Коля-китаец. О председателе подмосковного колхоза, который стал президентом Тайваня

Сколько ни занимаюсь историей, не перестаю поражаться, насколько непредсказуема мадам по имени Клио. Но ее «выверты» не расстраивают, напротив дарят радость. Радость открытия. Конечно — личного, так как подобного рода сюжеты хорошо известны специалистам.
И все равно. Мог ли я предполагать, что изучение истории покушений на российских императоров приведет меня в Китай? Был в полном убеждении, что продолжу писать о покушениях на Александра II. Уже сделал заготовки, расписал примерный план статей. Решил даже заглянуть вперед и освежить в памяти историю неудавшегося покушения на Александра III. Читатель должен помнить (надеюсь), что среди казненных заговорщиков находился старший брат Владимира Ленина Александр Ульянов. Я это тоже помнил, но к своему стыду не знал, что в заговоре (роль очень незначительна, поэтому мягкое наказание) принимала участие Анна Ульянова, старшая сестра братьев Ульяновых.
Была замужем за Марком Елизаровым, первым наркомом путей сообщения, который умер в 1919 году от сыпного тифа. Анна Ильинична Елизарова прожила по меркам того времени довольно долгую жизнь. Умерла в 1935 году в семьдесят один год. В СССР больших постов не имела. Занималась изучением и популяризацией наследия своего брата.
Детей у нее не было. Только приемный сын Георгий Лозгачёв-Елизаров и воспитанник Николай Елизаров. Нетерпеливый читатель просто обязан спросить: «А причем здесь Китай?»
«При том», — отвечает автор. Настоящее имя воспитанника Николая Владимировича Елизарова — Цзян Цзинго, а его отцом был генералиссимус Чан Кайши. Сын одного генералиссимуса жил в стране другого генералиссимуса. Вот такая «загогулина» получилась.
В 1925 году в 15-летнем возрасте Цзян Цзинго отец отправляет на учебу в СССР. Шаг абсолютно логичный и понятный. В те годы Чан Кайши, один из руководителей крупнейшей партии Гоминьдан, «дружил» с местными коммунистами, а следовательно — с Советским Союзом.
Так китайский мальчик попал в семью сестры вождя мирового пролетариата и превратился в Николая Владимировича Елизарова. По советским меркам он получил блестящее образование. Закончил коммунистический университет трудящихся Востока (учился с будущим руководителем Китая Дэн Сяопином), танковое училище в Казани, военно-политическую академию в Ленинграде. Правоверный большевик. Блестящее знание русского языка позволяет ему занимать самые разные должности и активно участвовать в строительстве социализма: станочник на заводе «Динамо» в Москве, комсорг в военном училище, председатель колхоза в Подмосковье, редактор заводской газеты на «Уралмаше» в Свердловске. В общем, советский человек «до мозга костей». «Коммунист Бабин опоздал на 20 минут, Павлов после пьянства не вышел на работу, Лебедев сломал станок и скрыл… Классовый враг действует в наших рядах!», — цитата одного из многочисленных его выступлений на собраниях.
В 1927 году, когда резко ухудшаются отношения СССР с Гоминьданом, Николай Елизаров публично через газету «Правда» отрекается от своего отца Чан Кайши. В заявлении при вступлении в партию пишет: «Мой отец Чан Кайши является изменником и предателем великой китайской революции и в настоящее время главой китайской черной реакции. С первого момента его измены я вел борьбу против него».
Искренен ли он был в своем публичном отречении от отца-антикоммуниста? «Восток – дело тонкое». В 1987 году, незадолго до смерти, на вопрос западных журналистов: «Что является самым важным, чему вы научились за 77 лет своей жизни?», Цзян Цзинго ответил лаконично: «Искоренять коммунизм».
И в коммунизме, и антикоммунизме более 50 лет рядом с ним была верная жена Цзян Фанлян. Имя «Фанлян» на русский переводилось как «честная» и «добродетельная». И созвучно имени Фаина. Именно так нарекли при рождении Фанлян, простую, русскую, но очень красивую девушку, с которой Цзян Цзинго познакомился на «Уралмаше».
Образцовый и обаятельный советско-китайский юноша не мог не очаровать девушку. В 1935 году они поженились. Как и полагается в образцовой советской семье, ровно через девять месяцев родился сын Эрик. И жить им, поживать, да добра наживать в самом счастливом государстве в мире.
Но в том счастливом государстве от репрессий не был застрахован никто. Надо только вовремя распознать врага, маскирующегося под настоящего большевика. В 1936 году по традиции тех лет сначала Николая Елизарова снимают с должности редактора заводской газеты за «грубые ошибки и просчеты». Затем через некоторое время должен последовать арест. Обвинение в принципе готово – «за связь с троцкистами». Елизаров был дружен с одним из секретарей райкома партии в Свердловске, который работал со Львом Троцким. По некоторым данным, на короткое время Елизаров все же был арестован. Но уже в начале 1937 года оказывается вместе с семьей в Москве. И буквально через несколько недель ему разрешают с семьей вернуться на родину, чтобы уже больше никогда не возвращаться. У Сталина от гнева до милости и наоборот, всего лишь один шаг.
И все-таки — почему отпустили? Есть две версии. Правда, ни одна не подтверждена документально, но обе вполне реальны. По одной версии Цзян Цзинго был обменен на советского разведчика, которого англичане арестовали в Шанхае и передали Гоминьдану. По другой, в эти годы вновь началось сближение Гоминьдана с СССР, и поэтому было решено не трогать сына Чан Кайши. Не исключено, что оба обстоятельства имели место. Как бы то ни было, Цзян Цзинго вернулся в Китай, где встретился с отцом, от которого ровно за десять лет до этого отрекся. Не знаю, что переживал Чан Кайши по этому поводу, но сын до конца жизни отца служил тому верно и преданно.
Еще через три года, в 1940-м, в Китай возвращается младший сын (приемный или незаконнорожденный) Чан Кайши Цзян Вэйго. Вот еще неожиданный поворот сюжета. Если Цзян Цзинго жил в сталинском СССР, то его брат менее трех учился в военном училище гитлеровской Германии. По некоторым данным, позднее прошёл обучение в элитных войсках альпийских стрелков и получил право ношения нашивки «эдельвейс». Во время аншлюса Австрии командовал танком. Участвовал во вторжении в Польшу в звании лейтенанта. В Китай вернулся из США, где обучался в сухопутном и летном училищах. В годы гражданской войны в Китае командовал танковым батальоном.
После поражения в войне в 1949 году вся семья бежала на Тайвань. С этого момента существуют два китайских государства: материковая Китайская Народная Республика и островная Китайская Республика (Тайвань).
Тайвань сегодня – это модель непризнанного государства с 40-миллионным населением, которое имеет совершенно ошеломляющие социально-экономические достижения. КНР считает его «мятежной провинцией», поэтому всячески препятствует установлению с Тайванем дипломатических отношений. Тайвань признали 23 государства типа Нуару и Гондураса.
Но это не мешает острову занимать 4-е место по уровню золотовалютных запасов (после США, КНР, Японии), обогнав Германию, Великобританию, Францию, Россию. По прогнозам МВФ, остров станет бесспорным лидером или первым из «четырёх драконов Азии» (Южная Корея, Сингапур, Гонконг). Становится одним из главных мировых инвесторов, тайваньские банки играют всё более заметную роль на мировом валютно-финансовом рынке.
Доход на душу населения за 60 лет увеличился с $145 долларов до $16,6 тысяч. На острове одно из наиболее благополучных соотношений числа богатых и бедных в мире – 4:1 (в начале экономических реформ оно было 15:1). Для сравнения: в России это соотношение равняется 17:1.
Начало экономическим реформам положил как раз Цзян Цинго, которого называют «отцом экономического чуда» и автором «тайваньского НЭПа».
Сразу отмечу, что на Тайвань Чан Кайши бежал далеко не с пустыми руками. Он сумел прихватить с собой значительную часть золотых запасов страны. К золотому запасу следует добавить «кадровый запас». Около 2 миллионов китайцев, тех, кого принято называть элитой страны (банкиры, промышленники, ученые, инженеры, врачи) вслед за Чан Кайши переехали на остров. Задел для будущих реформ очень неплохой. Долгие годы Тайвань являлся абсолютно авторитарным государством. Рекордсмен по времени сохранения военного положения в стране. 38 лет.
Цзян Цинго не был «белым и пушистым» политиком. Занимая при отце высокие посты (министр внутренних дел, министр обороны), не чурался массовых репрессий. В его послужном списке — массовые аресты и расстрелы инакомыслящих.
В 1977 году его избирают президентом страны, потом переизбирают еще раз — до 1987 года. Еще через год умер. В экономических реформах он сделал ставку на малый и средний бизнес, который считается «становым хребтом» тайваньской экономики. О том, насколько реформы оказались успешными, я сказал выше.
В обществе Цзян Цинго пользовался огромным уважением не только за реформаторский дар, но и за личную скромность.
«На протяжении всей жизни у него не было сколько-нибудь значительной собственности. Даже дома, в которых он жил, занимая весьма крупные посты в правительстве, были казенными.
Зарплату регулярно отдавал жене. Средства на представительство и иные личные расходы обычно раздавал обслуживающему персоналу. После смерти не оставил семье никакого особого наследства. Вдова довольствовалась пособием по случаю потери кормильца и деньгами, получаемыми ею время от времени из государственного фонда взаимопомощи.

Георгий Янс

http://yug.svpressa.ru