Апелляционный суд принял решение в пользу производства адыгейского сыра в других регионах

Производство адыгейского сыра может снова уйти за пределы Адыгеи. 6 марта суд принял решение в пользу предпринимателя из другого региона, против которого подал иск Союз производителей продукции «Сыр Адыгейский». Чуть ранее «Умалат» прошел через несколько апелляций, выиграв каждую их них, вследствие чего за компанией также признали право производить адыгейский сыр. Кроме того, «Умалат» подал встречный иск, в котором просит отменить решение об исключительных правах на производство адыгейского сыра в республике. Разбирательство по нему еще не завершено.

Брянский арбитражный суд недавно отклонил апелляционную жалобу Союза производителей продукции «Сыр Адыгейский». Истцы (помимо самого Союза сейчас в деле есть еще местные адыгейские переработчики молока) требовали в общей сложности 8,5 млн рублей с ответчика ЗАО «Умалат» за использование названия адыгейского сыра.

Первый иск был подан в июле прошлого года в Арбитражный суд Брянской области. В иске было отказано полностью, и апелляция была направлена в Двадцатый арбитражный апелляционный суд, который оставил решение коллег без изменения.

6 марта Первый апелляционный суд принял такое же решение по другому делупротив ИП Агамиряна Вадима Сергеевича, где исцами были также Союз производителей продукции «Сыр Адыгейский». Союз в обоих случаях требовал с ответчиков 3,5 млн рублей.

В деле с ЗАО «Умалат» изначально общая сумма исковых требований также составляла 3,5 млн рублей. В числе требований к «Умалат» было изъятие и уничтожение всей продукции с названием «Сыр Адыгейский» за счет компании.

Затем к делу присоединились производители адыгейского сыра — ОАО Молочный завод «Гиагинский», ООО «Тамбовский», ООО «Красногвардейский Молочный Завод», ООО «Адыгейский молочный завод», ООО «Молзавод «Новый», ЗАО «Молкомбинат «Адыгейский». Общая сумма требований выросла до 8,5 млн рублей, так как ООО «Молзавод «Новый» и ЗАО «Молкомбинат «Адыгейский» требовали по 0,5 млн рублей, остальные — по 1 млн рублей.

Компании планировали обязать ответчика удалить с товаров, этикеток и упаковок слова «Сыр Адыгейский» и похожее на него «Новое имя адыгейского сыра».

Суды в обоих случаях посчитали, что ни истцы, ни ответчики не производят адыгейский сыр по традиционной технологии. Весь сыр с таким названием должен производиться по технологиям 60-х годов, а потому ни адыгейские производители, ни заводы из других регионов не обладают правом на исключительное использование названия. При этом признаются исключительные права на изначальные технологии производства адыгейского сыра.

«…сыр мягкий «Сыр Адыгейский» не обладает какими-либо особыми свойствами, которые исключительно или главным образом определяются характерными для Республики Адыгея природными условиями и (или) людскими факторами; — наименование места происхождения товара «Сыр Адыгейский», хотя и представляет собой наименование географического объекта, но вошло в Российской Федерации во всеобщее употребление как обозначение товара определенного вида, не связанное с местом его производства; — третьи лица не производят сыр мягкий «Сыр Адыгейский» по технологии и с характеристиками, предусмотренными Свидетельством об исключительном праве на наименование места происхождения товара, и не используют при его производстве ГОСТ 32263-2013″, — сказано в документах суда.

В документах суда сказано, что истцы используют собственные технологические решения, которые противоречат ГОСТ 32263-2013 и ГОСТ Р 51740-2016.

«При этом ссылка истца и третьих лиц на наличие НМПТ «Сыр Адыгейский» представляет собой злоупотребление правом, направленное на недобросовестное ограничение конкуренции в сфере производства адыгейского сыра, в связи с чем, предъявление настоящего иска является злоупотреблением правом со стороны истца и третьих лиц, направленным на ограничение конкуренции в сфере производства», — написано в одном из решений, опубликованных на сайте http://kad.arbitr.ru

Ответчик в свою защиту утверждал, что у настоящего адыгейского сыра есть ряд особенностей, которые сейчас в массовом производстве никто не соблюдает. Среди них, например, осаждение белка путём внесения кислой молочной сыворотки, плетеные корзиночки из прутьев ивы, свежее цельное молоко от коров, пасущихся в предгорьях Большого Кавказа, навыки старых народных сыроделов и особый ручной труд.

Еще до этих решений суда многие аналитики отмечали, что в Адыгее недостаточно сырого молока для производства адыгейского сыра, поэтому он производится в том числе из сырья из других регионов. К тому же, мощностей в самой республике недостаточно для удовлетворения спроса.

Согласно статистическим данным, в Адыгее производится 3,5 тыс. тонн Адыгейского сыра в год при потребностях рынка в 12 тыс. тонн. По данным международной компании по исследованию рынка Nielsen, спрос на этот сыр падает уже несколько лет подряд.

По данным Союзмолоко, в 2017 году на переработку поступило 61 тыс. тонн местного сырого молока, а согласно данным АдыгеяСтат 45 тыс. тонн пошло на производство цельномолочной продукции и сливочного масла.

Однако всего на производство сыра и творога в Адыгее было израсходовано более 100 тыс. тонн молока, что говорит о том, что 83 тыс. тонн были ввезены из других регионов.

Стоит отметить, что суды в других регионах по похожим делам принимают решения в пользу производителей из Адыгеи. Это первые решения такого рода, которым удалось пройти через апелляции.