Зерновая вилка

Почему рост экспорта пшеницы не радует сельхозпроизводителей? Письмо президента Национального движения сберегающего земледелия Людмилы Орловой

У экспортеров головокружение от успехов, у производителей — тошнота от накопившихся проблем

На минувшей неделе на новостных лентах появились ссылки на оптимистичную статистику роста котировок на российскую экспортную пшеницу и данные об увеличении поставок отечественного зерна, успешно завоевывающего внешние рынки. Присутствовал и радужный прогноз: конъюнктура замечательная, в нынешнем сезоне объем зернового экспорта при сохранении набранных темпов роста может достичь 36,8 млн тонн. Казалось бы, надо только радоваться: спрос есть, предложение обеспечим…

Увы, радость экспортеров, которую многие официальные лица готовы разделить, отдается головной болью производителей, о которой те же лица предпочитают не говорить вслух. Почему? Об этом «Огоньку» написала Людмила Орлова, президент Национального движения сберегающего земледелия. Публикуем ее письмо.

«Себестоимость производства продукции в сельском хозяйстве России все считают по-разному. И, несмотря на кажущуюся простоту расчета, получают разные результаты. На основании этих ошибочных расчетов зачастую строятся статистические отчеты и отчеты министерств и ведомств, где явно или невольно искажаются реальные показатели из хозяйств. И никто не признает очевидного: в России отсутствует анализ себестоимости производства зерна в разных почвенно-климатических зонах, который учитывал бы применяемые агротехнологии, потребности возделываемой культуры, удаленность от элеваторов и портов и т.д.