«Минсельхоз не просто не работает с нашим инвестором, но и не дает работать нам»

Интервью с генеральным директором ООО «Хорская буренка» Валентином Воробьёвым.

Шестой арбитражный апелляционный суд 12 августа отменил решение первой инстанции, которая по иску Хабаровского управления ФАС России признала недействительным аукцион 2017 года по продаже краевого агропредприятия (в настоящее время ООО «Хорская буренка «).

Случай — не рядовой, в Хабаровском крае решение суда едва не отменило существование предприятия как такового, куда без малого два года назад пришел один из первых и, пожалуй, крупнейших, сельскохозяйственных инвесторов в регионе.
Как работается инвестору в регионе и почему стали возможными судебные разбирательства в интервью агентству «Интерфакс — Дальний Восток» рассказал генеральный директор ООО «Хорская буренка » Валентин Воробьев.

— Валентин Валентинович, предприятие несколько лет работает не совсем однозначно: проверки, иски, разбирательства. Что происходит?

— В 2018 году благодаря усиленной работе различных институтов и ведомств по привлечению в Россию иностранных инвестиций в Хабаровский край пришел китайский инвестор, который выкупил полностью активы ООО «Хабаровский аграрий » и стал единоличным владельцем и учредителем ООО «Хорская буренка «. Здесь необходимо отметить, что слово «китайский » не так страшно, как его пытаются представить. В любом вопросе стоит разбираться немного глубже, чем смотреть «за кругами на воде». Китайские здесь — только деньги. Наше — юрлицо, зарегистрировано в муниципальном районе имени Лазо, где работают жители близлежащих сел, земля в соответствие с действующим российским законодательством остается в исключительном ведении Российской Федерации. Инвестор получил убыточное предприятие с долгами по зарплате и в бюджеты разных уровней, лейкозное стадо. Сразу же новое руководство включилось в непростое дело по стабилизации работы предприятия. И приоритетными задачами стали сохранение и приумножение молочного стада, увеличение численности рабочих мест, рост финансовых показателей. Эти задачи в деле стабилизации экономики предприятия и позволяют сегодня решать именно иностранные инвестиции. Заметьте, предприятие не висит проблемным грузом на краевом бюджете, более того — инвестор рассчитывает только на собственные средства, не прося никаких субсидий и преференций.

— Как сегодня выглядит структура устройства и управления компании?

— Для управления ООО «Хорская буренка » и ООО «Сергеевское » на территории региона создано ООО «ЕвроАзия-Групп «, оно, по сути, является головной компанией, через которую ведется управление и финансирование. Да, иностранные инвестиции сегодня — во многом определяющие в работе предприятия. Именно благодаря такому участию на обоих предприятиях («Сергеевское » и «Хорская буренка») удалось не просто сохранить производство и персонал, но и запустить процесс по финансовому оздоровлению предприятия, сделав все процессы прозрачными и открытыми.

А еще, что немаловажно, приступить к решению годами накапливающихся проблем с качеством и продуктивностью стада, а именно — борьбой с лейкозом коров. Отдельно отмечу: предприятия нашей группы работают сегодня исключительно на своих кормах. То есть сейчас «Хорская буренка» — это предприятие полного цикла, со своим молочным сырьем, производящее свежую продукцию для жителей региона. Да, пока это небольшая доля рынка, но есть перспектива роста, мощность завода позволяет нам производить линейку из семи наименований общим объемом до 20 тонн продукции в сутки. Сейчас пока завод загружен не полностью.

— Как сегодня работает завод?

— Модульный молочный завод расположен в поселке Хор Лазовского района Хабаровского края. Здесь работают семь дней в неделю 40 человек, еще порядка 350 человек задействованы в работе всего производственного кластера предприятия — это и механики, и зоотехники, и агрономы, доярки. Все эти люди — наши с вами земляки с села.

Фото Ярины Зеликовой

Многие здесь работают со времен развалившегося краевого предприятия, многие — дети тех работников. Сейчас случайных людей нет. Все действительно радеют за общее дело, потому что «Хорская буренка» — одно из немногих предприятий, кто остался в живых, и не просто выживает, но и получает развитие за счет привлеченных средств. Раньше наш район, безусловно, был сельскохозяйственным центром региона. Наша задача — сохранить эти традиции.

— Что производят на заводе и какова география поставки продукции?

— Продукцию в регионе знают. Сегодня мы производим молоко, которое фасуем в пакеты по 0,5 и 1 литр, кефир, ряженку, варенец, сметану и творог. Все — свежее, например, наше молоко хранится всего три дня. Что это значит? А то, что в нем нет сухого молока, и это действительно то самое молоко со вкусом из детства. То, что оно — натуральное и быстро скисает. Люди это знают, доверяют. Вечером во многих продуктовых магазинах вы уже не найдете нашу продукцию. Разбирают. Выбор людей — это и есть оценка нашей работы. У завода есть перспективы увеличить производство. Мы, например, могли бы делать и творожки с различными фруктовыми наполнителями, йогурты…

— Что мешает?

— «Хорскую буренку » постоянно сотрясают проблемы, выводящие из равновесия предприятия. Сегодня все прекрасно понимают, что только инвестиции и частно-государственное партнерство — есть слагаемые экономического успеха. Об этом говорит президент России Владимир Путин и его полномочный представитель на Дальнем Востоке Юрий Трутнев. И мы тоже это прекрасно пониманием. Бюджет региона не должен тащить на себе проблемные предприятия, только — частные капиталы и иностранные инвестиции. Поэтому совершенно странным для нас оказалось равнодушие со стороны курирующего отрасль министерства сельского хозяйства и продовольствия Хабаровского края и его руководителя Александра Шкурина.

За все время присутствия инвестора на предприятии — а это почти два года — с ним ни разу не встретились, несмотря на неоднократные обращения как наши, так и со стороны федеральных структур, ни губернатор, ни министр сельского хозяйства.

Фото Ярины Зеликовой

Очень поразительно, ведь сегодня регионы Дальневосточного федерального округа позиционируют как территории для инвестиций, приоритетные территории, между прочим, где должен для выстраиваться диалог со странами АТР. Мы уже принесли сюда почти миллиард рублей. Я говорю сейчас о всех предприятиях нашей группы компаний. Все эти деньги — в агропромышленном комплексе, в животноводстве. А в итоге — нас с таким масштабом и проектами, не просто не замечают, но и все это время терроризируют бесконечными проверками, разбирательствами и, что удивительно, апогеем всего этого становится иск регионального управления ФАС, инициированный краевым Минсельхозом, о признании сделки по продаже предприятия недействительной.

— Специалисты антимонопольного органа обнаружили признаки нарушения Закона о защите конкуренции в ходе торгов июля 2017 года и добивались полного обнуления сделки?

— Мне бы не хотелось комментировать действия надзорных органов. Суд, как говорится, разберется. Да, в случае удовлетворения иска (а это произошло в мае 2020 года) ООО «Хабаровский аграрий » должен был вернуть полученные от инвестора деньги, а краевой бюджет, в свою очередь, вернуть все то, что вложил ООО «Хабаровский аграрий «. А это — несколько сотен миллионов рублей бюджетных денег. И это только для возвращения к исходным условиям до приватизации предприятия. Зачем? Ответ нам не ясен. Далее: в Минсельхозе Хабаровского края искренне надеются получить «Хорскую буренку » в статус краевого предприятия, изыскать из регионального бюджета деньги на погашения затрат, заработную плату и развитие предприятия, не привлекая деньги частного капитала и иностранного инвестора. Такие маневры выглядят, как минимум, странно, учитывая наличие острого бюджетного дефицита и то, что инвестора на предприятие действительно приглашали, а его работа и управление показали эффективность. Насколько инициаторы этого процесса прогнозировали экономические, политические и социальные последствия таких действий, как для Хабаровского края, так и для задач российского правительства на Дальнем Востоке, мы не знаем. Но, очевидно, что это явно идет вразрез с позицией федерального центра по развитию дальневосточных территорий и привлечению инвестиций в сельскохозяйственный кластер. Напомню, что все предприятия, о которых мы говорим, находятся под российской юрисдикцией.

Давайте оперировать цифрами статистики, тем более это — открытая информация. Инвестором за полтора года реализации животноводческого проекта только в ООО «Хорская буренка » вложено 697 млн рублей. Эти деньги потрачены на погашение предыдущих долгов предприятия, обновление парка техники, обеспечение стабильной и своевременной выплаты зарплаты. За три последних года в бюджеты всех уровней только по предприятию «»Хорская буренка » выплачено точно и в срок 91,5 млн рублей налогов. Достигнут значительный рост выплат НДФЛ, а это означает рост честных прозрачных доходов работников, увеличение финансовых поступлений в бюджет района имени Лазо. Не в этом ли есть социальная ответственность бизнеса? И кому от этого плохо?

— На днях вопросы развития аграрного комплекса обсудил с представителями регионального и федерального Минсельхоза врио губернатора Михаил Дегтярев, задачи, безусловно, грандиозные.

— Вы знаете, планов — всегда громадье. И эти планы не новы, повторяются из года в год. В разработанной министром сельского хозяйства края Александром Шкуриным два года назад дорожной карте развития АПК края значится необходимость строительства молочного животноводческого комплекса. Мы готовы сотрудничать, готовы вести совместные проекты, делить риски, наконец. Поэтому диалог с инвесторами должен не просто быть на бумаге, с инвестором должны работать профильные министерства, контролировать его работу, помогать, направлять.

Фото Ярины Зеликовой

Сегодня этого не делается, более того, зачем-то формируется имидж, что инвестор плохо работает, предприятие — в упадке, а молоко невозможно пить. А после этого мы сетуем, что регион упал в рейтинге инвестиционной привлекательности. Ну, если работа с инвестором не ведется, если его судебными исками отсюда гонят. Инвестору то что? Собрался и перевез производство в Еврейскую автономную область, Амурскую область или Приморский край. Мы здесь с чем останемся?

— Отмена решения по иску ФАС дает надежду на стабильную работу?

— Повторюсь: данный спор еще рассматривается в судах, решение ещё может быть обжаловано. Но отдельно отмечу: за эти годы мы не увидели заинтересованности в нас у министра сельского хозяйства региона Александра Шкурина. Каждый день мы ждем очередной палки в колесо нашей уже не телеги, а повозки. Он занял свой пост в правительстве, по сути, синхронно с появлением на «Хорской буренке » инвестора, но до сих пор не погружен в этот проект. С его стороны предпринимаются лишь шаги, способствующие потере инвестора.

Конечно, в связи с ситуацией, у нас есть зависшие проекты. Например, проект по модернизации комплекса сооружений в селе Дрофа. Проект нацелен на улучшение условий содержания животных и повышение качества стада в целом, как основного актива предприятия. В настоящее время вся проектная деятельность на предприятии свернута. Инвестор оценивает сложившуюся ситуацию как угрозу инвестициям, со всеми вытекающими последствиями.

Безусловно с подобным давлением и полным отсутствием конструктива край потеряет предприятие, инвестора, а среди потенциальных инвесторов укрепится мнение, что здесь чиновники настроены крайне недружелюбно. Мы искренне надеемся, что эти вопросы будут улажены врио губернатора Михаилом Дегтяревым и его командой, которые смогут взглянуть на многие ситуации в регионе свежим и объективным взглядом.

Источник: Интерфакс