Константин Бабкин: нужно строить капитализм с человеческим лицом

Российский предприниматель и политический деятель, президент ассоциации «Росспецмаш» Константин Бабкин высказал свою позицию в отношении экономических санкций, оценил работу руководства Центрального банка и рассказал о путях зримого выхода из кризиса.

— Как известно в мае президент должен огласить новый состав кабинета правительства. Каковы ваши ожидания нового состава? Можете сделать какой-то прогноз?

— Сигналов о том, какое будет новое правительство, очень мало. В послании президента прозвучало то, что правительство нужно менять и необходимо опережать мировые темпы роста. Примемся за дело. Но после этого каких-то намёков, что будут кадровые перестановки и кто виноват в том, что мы пришли в тупик, я не услышал. Поэтому сейчас ситуация непростая, но мы будем работать с любым составом правительства.

— Сейчас на всех уровнях от Кремля до социальных сетей обсуждаются экономические санкции. Как, по-вашему, они влияют на экономику РФ? С какой стороны, какие отрасли затрагивает?

— Я так вижу ситуацию. У нас проводится не очень адекватная экономическая политика. Она не нацелена на свое производство. Сейчас в России, как и в 20-е годы, борются две идеи. В то время троцкисты говорили, что надо устраивать мировую революцию и нет ничего важнее интернационала. При этом, что будет с Россией — не важно, она лишь промежуточное звено и ей можно пожертвовать. Главное, чтобы мировая революция случилась и пролетариат во всем мире жил хорошо. Но победила другая ветвь, которая говорила о том, что нужно построить социализм в одной отдельной стране. Нужно поднимать Россию!

Сейчас идет именно такая дилемма. Одно крыло говорит, что надо строить Россию по постмировой цивилизации и налаживать мировые производственные цепочки хотя бы на вторых ролях. Главное — это иностранные инвесторы, чтобы мировым спекулянтам было хорошо, чтобы деньги вкладывали и акции покупали, спекулировали рублем, чтобы деньги выводились успешно. Есть другое крыло, которое говорит, что нам надо поднимать Россию и строить капитализм с человеческим лицом в отдельно взятой стране. Россия имеет все предпосылки для успешного развития. Вот их и надо сейчас использовать, и строить приличную страну, чтобы вернуть себе звание красивой и успешной во всех планах.

Возвращаясь к санкциям. Мне кажется, что этими санкциями нас стараются ущемить, причинить экономический и вообще любой другой вред. Но именно это давление подталкивает правительство к тому, что мы наконец постепенно смещаемся ко второй парадигме развития.  Раньше питались иллюзиями, что на западе ходят в красивых джинсах, слушают красивую музыку и хотят всем добра. Сейчас мы видим, что это не совсем так и не все там красиво, и не все добра хотят. Поэтому все то, что мы видим и ощущаем в сельском хозяйстве — приносит пользу.

Правительство начинает поддерживать субсидиями сельское хозяйство, машиностроение, начинает выравнивать условия конкуренции, защищать наш рынок, поддерживать экспорт. Такие робкие действия правительства, не стратегического и бессознательного плана, обусловленные реакцией на внешние раздражители, приводят к тому, что сельское хозяйство начинает расти, экспорт ставит рекорды и мы, сельхозмашиностроители, это все ощущаем. У нас в 2 раза выросло производство за 4 года. Мы не знаем сколько еще эта политика продолжится и будут ли субсидии выделяться дальше. Но эти спонтанные реакции надо превращать в надёжную и комплексную, настроенную вдаль, политику.

— Как происходит полный цикл производства? Покупаются до сих пор в наибольшем обьеме иностранные комплектующие или цикл производства налаживается, и можно построить машину от и до?

— Если касаться сельхозмашиностроения, то тут все по-разному. В разных видах техники все делается по-своему. В России, например, не производят комбайны для работы с корнеплодами. Мы выкапываем на иностранных. Для садоводства тоже не производим, как и для молочных ферм. Зависимость от импорта очень сильная. Если же взять обычные комбайны, то тут не такая сильная зависимость. Комбайн по себестоимости состоит на 15% из импортированных комплектующих. Если вы спросите, сможем ли мы в принципе произвести комбайн, если нам отрубят все поставки, то я отвечу, что да, сможем. Не все модели и модификации, но сможем. Никакого критического удара не будет. Возьмем двигатели. В России производят двигатели для средних комбайнов, однако нет производства для крупных. Значит остановим производство мощных и будем работать на средних. Может постепенно это подтолкнёт производителей и инвесторов запустить мощное производство. Возможно оживим алтайский моторный завод. Поэтому в комбайнах критической зависимости нет.

— То есть не вся наша экономика завязана на импорте?

— Именно так, не вся. Потенциал у нас большой. Если государство будет проводить планомерную политику к созданию условий для тех, кто производит комплектующие, то все можно восстановить.

— С точки зрения Центрального банка, в последнее время происходят очень сильные изменения. Как вы можете оценить работу руководства Центрального банка и их политику регулирования стагнирующей экономики?

— Центральный банк как раз работает в парадигме мировой революции, чтобы угодить мировому финансовому интернационалу, не обращая внимания на последствия для России. Центральный банк установил запредельные кредитные ставки и зажимает денежную массу, затрудняет инвестиции и усложняет взаимодействие — это все не позитивная политика для производителей и сам банк это не скрывает. У них задача побороть инфляцию, остальное неважно. То есть это первая проблема — суперзажатая денежная масса и ключевая ставка.

Вторая проблема, это то, что Центральный банк ликвидирует банки в промышленных количествах во внесудебном порядке. Они действуют согласно плану, уничтожая 1-2 банка в неделю. Это совсем не позитивно для укрепления доверия в обществе и для стабильности системы. Мы видим, что руководство банков, которые строились десятилетиями, оказывается преступниками. Они убегают и образуются финансовые дыры.

Не только на руководстве банков лежит вина. Львиная доля лежит на руководстве Центрального банка, который вытесняет людей и честных предпринимателей. Вроде 4 триллиона рублей Центральный банк куда-то эмитировал, которые никуда не пошли и не принесли пользы. Банк одной рукой создает проблемы, другой затыкает проблему огромными деньгами, печатая их триллионами. Это не ведет к развитию страны. Лишь подрывается доверие и все это отбрасывает нас назад.

Еще третья претензия к Центральному банку. Он при любой возможности выводит деньги из страны.  Золотовалютные резервы где-то лежат и на общее благо не работают, поэтому эти самые финансовые интернационалисты делают все, чтобы Россия не развивалась. В общем у меня отрицательное отношение к политике Центрального банка.

— Хочется все-таки понимать общую картину. Какие шаги должно предпринимать наше правительство, чтобы просто шли обсуждения, а именно предпринимались действия по выходу из кризиса? Что должно произойти, чтобы людям стало лучше и проще жить?

— Чтобы людям стало жить проще, надо развивать нашу страну. Нельзя жить богато и стабильно в стране, где экономика больна. Чтобы оживить экономику, надо не просто ее развивать, а поддерживать именно несырьевое производство. Это должно стать скелетом здоровой экономики России. Если мы хотим развивать свою реальную экономику, то надо сделать много вещей. Но есть базовые вещи. Это низкие налоги. Причем налоговая система должна иметь стимулирующую функцию, где надо сэкономить на имидживых проектах и снизить ставку так, чтобы в выигрыше оказались производственные несырьевые предприятия, причем те, которые вкладываются в модернизацию.

Вторая вещь заключается в обратном налоговом маневре. Вот сейчас проводится такой маневр, заключающийся в том, чтобы поднять налоги на переработку сырья у нас и снизить постепенно экспортные пошлины на нефть и газ. Это приводит к тому, что сырье становится все дороже и дороже. Из-за этого более выгодно вывозить непроработанное сырье из России. Только надо делать все именно так, лишь наоборот. С помощью налогового обратного маневра снизить на 40% цену бензина, электричества, перевозок и повысить экспортную пошлину на это сырье. Это простимулирует перерабатывать сырье здесь и снизить производство несырьевых товаров.

Затем идет протекционизм. Ни членство в ВТО, ни встраивание в мировые цепочки не поможет, лишь защита своих производителей, создание им равных условий конкуренции и создание равных условий. В России действует система, где созданы условия, которые сознательно подавляют российских производителей

И наконец – мягкая денежная кредитная политика. То есть мы создаем все условия, где производители начинают спокойно «дышать». И уже эту увеличивающуюся экономику надо питать кредитами и недорогими деньгами, чтобы потребители могли брать кредиты и брать недорогие товары, а производители могли брать эти кредиты на модернизацию предприятий и для расширения производства. Это главные и основные киты. Хотя надо сделать еще миллион вещей. Перестать издеваться над системой образования, над наукой, сделать внешнюю политику более разумной. Если это сделать, то экономика сразу поедет, и мы почувствуем облегчение.

— Создает ли государство условия для развития бизнеса?

— Вот возьмем на примере трагедии в Кемерово. Сейчас не созданы условия для развития бизнеса. Его зажали налогами, дорогим электричеством. Стоит отметить, что в России электричество стоит на 40% дороже, чем в Китае. И все боятся из-за этого лишнюю проверку наслать на бизнес. Поэтому и не работает сигнализация. А в условиях ростущей экономике можно решать любые проблемы, связанные с человеческим потенциалом. Если она больна, то невозможно что-то решить. Если ничего не работает, то люди становятся безработными и невостребованными.