Суд не принял претензии DLG на бренд «Агрофарм». Уроки МСХ на завтра.

Конфликт между подразделением германской выставочной компании DLG и ВДНХ за обладание торговой маркой «Agrofarm/Агрофарм» дошел до арбитражного суда. Суд не поддержал претензии DLG на единоличное распоряжение брендом.

Выставка «Агрофарм» проходит на ВДНХ с 2007 года по договору с подразделением компании DLG. В 2019 году DLG заявила о выходе из проекта, открыв конкурентную выставку с той же тематикой и иным названием на другой площадке. При этом в своих рекламных материалах компания заявила потенциальным экспонентам и посетителям, что выставка «Агрофарм» закрывается «по решению DLG» и начинается в новом месте и с новым названием.

По информации, полученной «Крестьянскими ведомостями» на ВДНХ, марка «Агрофарм» оказалась запатентованной одним из подразделений DLG без уведомления партнера еще в 2009 году (спустя два года после начала проекта). Г-жа Ольга Хунгер, директор DLG по Восточной Европе, подтвердила «Крестьянским ведомостям» факт одностороннего патентования бренда, однако не стала комментировать мотивы этого решения компании. Остался без ответа и вопрос — почему в новой выставке DLG не используется старый и знакомый бренд, если он запатентован?

DLG подала иск в арбитражный суд на признание договора с ВДНХ недействительным. В ходе судебных разбирательств на заседании 27 ноября выяснилось, что по договору ни один из участников не мог запатентовать марку в одностороннем порядке, кроме случая выкупа. В иске DLG было отказано.

Свой 14-й сезон выставка «Агрофарм» — техника и технологии для животноводства – по традиции откроет 4-6 февраля на ВДНХ. Без германских партнеров.

Какие выводы следуют из этой истории? Не вдаваясь в истинные причины «развода» двух крупных выставочных компаний (это всегда дело темное), обратим внимание на сухой остаток. Первое: один партнер в тайне от другого начал распоряжаться «совместно нажитым имуществом». Это порядочно? Нет. Один партнер публично заявил, что другой партнер больше не существует, чем ввел в заблуждение значительную часть предпринимательского сообщества АПК. Это нормально? Нет. Один партнер «увел» часть коллектива дирекции выставки вместе с со списками клиентов, посетителей и компетенциями (по информации ВДНХ) – это так принято? Вряд ли. На дворе не 90-е годы и такое поведение в бизнесе считается просто неприличным. Это первый вывод.

Второе: консолидация бизнеса одной или нескольких стран в другой стране может иметь как положительные, так и отрицательные стороны. Положительные, если иностранный бизнес развивает экономику и улучшает бизнес-климат. Отрицательные, если начинает уничтожать конкурентов способами, далекими от морали.

В данном случае мы имеем дело с попыткой уничтожения аграрной составляющей ВДНХ. Иностранные участники (преимущественно германские) консолидировано ушли с ВДНХ на другую выставку, пользуясь искаженной информацией. По эффекту этот шаг напоминает санкции против российского государственного предприятия на территории России.

Думаю, что DLG не до конца осознает, что оказывает своим партнерам не лучшую услугу, подталкивая их к невольному соучастию в санкционной войне, что впоследствии может повлечь репутационные потери на российском рынке. Если, конечно, власть в целом и МСХ в частности, обратит внимание на эту ситуацию.

Весьма странно, что сторону DLG поддержал Штефан Дюрр, руководитель агрохолдинга «ЭкоНива», председатель “Союзмолоко”, гражданин ФРГ, в 2014 году получивший российское гражданство. Без сомнения, опытный человек, которого осторожно можно назвать политиком, не увидел возможных рисков. Или не придал им значения. Или осознанно сделал этот шаг? Ответа нет.

Мы все рады приходу инвесторов. Мы создаем им условия максимального комфорта и дружелюбия для локализации. Но “эффект стаи”, консолидация действий иностранного бизнеса на территории России против российских предприятий нуждается во внимании и анализе. Идут процессы, не сразу попадающие в поле зрения властных структур и не совпадающие с их декларациями. Это связано и с торговыми сетями, и со сменой бенефициаров крупных собственников земли. Последнее уже начинает волновать население, и оно все чаще задает вопросы – земля, которую мы пашем, — российская или уже нет? А ответы рано или поздно придется давать.  Лучше раньше, пока эти проблемы не переросли в политические риски – в этом есть главный урок на завтра.

Автор: Игорь Абакумов

Источник: kvedomosti.ru