«На сегодняшний день пермское оборудование во многом уникально в мире»

Директор Краснокамского РМЗ Дмитрий Теплов – о роли инноваций в сельском хозяйстве

 

 

Краснокамский ремонтно-механический завод – одно из ведущих предприятий сельхозмашиностроения в Пермском крае. О необходимости внедрения инновационной продукции в сельском хозяйстве, перспективах краевого кластера сельхозмашиностроения, а также сотрудничестве с Региональным фондом развития промышленности рассказал директор Краснокамского РМЗ Дмитрий Теплов.

– Какие инновационные технологии Краснокамский РМЗ может предложить сельхозпроизводителям? Насколько такая техника востребована в отрасли?

– На сегодняшний день Россия по производительности молочного животноводства значительно отстает от западных стран. Обеспеченность страны молоком составляет около 70%, остальное (в том числе в виде сухого молока) завозится из-за рубежа. Возникает вопрос, как ликвидировать дефицит и сделать предприятия отрасли более рентабельными.

Определяющим здесь является качество кормовой базы. Мы предлагаем новую технологию заготовки кормов, отличную от традиционных (уровня 40–50-х годов прошлого века), – сенаж в линию. С помощью специального оборудования свежая трава скашивается, прессуется и затем помещается в пленку, сохраняя все полезные свойства. Если сравнивать с заготовкой сена, то с применением нашего рулона можно получить в три-четыре раза больше молока, чем с помощью обычного. Заготовленный таким образом корм может храниться до двух лет без потери в качестве. Кроме того, этот способ заготовки максимально подходит к нашим климатическим условиям: для традиционной заготовки кормов опасны как дожди, так и засуха. Сенаж в линию не требует больших начальных затрат, благодаря чему его могут использовать малые и средние хозяйства.

Использование инновационных технологий в сельском хозяйстве помогает получить значительный экономический эффект. По нашим подсчетам, внедрение новых технологий заготовки кормов в масштабах страны позволит получать более 100 млрд рублей ежегодного дополнительного дохода. Но тем не менее вопрос, как стимулировать развитие технологий на селе, остается открытым. Подавляющее большинство аграриев, и даже министерство сельского хозяйства, предпочитают экстенсивный путь развития. То есть занимаются строительством новых ферм, покупкой скота, а не увеличивают продуктивность существующего хозяйства за счет новых технологий. Технологии – это всегда сложно, при их внедрении возникают различные трудности. Люди не любят перемен. А применение новых технологий предполагает переобучение персонала, требует времени. Конечно, когда есть примеры успешной работы, этот процесс проходит легче, но отойти от привычных способов ведения хозяйства все равно непросто.

– Как вы оцениваете уровень внедрения инноваций в сельском хозяйстве Пермского края?

– Исторически Пермский край является лидером в применении инноваций в сельском хозяйстве, новая техника здесь не редкость. В свое время мы закупили лицензию на производство иностранной сельхозтехники, и в регионе появились машины для упаковки сенажа. Позже мы усовершенствовали модельный ряд и приспособили технику к российским условиям. В итоге удалось добиться повышения производительности по некоторым машинам до четырех раз больше, чем у европейских аналогов. Европейская техника рассчитана скорее на фермеров, чем на крупные и средние хозяйства. К тому же нам удалось добиться экономии около 50% расходных материалов. На сегодняшний день наше оборудование во многом уникально в мире.

Однако и тут есть проблема: обновлению парка оборудования в отрасли препятствует низкий уровень взаимодействия банков и сельхозпроизводителей. На протяжении многих лет они продолжают не доверять друг другу. Несмотря на то что спрос на продукцию сельского хозяйства в последние годы благодаря санкциям вырос, банковский кризис, связанный с высокой стоимостью денег, не позволял сельхозпредприятиям активно привлекать кредиты на приобретение сельхозтехники. Тем не менее, по данным федерального минсельхоза, оборудование сельхозпредприятий в значительной степени нуждается в обновлении. Однако при существующей кредитно-денежной политике удовлетворить эту потребность невозможно, так как последние три года инвестиционные кредиты не дают никому. Этот год обещает быть переломным, мы наблюдаем снижение ставок и готовность возобновить кредитование, что внушает некоторый оптимизм.

– Рост курса евро и доллара привел к подорожанию импортной сельхозтехники. Увеличился ли в связи с этим спрос на продукцию КРМЗ?

– Конечно, стоимость самой иностранной техники и ее обслуживания значительно выросли. Наши машины стоят дешевле. В результате это привело к росту спроса. Но преимущества, которыми мы располагаем внутри страны, не такие существенные. По сути, мы приобретаем все необходимое для производства за те же евро и доллары. Причем это не только оборудование для производства и комплектующие из-за рубежа, но и сырье с материалами, производимые внутри страны. К примеру, точно в соответствии с ростом доллара, выросли и цены на металл. Так что больше всего от скачка курса валют пока выигрывают производители сырья и материалов (металла, фанеры и прочего), а не конечные производители, вынужденные в итоге покупать все это по мировым ценам. Причем существенного внимания государство на это не обращает.

– В октябре краевой минпромторг планирует зарегистрировать кластер сельхозмашиностроения. Каковы ваши ожидания от новой структуры?

– В настоящее время документы на регистрацию кластера переданы в федеральный минпромторг. Ожидаем, что осенью это объединение получит официальный статус. Кластер нужен для того, чтобы укрепить позиции краевых предприятий отрасли машиностроения на рынке страны. Рассчитываем на расширение модельного ряда техники и появление в регионе новых производителей.

– Продукцию Краснокамского РМЗ используют крупные предприятия региона: «Авиадвигатель», «Новомет-Пермь». Как вы оцениваете уровень производственной кооперации краевых предприятий?

– В 1990-е годы производственная кооперация была уничтожена, все связи между предприятиями разрушены. Сегодня мы вышли на вполне приемлемый уровень. Краснокамский РМЗ всегда ориентировался на кооперацию и одним из первых начал работать в этом направлении. Например, когда у нас появился участок листообработки, мы обеспечивали деталями, произведенными на этом оборудовании, практически все крупные, средние и малые предприятия Пермского края. Сейчас завод является одним из лидеров не только в регионе, но и в стране. За компонентами и нестандартным оборудованием к нам обращаются многие крупные региональные, федеральные и международные предприятия. Зачастую им проще заказать комплектующие у нас, чем открывать собственное дополнительное производство. Это доказывает, что качество нашей продукции и применяемые стандарты соответствует их требованиям.

– В этом году вы планируете привлечь часть средств для модернизации предприятия с помощью регионального фонда развития промышленности. Как вы оцениваете работу этой структуры с предпринимателями?

– Заем в региональном фонде развития промышленности – наш первый опыт привлечения средств на развитие производства с помощью государственных структур. До этого льготные кредиты краевым промышленным предприятиям не выдавались. Фонд – своеобразный ответ на кризис; структура, готовая выдавать инвестиционные кредиты на существенно лучших условиях, нежели банки. Тем не менее заявок на софинансирование немного, так как государство требует 100% гарантийного обеспечения возврата вложенных средств. Таким образом, к предпринимателям предъявляются не менее жесткие требования, чем в банках. Отметим, что мы одно из немногих средних предприятий, подавших заявку в фонд. В основном туда обращаются наши крупнейшие предприятия. Им проще получить гарантии и соответствовать требованиям фонда. Мы отвечаем базовым критериям, но остаются вопросы по гарантиям, над решением которых мы сейчас работаем. Решение по нашей заявке будет принято к концу года.

Бизнес имеет дело с рынком, где всегда есть фактор неопределенности. Ни банки, ни государство не хотят брать на себя часть риска. В итоге получается, что вкладывать деньги в развитие экономики и производства никто из них не спешит. Проектное финансирование, по сути, невозможно. В этом единственный минус работы с фондом. В остальном эта структура предлагает хорошие программы, туда можно обращаться за деньгами предприятиям, уже имеющим достаточное количество собственных активов.

– Как вы планируете использовать привлеченные средства?

– Мы планируем модернизацию покрасочного производства на предприятии. Спроектированная нами линия во многом уникальная, в особенности для нашей страны. Приобретая новое оборудование, мы увеличиваем производительность. В результате возрастет надежность покрытия нашей продукции, ее срок службы и внешний вид. Не исключаю, что после реализации проекта мы сможем принимать заказы на покраску изделий от сторонних производителей. Краевые предприятия производят продукцию, в том числе на экспорт, поэтому предъявляют высокие требованию к покрытию изделий и их коррозионной стойкости. И наше оборудование будет максимально отвечать этим требованиям.