«Пока у нас здесь декларации»

Юрий Трутнев о японских инвестициях на Дальнем Востоке

Вице-премьер, полпред президента на Дальнем Востоке Юрий Трутнев по итогам визита в Японию в интервью “Ъ” рассказал о том, как ускорить привлечение инвестиций в регион.

— На встречах с руководством страны и бизнесом вы говорили о необходимости ускорить процесс привлечения японских инвестиций, о чем удалось договориться?

— Инвестиции — это прежде всего доверие, вы будете вкладывать деньги только тогда, когда будете понимать, что вы их не потеряете, что не изменятся правила игры, не будут вымогать взятки. На встречах несколько раз прозвучали слова о том, что есть сложившиеся стереотипы, поэтому большой задачей является их разрушение. Это говорит о том, что мы действительно сдвинулись с места, наш инвестиционный климат изменился,— те японские компании, которые уже работают на Дальнем Востоке, это чувствуют. Но необходимо донести эту информацию и до всех остальных. Есть вещи, которые надо говорить в глаза друг другу, и то, что у нас состоялась встреча с целым рядом крупнейших японских компаний, где обсуждались конкретные проекты, является важным шагом для укрепления доверия. Среди направлений — это сельское хозяйство, деревопереработка, рыбная отрасль, отели, переработка минеральных ресурсов.

— Какие вопросы просит решить японский бизнес? Вы отметили возможность продления льгот в рамках особых режимов и предоставления налоговых вычетов, если закончатся средства бюджета на создание инфраструктуры под проекты…

— Льготы действуют десять лет, но со временем надо будет двигаться и дальше. Кто-то говорит: «Почему на Дальнем Востоке можно, а у нас нельзя?» Поэтому приходится двигаться постепенно, приучать людей к тому, что поставленная президентом задача об ускоренном развитии Дальнего Востока будет выполнена.

— Стоит ли ждать подвижек по совместной инициативе о ведении экономической деятельности на Курильских островах?

— Японский бизнес несколько осторожно относится к инвестициям на Курильских островах, периодически это обсуждается, но каких-то больших движений пока не происходит. Это вопрос, который необходимо сначала решить в политической плоскости.

— На ВЭФе обсуждалось создание научно-технологического центра на острове Русский, есть ли интерес японских компаний?

— Мы вчера открыли филиал Дальневосточного федерального университета в Токио, дальше мы сами должны начать быстрее двигаться, это вопрос к нам самим в первую очередь, потому что если на других территориях я могу смело докладывать, что движение есть, у нас уже полторы тысячи инвестиционных проектов — четыре года назад я бы не поверил в такую цифру, то на острове Русский все происходит чуть медленнее, так как там нужны инвестиции в высокие технологии, а это более сложный путь. Но у меня хорошие ожидания — мы все лучше понимаем не только что нужно сделать, но и как, так что точно прорвемся. Не буду врать, что через год, но я уверен, что через два года сможем говорить об острове Русский совершенно в другой тональности, с перечислением конкретных проектов. Туда необходимо переносить центры компетенций, требуется и более активное развитие венчурных фондов, сервисов. Для того чтобы туда приехали талантливые люди, нужно создавать и соответствующую инфраструктуру для жизни.

— Китайские компании остаются основными зарубежными инвесторами на Дальнем Востоке, на ВЭФе была подписана и двусторонняя программа развития, дало ли это уже практический результат?

— 70% иностранных инвестиций в регионе — китайские, практические результаты в таких процессах образуются каждый день, реализуется масса новых проектов, в том числе в сельском хозяйстве. На участки для развития аквакультуры также было подано значительное число китайских заявок. Китай — основной зарубежный инвестор, но если говорить о главном инвесторе в целом, то это, конечно, российские компании, на них приходится более 90% вложений.

— Принесла ли какие-то конкретные выгоды корейская стратегия «9 мостов сотрудничества»?

— Она описывает лишь общие направления — куда движемся. Программа, как та, которая принята с Китаем,— это качественно другой документ. Мы довольно много спорили, потому что я хотел ее сделать еще более конкретной. Нам необходимо и с Южной Кореей, и с Японией переходить от обозначенных направлений вроде «мы укрепляем сотрудничество в области газохимии или деревопереработки» к конкретике «в чем укрепляем, где, на каких территориях, что строим, откуда инвесторы». Без ответа на все эти вопросы это останется декларацией. Пока у нас здесь декларации.

Интервью взяла Татьяна Едовина