый. Верит всем — поверил и Горбачеву. Все помнят, как Михаил Сергеевич, будто экстрасенс, разводил руками…
У нас в то время было три экстрасенса: Кашпировский, Чумак и самый главный экстрасенс — Горбачев. Ну, вот, что получилось, то и получилось…

Николай Рыжков, член Совета федерации, председатель Совета министров СССР (1985-1990 гг.):

«По моему требованию на Политбюро был поставлен вопрос об антиалкогольной кампании»

— Знаете, в свое время по моей просьбе, вернее даже по моему требованию на Политбюро ЦК КПСС был поставлен вопрос об антиалкогольной кампании. Ведь тогда на Политбюро были битвы, и доходило буквально до визга, до мата.

А ведь я дважды или трижды просил Михаила Сергеевича рассмотреть на Политбюро этот вопрос, который обострился, ну, просто дальше некуда! Мы тогда увидели, что с алкогольными делами творится что-то невероятное…

С одной стороны, люди были страшно недовольны — очереди, давка и т.п., с другой — Соломенцев и Лигачев наказывают моих министров из-за того, что, допустим, в таком-то месяце на 1% продали больше коньяка, чем в прошлом месяце.
А ведь мы теряли просто огромнейшие деньги! Но Горбачев говорил: мол, хорошо, хорошо, обязательно разберемся, а сам ничего не делал. На самом деле он был недоволен, что я занимаю четкую позицию.

Знаете, в наших с ним отношениях не было теплоты. И тем не менее до 1987 года я его искренне поддерживал, потому что полагал, что он может многое сделать для страны.
Помню, я написал записку, попросил министра торговли Тереха и министра здравоохранения Чазова, чтобы мне подготовили результаты по антиалкогольной компании. Они мне все и дали…

Я посмотрел, взял прямо оттуда целые куски, написал две страницы и поручил отнести Горбачеву со словами «прошу поставить вопрос на Политбюро». И он был обязан его поставить.
И вот на Политбюро потом была такая драка, доходило буквально до оскорблений! К тому же я сказал, что написал далеко не все, а на самом деле положение вещей еще хуже.
Тогда я просто попросил принять решение о том, чтобы в этот вопрос никто не лез — ни Лигачев, ни Соломенцев.

Ведь, в конце концов, это прерогатива правительства — какую водку делать, а они довели дело до такого состояния, что мы теряли огромнейшие деньги. Но самое главное то, что творилось на улице!
Меня тогда на Политбюро здорово поддержали. Помню, сельскохозяйственник Виктор Петрович Никонов (ныне покойный) очень резко выступил, сказав, что довели страну до ужасного состояния, уничтожили виноградники…

Меня тогда действительно многие поддержали, а напротив меня сидели Лигачев и Соломенцев, у которых была другая позиция…
Постепенно разговор становился жестче и жестче, и я в конце концов говорю: «Михаил Сергеевич, у вас не складывается впечатление, что только один я здесь – пьющий человек, алкоголик, а это — два трезвенника (Лигачев и Соломенцев) сидят напротив меня?»

Но все мы знали, что Соломенцев «свою цистерну выпил»… Вот я ему и говорю: «Уж ты бы помалкивал, что ты возникаешь, что ты рот-то открываешь? Ты и свою, и мою цистерну выпил! А теперь я получаюсь пьющий, а ты, трезвенник, тут сидишь!»

Лигачев, помню, тогда побледнел, челюсть у него отвисла: «Михаил Сергеевич, Михаил Сергеевич, что он творит? Призовите его к порядку!»

А я и продолжаю: «Нечего призывать к порядку. Это вас обоих надо к порядку призвать! Вы должны отвечать стране за то, что натворили!»

Короче говоря, действительно чуть ли не до кулаков дошло, а уж до крика и до шума — точно. Лигачев кричал: «Сделайте что-то с Рыжковым, наведите порядок, он готов споить весь народ!» Я отвечаю: «Вы готовы с народом сделать всё, что угодно! Вы злоупотребляете партийной властью, наказываете моих министров, устраиваете какие-то трезвые зоны. Вы совсем оторвались от народа!»
Потом Горбачев увидел, что дело дошло почти до драки, а ведь он надеялся, что всё как-то решится само…

И вот он видит, что уже такой накал, и объявляет: «Всё, вопрос закрывается. С сегодняшнего дня вопросы алкогольных дел решает Совет министров СССР. Все остальные – туда не подходите».
А мне больше ничего и не надо было – только чтобы эта парочка не лезла, а я буду делать то, что считаю нужным…

Сергей Колесников, академик РАМН, доктор медицинских наук, профессор, бывший зампред Госдумы по охране здоровья, заслуженный деятель науки РФ:
«Люди защищают и жалеют алкоголиков»

— Когда при Горбачеве, ввели временные запреты на продажу алкоголя — тут же появилось и «пьяное такси», и бутлегерство и т.д.
К сожалению, и само наше население, и особенно правоохранительные органы не соблюдают те законы, которые приняты у нас в стране.
Кто-то хоть раз видел, чтобы милиционер сделал замечание человеку, который на улице пьет пиво? Наше общество очень толерантно к алкоголю, мало того, люди защищают и жалеют алкоголиков.
Но эту толерантность надо ломать, поскольку она не приведет ни к чему хорошему!..

Сергей Бабурин, председатель политической партии «Российский Общенародный Союз», ректор Российского государственного торгово-экономического университета (2002-2012 гг.), зампред Госдумы II, IV созывов:
«Здоровье народа только выиграет»

— По-моему, если грамотно вести войны с алкоголем, то это приведет к здоровому образу жизни. То есть здоровье народа только выиграет. Мы сами можем вполне обеспечить качественное спиртное…
Александр Гуров, генерал-лейтенант МВД, доктор юридических наук, профессор, депутат Госдумы III-V созывов, член Союза писателей РФ:
«Что-то не вижу, чтобы вся страна так уж повально пила»

— Я часто езжу по самой глубинке России и что-то не вижу, чтобы вся страна так уж повально пила.
Знаете, информацию о том, что наша страна спивается, вбрасывают те, кто не знает и не любит Россию. Где есть работа, там люди и работают, а уж где работы нет, то там пьют…
А ведь деревня начала спиваться еще при Хрущеве, когда стали обрезать огороды и запретили иметь определенное количество коров и свиней.
Тогда на селе и началась деморализация, потому что сельский труженик остался не у дел…

Юрий Кобаладзе, член неправительственного общественного объединения «Совет по внешней и оборонной политике»:
«И люди действительно стали меньше пить…»
— Сейчас раздаются голоса, что антиалкогольная программа Горбачева, которую тогда все критиковали, оказывается, дала позитивный результат и люди действительно стали меньше пить…

Александр Саргин
www.argumenti.ru