В КОРОНАКРИЗИС МОЛОЧНИКОВ ОБЛОЖАТ ОЧЕРЕДНЫМ ОБРОКОМ

Маркировка сыра и мороженого обернется ростом цен

Начавшаяся в среду добровольная маркировка молочной продукции уже летом должна стать обязательной. Маркировка и прослеживание сырья в теории могли бы вытеснить с рынка явные суррогаты вроде горящего творога, пластилиноподобного сыра и созданного из мела «молока». Но на практике маркировка потребовала от добросовестных производителей дополнительных расходов и превратилась в подобие нового налога. Эксперты напоминают, что работающая в стране система ветеринарной сертифиации «Меркурий» уже помогает отслеживать фальсификат. Производители обещают заложить свои расходы на маркировку в стоимость конечной продукции. Маркировка может оказаться по карману только крупным предприятиям. Тогда как мелкие и средние производители столкнутся с серьезными проблемами, считают эксперты.

«C этого дня любая компания может перейти к полномасштабной маркировке всей своей продукции», – говорится в сообщении Центра развития перспективных технологий (ЦРПТ) – оператора системы маркировки. До введения обязательности ЦРПТ обещает выдавать коды бесплатно, чтобы «поощрить заблаговременную подготовку участников оборота». В последующем обязательная маркировка продукции будет проходить в несколько этапов: с 1 июня 2021 года вступят в силу требования по обязательной маркировке в отношении сыров и мороженого, с 1 сентября – молочной продукции со сроком годности более 40 суток и с 1 декабря – продукции со сроком годности 40 суток и менее.

Собственно эксперимент по маркировке молочной продукции проходил с 15 июля 2019 года по 31 декабря 2020 года. По словам руководителя товарной группы «Молоко» ЦРПТ Алексея Сидорова, эксперимент позволил выработать технологические решения нанесения маркировки для всех типов упаковки, обеспечить интеграцию «Меркурия» (системы электронной ветсертификации) и «Честного знака» (системы маркировки), включить в работу поставщиков упаковки, протестировать движение продукции по всей цепи.

Отметим, еще в 2019 году правительство утвердило соглашение о государственно-частном партнерстве в маркировке и назначило частным партнером «Оператора-ЦРПТ». Соглашение с компанией было подписано на 15-летний срок. За это время ее инвестиции в проект составят 220 млрд руб. Доходная часть финансовой модели ГЧП формируется за счет взимания платы за формирование кода маркировки и услугу прослеживания – 50 коп. за код (без учета НДС).

Российские власти планомерно ужесточают контроль за молочной продукцией. Так, еще с 2018 года в стране работает система ветсертификации «Меркурий», куда заносятся сведения о производимой, перемещаемой и реализованной на территории России животноводческой продукции. В Россельхознадзоре рассчитывали, что система позволит пресечь нелегальный ввоз продовольствия на 1,4 трлн руб. в год.

А уже с 1 июля 2019 года был изменен порядок продажи молочки в продуктовых магазинах. Так, на упаковках с этого времени должны были появиться соответствующие маркировки «СЗМЖ» (с содержанием заменителей молочных жиров) и «БЗМЖ» (без содержания заменителей молочных жиров), аналогичные отметки должны указать и на ценниках. Впрочем, магазины исполняли это требование формально.

Теперь власти пошли на дальнейшее ужесточение контроля за молочной продукцией. Главная цель – снижение доли контрафактной и суррогатной продукции. Сами молочники жаловались, что им сложно конкурировать с «пальмовыми сырами», ведь стоимость продуктов с заменителями молочного жира, ожидаемо, будет более привлекательной для покупателя, чем с оригинальными молочными жирами. Различные российские ведомства неоднократно приводили свои собственные оценки доли суррогата на российский молочном рынке. К примеру, в Роспотребнадзоре ранее считали, что доля молочной продукции, не соответствующей требованиям, не превышает 7%. В Россельхознадзоре рассказывали, что по итогам 2019 года доля фальсификата на молочном рынке снизилась до 17%. При этом еще пару лет назад цифры назывались совершенно иные. «За 2018 год в службу поступило почти 5,9 тыс. уведомлений об обнаружении в обороте продукции, которая не соответствует требованиям техрегламентов. Из них большинство пришлось именно на молочную продукцию – 38,95% (почти 2,3 тыс. уведомлений)», – рассказывали в Роспотребнадзоре.

Впрочем, не все участники рынка сегодня поддерживают нововведение властей. В частности, против введения обязательной маркировки выступал Национальный союз производителей молока (Союзмолоко). Молочные лоббисты жаловались на дополнительные затраты, которые предстоит понести отрасли. В союзе подсчитали: за внедрение системы «Честный знак» отрасль должна будет платить ЦРПТ суммарно около 20 млрд руб. в год. «Это гораздо больше, чем вся государственная поддержка, предоставляемая молочникам», – подчеркивали в организации.

Производители считают, что новшества потребуют модернизации производства, которую не каждое предприятие потянет. «Мы запрашивали коммерческие предложения изготовителей маркировочных аппаратов, цены того, что нам надо, начинаются с 3 млн и доходят до 6 млн. Кроме того, установка маркировки требует изменения нашей линии по разливу молока в соответствии с требованиями по хранению маркированного молока – расширения склада. В общем, вся эта затея тянет на 20 млн», – приводили СМИ измышления замдиректора Шенкурского молочного завода Евгении Толстиковой.

Совершенно иные суммы называли в компании-операторе. На покупку оборудования для маркировки молока фермеры потратят не более 35 тыс. руб., подсчитывали в ЦРПТ. В целом расходы производителей на всю молочную отрасль оценивались в 4 млрд руб. Эта сумма получена из расчета, что затраты на единицу продукции составляют 4 копейки.

Молочники же прямо говорят, что переложат расходы на маркировку в цену конечной продукции. «С внедрением маркировки все производители повысят стоимость молочной продукции. 50 копеек стоит 1 код маркировки, минимум на четверть от этой суммы будет удорожание», – цитирует Интерфакс директора по производству компании «Агрохолдинг Талицкий» Светлану Абрамову. Для рядовых потребителей ничего не меняется, кроме роста цен на прилавках, соглашается сопредседатель Московского областного регионального отделения «Деловой России» Роман Харланов.

Внедрение цифровой маркировки негативно скажется на молочной отрасли, и прежде всего на средних и малых предприятиях, которые в текущей экономической ситуации и так находятся в зоне риска и многие из них уже на грани банкротства, соглашается зампредседателя комитета Московской торгово-промышленной палаты по развитию предпринимательства в агропромышленном комплексе Марина Петрова. По ее мнению, затраты на цифровую маркировку будут посильны только крупным предприятиям, имеющим на приемке не менее 100 т в сутки. «Но и они не смогут компенсировать эти затраты, а просто заложат расходы в цену конечной продукции», – подчеркивает эксперт.

Любые административные требования удорожают продукцию, соглашается директор Центра агропродовольственной политики РАНХиГС Наталья Шагайда. «С одной стороны, это реакция государства на постоянные требования со стороны потребителей повысить качество продукции, с другой – это удорожание продукции, за которую расплачивается потребитель. Для покупателя вообще-то важна не маркировка, а гарантии, что он купит то, что хотел, и не отравится», – отмечает она.

Петрова также ставит под сомнение расчеты ЦПРТ. «Стоимость внедрения маркировки оценивается в миллионы долларов. Например, «Хохланд Руссланд» подсчитал, что вложения составят порядка 1 млн евро», – говорит она, подчеркивая, что новация приведет к исчезновению большинства небольших и средних заводов через 1,5–2 года. «Хорошо было бы сопровождать мантры о поддержке малого бизнеса субсидиями на полную компенсацию затрат по внедрению маркировки», – предлагает Шагайда.

В дальнейшем отрасль ждет новая концентрация производства, предполагает профессор РЭУ им. Плеханова Вячеслав Чеглов. Петрова также считает, что существующей системы прослеживаемости «Меркурий» вполне достаточно. «Уже работает система, которая позволяет отслеживать каждую партию продукции. И сейчас в ней тестируется система «жир–белок» – они являются основными параметрами для молока, и отслеживание этих показателей можно будет использовать в качестве доказательств фальсификации», – указывает Петрова. Она напоминает, что система «Меркурий» была внедрена Россельхознадзором, который обладает полномочиями проверки молочных предприятий и полномочиями штрафовать и приостанавливать деятельность нарушителей. «Этих полномочий нет у ЦРПТ, поэтому проблемы фальсификата маркировка не решит, зато создаст значительные сложности для всех предприятий молочной промышленности», – считает эксперт.

Эксперты задаются вопросом, почему внедрение сложной и дорогостоящей системы цифровой маркировки проводится на фоне сложной экономической ситуации и снижения доходов населения. «Очевидно, что для части потребителей натуральные молочные продукты станут еще менее доступными», – утверждает Петрова.

По ее словам, потребители и так уже голосуют рублем в сторону более дешевой продукции. «Производство сырого молока в 2020 году выросло на 5,4%, но производство молочной продукции уже показывает торможение. Так, в 2020 году рост производства питьевого молока составил 0,6%, а объемы производства кисломолочной продукции снизились на 1%. Вместе с тем в прошлом году мы зафиксировали рост объемов производства сырных продуктов на 5,6%, что связано с тем, что потребители переходят на молочные продукты, где заменена дорогая жировая составляющая на растительный аналог», – считает она. Чеглов сомневается, что маркировка способна побороть суррогат. «Пока на низкокачественную и суррогатную продукцию есть спрос – ее не изведешь. Бизнес будет стремиться заработать. При росте доходов населения маркировка была бы более эффективной. Ну а победить зло может только государственная политика по возрождению отечественной молочной промышленности и долгая работа по формированию и поддержке отечественного фермерства.

В Союзмолоко сообщили, что в ходе совместной работы с Минпромторгом и ЦРПТ была достигнута договоренность о том, что коды могут наноситься сразу в типографии. «В связи с этим мы ждем, когда в первую очередь об этой готовности объявят именно типографии. На данный момент уровень готовности у них очень разный, но мы рассчитываем, что в ближайшие два-три месяца все типографии, работающие с производителями сыров и мороженого, будут технически оснащены всем необходимым оборудованием для нанесения кодов», — отмечают в организации.

Ольга Соловьева