Молочные успехи

Владислав Гинько о результатах продуктового импортозамещения

Выступления российских фермеров во время «Прямой линии с Владимиром Путиным» запомнились многим. Речь шла о молочной индустрии: о том, каково ее состояние в России. Предлагаю взглянуть на эту отрасль с экономической точки зрения, учитывая мировой опыт.

Количество фермерских хозяйств в Европе сокращается, происходит процесс их укрупнения и уменьшения числа работников, а также фактическое падение оплаты их труда в ЕС. Как работают там фермеры? Они являются поставщиками сырья для производителей молочной продукции — это видно на примере Швеции. Закупочная цена литра молока составляет 2,6 шведских кроны или 15,36 рубля. Напомним, что во время «Прямой линии» один из фермеров из Костромской области рассказал, что закупочная цена литра молока составляет 16-17 рублей — таким образом, она выше, чем в Швеции.

Говорилось и о том, что при такой закупочной цене литр молока в России продается за 72 рубля и дороже. Конечно, такая цена есть, но и есть другая — я сам покупаю в Подмосковье в молокоавтомате один литр молока местного производства за 45 рублей, и это — фермерское молоко. В сетевых магазинах, если обращать внимание на акции, можно увидеть цену 41 рубль за литр.
Но любопытно вот что: при закупке литра молока в Швеции за 2,6 шведских кроны (15,36 рубля) практически самая низкая цена на полке в магазине — это 9,2 шведских кроны или 54,37 рубля. Но это не все. Оказывается, повышение розничной цены на 1 крону дает производителю прибавку лишь в 1,8 ёре (это все равно, что сказать, что при повышении цены на 1 рубль прибавка производителю будет 1,8 копейки). Схожая ситуация в Великобритании, где наблюдается тенденция резкого сокращения закупочных цен: в феврале в среднем она составляла 22,6 пенса за литр молока, хотя год назад была 34 пенса — минус 33,5% за год!

Российское фермерство показывает свое преимущество: по некоторым категориям сельскохозяйственной продукции, среди которых — и большая часть молочной продукции, падение чистого импорта из ЕС в Россию составляет 20%, так что импортозамещение начинает работать. Одновременно с этим по растительному маслу и овсу Россия увеличивает свою долю на мировом рынке, повышая поставки на 4-5%.
ЕС постепенно теряет конкурентоспособные позиции, несмотря на то, что фактическая оплата труда в сельском хозяйстве там за 10 лет, по прогнозу ЕС, упадет еще на 22%, а численность работающих за это время — на 28%.

По сути, в Брюсселе нет тех средств, которые ранее ЕС направлял на субсидирование молочной отрасли, когда в 1984 году вводил квоты. Ситуация безрадостная: за июль-декабрь 2014 года розничные цены на молоко выросли на 1,5% при этом те средства, которые получает европейский фермер при закупке, уменьшились на 7,7%. Неслучайно, что каждый двадцатый производитель молока, например, в Финляндии закрыл свой бизнес в прошлом году — столько же, сколько и в 2013 году.

В начале апреля ЕС отменил квоты на производство молока. Несмотря на то, что в мире складывается достаточное предложение этого продукта, цены в магазинах на него растут. Так, в США согласно данным только официальной статистики цены в 2014 году выросли на 5,3%.
А какова структура себестоимости молока в США и Великобритании? Треть — это затраты на фураж для коров и лишь 14% — это плата за труд. И, наконец, про производительность труда. У кого-то в России, как мы поняли из «Прямой линии», есть показатели по 29 литров сбора молока в день или около 10 тысяч литров в год. Для сравнения: средний показатель надоев в Швеции составляет 8341 литр в год, но что любопытно: за последнее десятилетие потребление молока в Швеции упало на 10%. Для Подмосковья показатель надоев составляет в среднем около 6500 литров, а для некоторых районов — более 7700 литров, при этом производительность выросла за последние 10 лет на 14%.

Чему учит нас мировой опыт? В Европе питают иллюзии, что Россия не сумеет заместить значительную долю своего импорта. Но статистика говорит об обратном. Да, в России, как и в других странах, есть товары, которые не производятся или производятся в небольших объемах. Но никто и нигде в мире не ставит задачу, чтобы все производилось в одной стране — это просто экономически невыгодно. Отмечу, что в 2013 году Россия обеспечила себя молоком собственного производства на 76,6%, и это уже немало.

 

Автор — Владислав Гинько экономист, преподаватель РАНХиГС при Президенте РФ.

 

Фото: Сергей Коньков/ ТАСС