Платежка в мундире

 

«Беляевка» планирует взыскать с бюджета 100 млн рублей за прошлогодний неурожай

Один из крупных производителей картофеля в Пермском крае — оханское ООО «Беляевка» (ТМ «Антошкино») — планирует взыскать с краевого правительства 100 млн руб. за потерянный урожай 2016 года. По мнению истцов, агрокомпанию неправомерно не включили в реестр пострадавших во время чрезвычайной ситуации. Другие хозяйства отмечают, что этот процесс сложный, требующий страхования урожая, а итоговая компенсация из бюджета не покрывает всех убытков.

Арбитражный суд Пермского края в минувшую пятницу вернул ООО «Беляевка» исковое заявление к аппарату правительства Пермского края о взыскании компенсации за гибель урожая 2016 года в сумме 100,137 млн руб. Именно в такую сумму, по данным «Беляевки», оценили ущерб специальные комиссии. Одновременно с иском «Беляевка» подавала ходатайство об отсрочке уплаты госпошлины в связи с неудовлетворительным финансовым положением предприятия, однако не смогла его доказать. Теперь у компании есть месяц на сбор суммы и продолжение процесса.

Согласно данным «СПАРК-Интерфакс», ООО «Беляевка» принадлежит московскому ООО «Талица», а также малые доли распределены между кипрской «Мингхэм Инвестментс Лимитед», ООО «Монитрон» и Евгением Будалиным. По итогам 2016 года «Беляевка» зафиксировала выручку 30,3 млн руб. и убыток в 13,8 млн руб. В 2015 году выручка составила 91,7 млн руб., а убыток — 6,9 млн руб.

Председатель наблюдательного совета ООО «Беляевка» Сергей Рогов сообщил „Ъ-Прикамье“, что компания будет искать средства на оплату пошлины — около 150 тыс. руб. Что касается оценки размеров компенсации, то в данном случае господин Рогов ссылается на результаты комиссии и протоколы минсельхоза края.

«Мы проходили все комиссии, ущерб рассчитывали по нормативам, протокол приняли, поэтому ничего не придумывали. А к правительству Пермского края мы обращаемся, так как именно оно не включило нашу компанию в реестр пострадавших от чрезвычайного положения, объявленного в 2016 году», — пояснил аграрий.

В министерстве сельского хозяйства края оперативно прокомментировать „Ъ-Прикамье“ взаимодействие с ООО «Беляевка» не смогли.

Экс-министр Иван Огородов, руководивший минсельхозом в 2016 году, говорит, что «существует два вида ущерба: гибель, при которой уборка становится нецелесообразной и нужно составить акт об этом, и недобор, то есть показатели урожая ниже плана». При этом если чрезвычайная ситуация по краю подтверждается, то в первую очередь все документы собирает муниципалитет. Проводятся выезды комиссии, составляются акты, оценивается сумма ущерба на основании многолетних показателей. И только после этого начинает работать районная комиссия. Уже потом документы поступают на краевой уровень — в министерство сельского хозяйства, отмечает господин Огородов. Если ущерб действительно был зафиксирован, то муниципалитет обязан был отправить всю документацию в минсельхоз.

«Беляевка» — не единственный сельхозпроизводитель, оставшийся после засушливого лета 2016 года без компенсации. Не получил ее и агрохолдинг «Ашатли», однако его руководство видит в этом собственную вину — урожай не был застрахован. По информации „Ъ-Прикамье“ от источника в минсельхозе, ООО «Беляевка» также не застраховала урожай в 2016 году.

«Мы заявлялись в реестр пострадавших наравне со всеми, но наши посевы не были застрахованы, поэтому мы и не смогли претендовать на компенсацию. Единственный плюс от включения в реестр пострадавших в том, что при объявлении ЧС от производителей не ждут выполнения плана по госпрограмме. Обычно если его не выполнить, то предприятие выпадает из плана господдержки, а чрезвычайная ситуация отменяет это правило», — пояснил „Ъ“ Иван Стороженко, владелец «Уральской агропромышленной компании» (управляет хозяйствами группы «Ашатли»). По его прогнозам, лишь малая часть агропроизводителей страхует посевы, так как страховые компании исходят из показателей урожайности за последние три года, на которые всегда влияет погода. «Из-за погоды урожайность в последнее время была ниже плана, а страховщик должен возместить разницу между фактическим урожаем и планируемым. Но он не дает запланировать тот урожай, который мы действительно ждем, потому что основывается на плохой погоде прошлых лет, то есть фактически занижает план. При этом страхование — очень недешевая услуга. Мы от этого отказались», — добавил Иван Стороженко.

Другие производители также отмечают, что компенсация от неурожая, как правило, небольшая и не покрывает всех убытков. Генеральный директор агрофирмы «Труд» Владимир Юшков сказал „Ъ-Прикамье“, что возглавляемая им компания вносилась в реестр пострадавших от ЧС, но выплаты составили 2–3 млн руб. В этом году посевы агрофирма уже не страховала.

Юлия Колбина