Российская бедность довела детей до голодных обмороков

Подорожание школьных обедов в разы обгоняет инфляцию


Набирает обороты скандал, связанный с заявлениями кемеровского уполномоченного по правам ребенка о голодных обмороках детей, семьи которых не могут оплатить школьные обеды. Чиновники пытаются смягчить реакцию населения на эту «сомнительную информацию», а следователи ищут документальные подтверждения. Между тем, судя по региональной прессе, обеды и завтраки во многих школах дорожают с многократным опережением инфляции. Экономисты предупреждают: самая подверженная рискам бедности категория населения РФ – это дети.

Одно из проявлений сильнейшего социального расслоения в стране – недоступность для некоторых семей школьных завтраков и обедов.          

Эффект разорвавшейся бомбы произвели заявления уполномоченного по правам ребенка в Кемеровской области Дмитрия Кислицына о голодных обмороках учеников сельских школ в регионе. По его словам, с недавних пор к нему стали обращаться классные руководители, которые заметили социальное расслоение среди учеников, связанное с питанием, передает Интерфакс.

«Одни дети у нас идут на обед в школах, а другие сидят в классах и не обедают. Участились случаи голодных обмороков у детей, что заставляет тревожиться. У родителей нет денег, чтобы покормить ребенка с утра, а тем более дать ему на обед те самые 50 руб., которые ребенок должен платить за питание. Эти случаи не единичные, сначала был один ребенок, теперь покатился целый ком», – приводит слова Кислицына информагентство. Как утверждает омбудсмен, он был вынужден обратиться к коммерческим предприятиям с просьбой оплачивать расходы детей.

И на региональном, и на федеральном уровнях чиновники сразу же попытались смягчить реакцию населения, которая, к слову, не заставила себя ждать и вылилась потоком негативных комментариев в социальных сетях. Администрация Кемеровской области опубликовала пресс-релиз, в заголовке которого информация об обмороках в школах названа сомнительной.

«На сегодняшний день во всех образовательных организациях Кемеровской области условия для организации питания созданы, причем согласно требованиям федеральных законов, санитарных правил», – сообщается в пресс-релизе. «По данным мониторинга, охват школьников 1–11-х классов горячим питанием в общеобразовательных организациях Кемеровской области по итогам 2018 года составил 90,1%, что выше данного показателя по РФ (89,7%)», – продолжает обладминистрация.

Правда, ранее появлялись немного другие данные. «У нас есть еще 32 региона, которые не имеют региональных или муниципальных программ по питанию в нашей системе образования… Сегодня только около 30% наших учащихся имеют двухразовое горячее питание. Чуть больший процент нашей льготной категории учащихся, а их порядка 47%, которые также имеют двухразовое горячее питание», – сообщала в конце прошлого года замминистра просвещения Татьяна Синюгина, передает РИА Новости.

В обладминистрации напоминают о существующих мерах поддержки: «За счет средств областного бюджета организовано льготное питание для учащихся из многодетных малообеспеченных семей. Практически во всех муниципальных образованиях Кемеровской области утверждены дополнительные льготные категории детей, дотации на питание которых выделяются из местных бюджетов (дети из малообеспеченных семей, опекаемые дети, дети ветеранов боевых действий и т.д.)». В итоге губернатор Сергей Цивилев поручил работникам администрации Кемеровской области проверить образовательные учреждения на наличие фактов, о которых заявил Кислицын.

Комиссия, созданная для расследования информации о голодных обмороках детей в Кемеровской области, не подтвердила таких фактов, сообщила в среду пресс-служба Общероссийского народного фронта. «Российская газета» приводит комментарий Министерства просвещения: «Министерство оперативно связалось с региональным органом управления образованием. По поступившей информации, во всех образовательных организациях области созданы условия для организации питания».

По данному факту органами Следственного комитета по Кемеровской области «незамедлительно была организована доследственная проверка». «В настоящее время в администрацию и в адрес уполномоченного по правам ребенка направлены необходимые запросы с целью получения документального подтверждения данных фактов… Следователи выясняют, поступали ли сигналы о фактах падений детей в обмороки в скорую помощь, а также в каких школах сельских районов такие факты были зафиксированы. В ближайшее время запланирован опрос Дмитрия Кислицына», – сообщается на сайте комитета.

Между тем вызывает вопросы не только доступность для некоторых семей школьного питания, но и сам механизм ценообразования. Судя по региональной прессе, далеко не редкость такая ситуация, когда школьное питание дорожает с двукратным, трехкратным и даже иногда четырехкратным опережением официальной инфляции.

Несколько примеров. «Комплексный обед в большинстве школ Барнаула с 1 января 2019 года подорожал на 10%», – сообщает информагентство «Амител». В Сургуте «с 2019 года стоимость детских обедов увеличилась»: за питание детей в младших классах родители теперь будут платить 69 руб., что на 8 руб. больше, чем в 2018-м, а за среднее и старшее звено – порядка 90 руб., то есть на 10 руб. больше, сообщает «Вестник Сургутского района». Повышение стоимости составило около 13%.

«В Пензе с 1 января выросла стоимость питания в школьных столовых, – сообщает информагентство «Пенза-пресс». – В 2019 году рекомендуемая стоимость питания составляет для школьников 7–11 лет: завтрак – не более 55 руб., обед – не более 75 руб.; для учащихся 11–18 лет: завтрак – не более 60 руб., обед – не более 85 руб.». Повышение почти по каждой из категорий составило 10 руб. Стоимость питания выросла в зависимости от категории на 13–20%.

Такое удорожание в разы превышает инфляцию, которую мы имели в прошлом году: в декабре она составила в годовом выражении 4,3%. По итогам 2019 года власти ожидают получить инфляцию в диапазоне от 4 до 5,5%.

Детская бедность – новая системная проблема страны. Как ранее уже писала «НГ», основываясь на исследовании Высшей школы экономики, примерно каждый третий житель России, отнесенный официальной статистикой к категории бедных, – это ребенок в возрасте до 16 лет. За десять лет доля детей среди бедного населения РФ увеличилась на 25%. Более 60% бедных в России – это семьи с детьми.

На масштабность проблемы указывают и специалисты Академии при президенте (РАНХиГС) в докладе «Социальная политика в долгосрочной перспективе: многомерная бедность и эффективная адресность». Во-первых, они сообщают: «Риски абсолютной монетарной бедности в России высоки для сельских жителей и жителей небольших городов с численностью населения менее 100 тыс. человек». Во-вторых, они указывают, что «также высокие риски абсолютной монетарной бедности имеют дети до 16 лет: уровень их бедности в 1,5 раза выше уровня бедности среди всего населения в целом». Как видим, сельская семья с детьми попадает в зону двойного риска.

Как поясняет «НГ» доцент Российского экономического университета Ольга Лебединская, когда завтраки и обеды обходятся семье в 2–4 тыс. руб. в месяц – это уже существенные траты; особенно если учесть, что величина прожиточного минимума в целом для населения РФ составляет около 10,5 тыс. руб. в месяц (данные Росстата за третий квартал 2018-го).

Так что проблема оплаты школьного питания «касается не только семей, попадающих в категорию льготников, но и семей со средним достатком», уточняет эксперт. «А если у семьи учатся в школе двое детей?» – добавляет Лебединская. Расходы соответственно увеличиваются.

«Если совокупный семейный доход немногим выше двойного прожиточного минимума, то вполне понятно, что семье приходится все больше экономить (семья с одним родителем уже получает льготы). Допустим, совокупный семейный доход – 25 тыс. руб., на эти деньги нужно месяц полностью обеспечивать трех человек, включая оплату коммунальных услуг. Школьное питание становится чувствительной статьей расходов», – соглашается первый вице-президент Российского клуба финансовых директоров Тамара Касьянова.

Авторы уже упомянутого доклада РАНХиГС о многомерной бедности сообщают, что «поставленную президентом задачу снижения уровня бедности в два раза невозможно достичь только посредством предоставления адресных мер социальной поддержки: необходим значимый рост реальных денежных доходов». «Представляется крайне важным обеспечить скорейшее восстановление реальных денежных доходов до докризисного уровня 2013 года и их рост не менее чем на 5% в год в первую очередь за счет увеличения реальных заработных плат на фоне экономического роста», – отмечают экономисты.

В то же время, как уточняет эксперт Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Елена Гришина, ситуации бывают разные. «Известна другая ситуация, когда говорилось, что питание в школе низкого качества. Было много таких жалоб, и чиновники это объясняли низкими нормативами стоимости. То есть получается палка о двух концах, – говорит Гришина. – С одной стороны, мы говорим, что уровень нормативов оплаты должен быть небольшим. Но с другой – если нормативы будут слишком низкими, тогда может ухудшиться качество питания. Поэтому должен соблюдаться баланс».       

Анастасия Башкатова

Источник: Независимая газета