Битва за урожай-2018: Украина обходит Россию

По прогнозам экспертов, пшеницы мы соберем на 18 млн. тонн меньше, чем в прошлом году

Иностранная служба Минсельхоза США (USDA) опубликовала июльский прогноз по производству зерна в 2018 году в мире, в том числе в России и на Украине.

Эксперты USDA предсказывают сбор в РФ (без учета Крыма) главной зерновой культуры — пшеницы, на уровне 67,0 млн. тонн, что на 18 млн. тонн меньше, чем в прошлом году. Наш же Минсельхоз публикует еще более худшие цифры — 64,4 млн. тонн.

Вообще-то, доморощенные чиновники, видимо с оглядкой на USDA, традиционно занижают прогнозы российского производства зерна и его экспорта. Взять, к примеру, урожай прошлого года. 7 августа 2017 года бывший глава Минсельхоза Александр Ткачев утверждал, что в России будет собрано 103−105 миллионов тонн зерна. Особо подчеркнем, тогда же московская служба сельскохозяйственного атташе USDA тоже сообщала о снижении прогноза сбора зерна в РФ на 3 млн. тонн — до 113 млн. тонн, включая 68 млн. тонн пшеницы.

Окончательные цифры урожая-2017 составили 135,4 млн. тонн зерна, в том числе 85,9 млн. тонн пшеницы. Так и хочется воскликнуть: ничего себе промахнулись! По-крупному ошиблись московские чиновники и с продажами зерна за границу: ожидалось — 31,5 млн. тонн, но экспортировали 52,4 млн. тонн.

Как говорится, бог с ними, заокеанскими отчетами USDA, но как можно вообще верить российскому правительству и его аналитическим службам, если оно, образно говоря, тычет пальцем в небо. Как-никак, Ткачев озвучил параметры урожая 2017 года в конце первой неделе августа, когда картина в целом была ясна. То есть в Москву с мест шла недостоверная информация, а перепроверять её высокооплачиваемым клеркам из Минсельхоза, видимо, не хотелось.

Складывается впечатление, что родной Минсельхоз вообще не мониторит положение дел, а копирует американские прогнозы российского урожая. Плохо это потому, что дезориентирует отечественных сельхозпроизводителей. Если в прошлом году наши фермеры знали бы, что страна получит супер-урожай, наверняка, кто-то подсуетился бы с продажами сразу после уборки.

И это — не единственный пример.

Национальные зернотрейдеры утверждали, что не смогут вывести за границу больше 45 млн. тонн, хотя на самом деле экспортировали на 7,4 млн. тонн больше. Напомним, в ноябре 2017 года президент Российского зернового союза Аркадий Злочевскийв интервью «РБК Юг» авторитетно заявлял: «Мы физически ограничены в приемке зерна с железной дороги и автотранспорта, поэтому можем рассчитывать на перевалку максимум 44−45 млн. тонн в этом сезоне».

Судя по всему, слухи «о транспортных горлышках» в РФ оказались сильно преувеличены. Почему?

Что касается «незалежной», то по оценкам того же USDA, громадяне в 2018 году получат 25,5 млн. тонн пшеницы, что на 1,5 млн. тонн меньше, чем в прошлом (у нас, напомним, в минусе 18 млн. тонн). В эти объемы, правда, включен урожай Тавриды. В то же время в американском отчете сказано, что текущий прогноз в августе, наверняка, будет ухудшен, поскольку для этого есть все предпосылки.

В августе прошлого года в соседней стране Минагропрод давал прогноз украинского урожая — кстати, с подачи американцев — на уровне от 60,2 до 63 млн. тонн. Но что интересно: Киев в отличие от Москвы не ошибся. В январе 2018 года кабмин Гройсмана подвел окончательный итог — 61,3 млн. тонн. Почти — в десятку.

Логично предположить, что USDA умышленно искажает прогнозы по отношению к нашим аграриям. Поэтому проблема предсказания объемов и параметров российского урожая является исключительно головной болью Минсельхоза РФ. Без этого, повторимся, отечественные хлеборобы, в отличие от украинских производителей зерна, лишены ценной информации.

Это не тот случай, когда «лучше перебдеть, чем недобдеть»: наши крестьяне должны иметь достаточно точные ориентиры, чтобы грамотно строить свою торговую стратегию, а не быть легкой добычей хищных спекулянтов.

И Россия, и Украина сегодня являются одними из главных игроков на мировом аграрном рынке, то есть, обе страны интегрированы в глобальную систему торговли зерном. К слову, в 2016/2017 сельхозгоду «незалежная» имела рекордный показатель экспорта зерна — 45,7 млн. тонн.

В то же время показатели производства зерна и у нас, и в «незалежной» на протяжении последних лет стабильны и отражают в целом мировые тенденции. В этом плане российские и украинские сельхозпроизводители идут в технологическом тренде, как и фермеры в других странах. Но прямых заслуг нашего Минсельхоза, как и украинского Минагропрода, в текущей высокой урожайности нет.

Порой достаточно отдельных локальных дождей в течение месяца, чтобы смягчить агрометеорологические условия выращивания новых урожаев. Например, если зимой был снег, то засуха в апреле-мае уже не смертельна для озимой пшеницы и ярового ячменя. Поэтому вполне логично, что сегодня на первый план и в России, и на Украине выходят дорожная инфраструктура и зерновая логистика.

Между тем, рост производства зерна на Украине уперся в потолок железнодорожных мощностей. В «Це Європе» нет денег на вагоны и локомотивы. Кроме того, в соседнем государстве ситуация ухудшается и в области доставки зерна автотранспортом. Из-за того, что в стране «победившего Майдана» дороги критически изношены, киевские власти вынуждены были снизить с 40 до 22 тонн объем зерна в одном автомобильном зерновозе.

В результате этого решения резко возросли транспортные расходы. Как следствие, в 2017 году из России на Украину было отгружено на 986,4 тыс. тонн дизельного топлива больше, чем в 2016 году — почти 2 млн. тонн. Кроме того «русский газойль» грамадяне покупали еще через Белоруссию, Литву и даже Индию. По данным портала ubr.ua, общая стоимость импортируемых нефтепродуктов в 2017 году составила $ 2,5 млрд. (на 29% больше, чем в 2016 году), причем значительная часть «солярки» привезли из «страны-агрессора» — по непрямым поставкам. Но без этих поставок Киев не смог бы продать за рубеж 40,249 млн. тонн зерна — на $ 6,075 млрд.

Цель киевских властей — увеличить производство зерна в «незалежной» до 100 млн. тонн — является утопией даже по оценке аграрных патриотов Майдана. У нас, помнится, в «Стратегии производства 2030» называлась более скромная (в пересчете на душу населения — авт.) цифра — 150 млн. тонн. Мол, больше «не переваришь внутри и не продашь за кордон», считают правительственные эксперты.

Тем временем, в мировой экономике формируются новые лидеры потребления зерна. Речь идет о центральной и южной Африке — о странах Сьерра-Леоне, Того, Кот-д`Ивуаре, Сенегале, Эфиопии, Гвинея, Гана и других. Та же USDA вместе с Украиной считают этот рынок с огромным населением и с «китайскими» темпами роста ВВП самым перспективным. Американцы уверены, что перечисленные государства в самые ближайшие годы будут скупать пшеницу, кукурузу и сою практически в любых объемах. Чикагские зернотрейдеры уже открывают свои офисы на Черном континенте, хотя сильно опасаются конкуренции со стороны России.

Может, просто кому-то, в том числе и в нашей стране, очень хочется, чтобы Россия не росла как аграрная держава? Отсюда и заниженные возможности национальных сельхозпроизводителей и всякие «горлышки» отечественной инфраструктуры.

Александр Ситников

Источник: http://svpressa.ru