«Нужны хотя бы минимальные регламентирующие акты»

Анатолий Спиваков, cоветник врио губернатора Воронежской области

Одной из инициатив врио губернатора Воронежской области Александра Гусева в сфере АПК стало производство продуктов здорового питания, которое будет осуществляться в том числе за счет биологизации земледелия. О деталях реализации программы рассказал советник врио губернатора Анатолий Спиваков.

— Существуют ли целевые показатели по производству продуктов здорового питания в Воронежской области?
— Однозначно таких нет, потому что у нас в стране еще даже нет сертифицирующего органа. Этим законодатели занимаются и в области, и в стране в целом, в других регионах: например, Калужская область хорошо продвигается по этому направлению… В целом в России, конечно, есть территории, на которых почти или совсем не применялись химикаты, вредные промышленные производства находятся далеко, и там можно произвести без особых анализов достаточно чистую продукцию. Там мы понимаем, что, если корова была на пастбище круглый год, у нее вырос теленок, его правильно дорастили и применили, это будет качественная продукция. Опять же нужно подчеркнуть отличие от мраморной говядины. Мраморная растет на спецкорме, и она не превалирует на рынке как основа обеспечения жизни людей. Я считаю, что в Воронежской области мы, даже не сертифицируя пастбищную говядину, уже имеем достаточно хорошую продукцию — хоть из деревень, продающуюся на Центральном рынке Воронежа, хоть с мясокомбината «Заречного», хоть от посредников. Сейчас в регионе много хозяйств — и на 100, и на 1 тыс. голов, в которых животные живут на пастбищах, потребляют чистые, без добавок корма.

Цесариная продукция тоже составляющая часть обеспечения населения продуктами здорового питания. Я думаю, что большая часть семей найдет ресурсы покупать эту продукцию, чтобы поддержать матерей, детей. Есть в регионе хорошая динамика по производству рыбы, это тоже хороший продукт. В последнее время областной департамент имущественных и земельных отношениях старается водоемы на разумных условиях отдавать в аренду и собственность, лишь бы было промышленное и «под удочку» разведение рыбы. Интересны и осетровые — есть пример их разведения в Панинском районе, там создано производство малька и икры. Насколько я знаю, занимается этим и «Логус-Агро». Перспектива у этого направления однозначно есть.

Конечно, людям нужно все равно какое-то время — научиться, поверить. Помните, как тяжело начиналось мясное скотоводство? А сегодня 150 тыс. голов в области. А надо иметь 300–400 тыс. голов и 10 млн по стране. Понятно, что «Мираторг» сейчас этим занимается, другие компании, но хотелось бы иметь КРС и вне промышленного разведения. Это занятость людей, освоение ландшафтов, сохранение сел, инфраструктуры, но прежде всего — настоящая продовольственная безопасность. Ведь по птице и свинине сегодня уязвимость очень высокая из-за болезней. А в производстве мяса КРС и молока таких рисков нет. А если мы еще и стада «разбросаем» по области и стране, будет гарантированная продовольственная безопасность. Хочется верить, что и у президента, и у правительства дойдут руки до того, чтобы принять все меры для кардинально быстрого подъема именно молочного и мясного скотоводства в стране. Это по всем позициям правильно — от безопасности до возможности создавать семью на селе. Даже немцы в своей «тесной» стране, 80 млн человек на относительно небольшой территории, и те основательно занимаются мясным скотоводством. И поддержка от государства там мощнейшая — значит, они понимают важность этого направления. К слову, у нас многие вопросы уже решены. А пример тому — хорошее развитие разведения КРС в нашей области, Ленинградской, Брянской, Тюменской, Челябинской, Липецкой… Это хороший бизнес, социально ответственный и важный для государства.

— То есть концепция организации здорового питания в Воронежской области предполагает адресную поддержку хозяйств?
— Сегодня программы поддержки существуют независимо от производства продуктов здорового питания. Есть поручение департаменту аграрной политики вменить в обязанность нескольким сотрудникам заниматься органической продукцией. Сейчас проводим мозговые штурмы, анализируем опыт других регионов, смотрим, какие наработки есть в вузах… Есть и международный опыт, который можно перенимать. Нужно четко определить цели и задачи, способы их достижения. Понятно, что, скорее всего, должны быть люди, которые профессионально этим занимаются и по-настоящему отвечают. А я как советник, насколько смогу, буду стараться быть полезным.

— Биологизация земледелия тоже укладывается в эту концепцию?
— Даже если мы подтвердим, что в конкретном поле не использовались средства защиты, не было генно-модифицированных семян, работы велись только механическим способом, убирали правильно, нигде не соприкасались с химическими продуктами — это же все надо каким-то образом подтвердить, чтобы навесить ярлык! Соответственно, должна быть некая структура, которая умеет это делать и имеет на то право. И нужно донести это до покупателя. Это потребует значительного времени. Сейчас к фермерской продукции покупатели относятся немного позитивнее. Все равно, конечно, многие ухмыляться будут: мол, что-то похожа на промышленную. И поэтому нужны хотя бы минимальные регламентирующие акты, пусть хотя бы они будут нежесткие. Ведь в тех же личных подсобных хозяйствах, с одной стороны, можно сказать, что «чисто» выращивают, а посмотреть внимательнее — часто ведутся работы против колорадского жука, личинки… И к тому же сразу вопрос, насколько хозяин разбирается в технологии применения средств. То есть требуется сквозной контроль: как продукция выращивалась, собиралась, хранилась. То же самое и в животноводстве. Даже при разведении дичи нужно четко понимать, насколько территория ограждена от вредного воздействия. Ведь дикое животное тоже может выйти на обработанное гербицидами поле.

— Полной биологизации земледелия, как в Белгородской области, в Воронежской пока не предполагается?
— В идеале должна быть как раз комплексная биологизация. Она же влияет и на животный белок. И это замкнутый цикл: для производства зерна возможно внесение органики, навоза от КРС. Это будет выходом в ситуации, когда нельзя вносить химикаты, но нельзя допустить и значительного снижения урожая. Ведь любое биологизированное производство в любом случае несет массу дополнительных затрат и снижение продуктивности или урожайности на первом этапе. Соответственно, фермер должен понимать, что он, ввязавшись в это, получит от государства компенсацию и будет учиться. А в дальнейшем созданная сеть реализации продуктов здорового питания с подтвержденным качеством будет привлекать к себе людей, которые нацелены обеспечивать себя, свою семью, окружение хорошей продукцией. Нужно лишь обеспечить предельный контакт продукции с покупателем.

Беседовал Олег Мухин