«Крупные компании меньше заинтересованы в фальсификате»

«Крупные компании меньше заинтересованы в фальсификате»— Считаете ли вы тренд на укрупнение предприятий на молочном рынке негативным?


— Безусловно, это плохой тренд. Каким бы ни было укрупнение и насколько бы ни были порядочны крупные компании, в любом случае эта тенденция приводит к монополизации. А монополисты больше других нацелены на увеличение прибыли. Этот процесс можно сдерживать только через небольшие компании. Нужно двигаться и в направлении потребительской кооперации — это непосредственный механизм поддержки фермерства.

Мы уже успели прочувствовать модель укрупнения на примере развития розничных сетей. В свое время все радовались, что строятся крупные торговые центры, организуются единые сети; ждали, что все хорошо будет и у покупателей, и у поставщиков. Но практика показала, что эти ритейлеры нацелились лишь на получение прибыли. Помимо торговой наценки сети «вынимают» только с молочной отрасли в виде разных бонусов порядка 256 млрд руб. в год. Цифра расчетная, но она больше всего бюджета Министерства сельского хозяйства. Сетям не нужно продавать продукт, удобный для покупателей; они используют удобный для себя товар. Так получилось и с фальсификатом в молочной продукции. Ритейлерам выгодно продавать фальсификат в условиях снижения покупательской способности населения в кризис.

А консолидация переработчиков в одних руках, напомню, приводит к исчезновению конкуренции. Если в Воронежской области сформирован молочный кластер с производителями разного уровня, в целом на федеральном уровне для развития конкуренции с помощью небольших предприятий ничего не делается. Сети ущемляют интересы не только потребителей, но и переработчиков. По сути на российскую почву переносится американская система: потребителю дадут то, что нужно сетям, и у него не останется выбора. Такую трансляцию в наши реалии чужой системы я считаю категорически неправильной.

Монопольного перераспределения на российском рынке допускать нельзя. Особенно недопустимо это в нынешней ситуации, когда две иностранные компании контролируют более 40%. А с учетом российских крупных переработчиков, в том числе подобных «Молвесту», доля превышает 50%.

— Но не считаете ли вы, что небольшие переработчики сильнее заинтересованы в фальсификации продукции?


— К сожалению, так действительно иногда происходит: крупные компании меньше заинтересованы в фальсификате, так как дорожат своей репутацией. Но, по сути, мы толкаем небольшие предприятия на фальсифицирование нашим законодательством: до сих пор нет по-настоящему строгого контроля. И именно в этом направлении нужны первоочередные шаги.

Безусловно, бороться со сторонними компонентами, которых в молоке в принципе быть не должно, нужно активно. Пальмовый жир, мел, сода, антибиотики, о чем ранее докладывал Россельхознадзор… Вот это – поводы, на которые надо самым жестким образом реагировать. Экономическая целесообразность для недобросовестных производителей-переработчиков выливается в пренебрежение вопросами качества и безопасности молока.

— В целом в РФ сохраняется дефицит сырого молока. Как оцените ситуацию с сырьем в Воронежской области?


— Воронежская область сохраняет самый высокий показатель прироста производства сырого молока в России. Высокие рейтинговые позиции стали возможны благодаря кластерной стратегии развития отрасли. Теперь привлечением частных и государственных инвестиций в отраслевые проекты озадачен не только бизнес, но и региональная власть. Она создает стимулы для инвестиционной активности, содействует развитию инновационной инфраструктуры. На задачи кластера ориентированы местные образовательные программы, что позволяет готовить целевой кадровый ресурс. Комплексное развитие обеспечивает рост производства, повышает конкурентоспособность предприятий, расширяет географию сбыта продукции. А регион, в свою очередь, получает высокотехнологичные рабочие места, дополнительные поступления в бюджет, не говоря уже о насыщении регионального рынка качественной, доступной по цене молочной продукцией.

В целом в РФ ситуация сложнее. Мы до сих пор не имеем четкого представления о том, какой объем «небумажного» молока у нас производится в стране и поступает на переработку. Считается, что до 50% валового производства молока-сырья в стране приходится личными подсобными хозяйствами и некоммерческими организациями. При этом обследование сектора производится выборочно, крайне некорректно и не позволяет получить объективные данные по производству молока, поголовью, качеству сырья, эпизоотической ситуации и так далее.

Беседовал Олег Мухин

Источник: kommersant.ru