Россия подавилась рекордным урожаем 2017 года

  • Просмотров: 2 263

  • Нет комментариев

  • Дата: 06.06.2018

Поскольку излишки зерна хранить нам негде, миллионы тонн даром раздадут голодающей Африке

Победные реляции по поводу рекордного урожая зерна, собранного в нашей стране в 2017 году, давно стихли. А теперь выяснилось, что на самом деле праздновать было нечего — от рекорда стране одна головная боль и огромные убытки.

Девать нам зерно, по сути, некуда. Россия не может с выгодой распорядиться образовавшимися излишками. Миллионы тонн прошлогоднего зерна будут поставлены в голодающие регионы мира в качестве гуманитарной помощи. Соответствующее решение президентом Владимиром Путиным уже принято, пишут «Известия».

По информации издания, инициатором российских продовольственных интервенций выступил исполнительный директор Всемирной продовольственной программы (ВПП) ООН Дэвид Бизли. России предложено сделать донорский взнос в натуральной форме. Кроме того, Москве придется выделить дополнительные денежные средства для компенсации расходов ВПП по получению, хранению и доставки груза странам-рецепиентам.

Страны-получатели российской продовольственной помощи, объемы и сроки поставок в них продовольствия Россия сможет определить сама, исходя из логистики и собственных внешнеполитических приоритетов. По словам министра иностранных дел Сергея Лаврова, такие акции регулярно реализуют, например, США.

По оценке ООН, в последние годы в мире от хронического недоедания страдают 795 млн человек, а 100 млн детей в развивающихся странах имеют недостаточную массу тела. В какие именно государства пойдет российское гуманитарное зерно — пока неясно. Называются регионы Африки, Центральной Азии и Ближний Восток. Также пока не определен объем гуманитарных интервенций.

Напомним, в прошлом году в России было собрано более 134 млн тонн зерна, при внутреннем потреблении около 80 млн тонн. Для его хранения не хватило мощностей. Вместо элеваторов пришлось использовать даже неприспособленные склады. Из-за этого, по мнению вице-президента Российского зернового союза Александра Корбута, потери могут достичь нескольких миллионов тонн.

Проработка вопроса о гуманитарных поставках поручена МЧС, Минсельхозу и Минфину. По словам директора департамента международной деятельности МЧС Юрия Бражникова, тара с российской гумпомощью будет носить наименования ведомств: МЧС, Минсельхоза и Росрезерва, а не России. При том, что в СССР такая помощь всегда несла название государства.

В связи со столь масштабными планами возникает вопрос: а нужно ли это стране? Получается, что мы тратим горюче-смазочные материалы, другие ресурсы, ставим рекорды, а потом не знаем, куда девать излишки урожая и раздариваем их всему миру.

— Излишки и те объемы, которые сейчас есть на российском рынке — это далеко не одно и тоже, — пояснил президент Национального союза зернопроизводителей Павел Скурихин.- Переходящий остаток, мы предполагаем, будет около 20 млн тонн. Но речь не идет о том, что кто-то собирается отправлять весь этот объем за границу.

 — Для производителя это же не бесплатно? Государству придется заплатить тому, кто вырастил это зерно…

— Конечно. То есть с точки зрения производителя — это дополнительный спрос. Для отрасли это хорошо.

— Излишки — это разница между производством и потреблением, продолжает президент Национальной ассоциации экспортеров сельскохозяйственной продукции Сергей Балан. — Потребление состоит из двух составляющих — это внутреннее потребление и экспорт. И если внутренее потребление плюс экспорт все-таки меньше производства с переходящими запасами с прошлого сезона, то образуются излишки, пригодные для гуманитарной помощи.

 — Которая в данном случае пойдет через ООН

— Россия принимает участие практически во всех организациях и подразделениях ООН. В том числе — во Всемирной продовольственной программе, которая является частью FAO — Всемирной продовольственной организации ООН. По ее линии осуществляются поставки зерна и вообще продовольствия в страны, где происходят различные климатические бедствия. И в слаборазвитые страны. Все страны-члены FAO платят ежегодые взносы.

Суть предложения, которое сделали России, — вносить этот взнос в виде зерна. Но поскольку перед нами только проект, говорить о возможных объемах поставок пока невозможно.

Эксперт РИСИ Дмитрий Лыжин видит в гуманитарных поставках больше политики, чем экономики.

— По большому счету в мире проблемы с количеством продовольствия нет. Его производят достаточно, чтобы всех накормить. Проблема в перераспределении из регионов с перепроизводством зерна в регионы с его нехваткой. Но это никак не связано с рыночными отношениями.

— Лавров, аргументируя свое предложение, «поманил» президента РФ как раз стабилизацией рынка…

— Если найдутся деньги, на которые закупят наш рекордный урожай и отдадут голодающим в условной Африке, то это, несомненно, может стабилизировать рынок. Но пока у нас таких программ, кажется, нет. Из-за этого в мире и существует проблема голода, что на практике подобное реализовать очень сложно.

Кроме того, возникает вопрос: нужно ли возить в бедные регионы еду? Существует известная притча про то, что нуждающемуся нужно давать не рыбу, а удочку. Людям в таких странах требуются рабочие места, стабильная экономика и т. п.

 — Не лучше ли России, если она так хочет помогать, делать это напрямую, на двусторонней основе, а не через «прокладку» ООН? Кажется, политически это было бы выгоднее…

— В США есть агентство по международному развитию — USAID. Оно по всему миру оказывает помощь. Типа «Народу Зимбабве от народа США». У нас такой организации на государственном уровне нет. В России этим занимается МЧС. Но их работа все-таки — немного другая. Тут нужно какое-то политическое решение. Сейчас Россия признает ведущую роль ООН в гуманитарных вещах. Распределение гумпомощи через ООН отчасти реверанс в ее сторону, ведь мы постоянно выступаем против попыток реформирования этой международной организации.

По мнению старшего научного сотрудника Центра изучения российско-африканских отношений Института Африки РАН Ольги Кульковой, Россия, улучшив благодаря гумпоставкам отношения с африканскими странами, могла бы извлечь из этого экономическую и политическую выгоду.

— Действительно, в последние годы в России неплохие урожаи пшеницы. Это одна из важных статей экспорта в африканские страны. Насколько я знаю, в Египте даже закрылось представительство американского зернового союза, потому что Штаты в Египте не смогли конкурировать с нашими поставками пшеницы.

В Африке сейчас меняется климат. Например, в Эфиопии большая часть населения голодает. Это огромная поблема. Поэтому, если у России есть возможность направлять продовольственную помощь по каналам ООН, то будет иметь огромное гуманистическое значение. Для правительств нуждающихся стран это очень важно.

 — А что подобный оборот дела принесет России?

— Африка относится сейчас к тем регионам мира, где стоимость труда дешевая. Производство, сфера услуг другими государствами активно выносится туда на аутсорсинг. Так было раньше с Индией, с Южной Азией.

В Африке становится все больше молодого, образованного населения, которое обучалось на языке бывших колонизаторов — английском, французском. Это дает достаточный потенциал квалифицированной рабочей силы. Чем пользуются многие китайские, индийские компании. Российские компании пока не так активно действуют. За исключением «Русала» в Гвинее. А могли бы.

Кроме того, поставки продовольствия укрепят дружественные отношения с африканскими странами, что для нас важно в условиях напряженных отношений с Западом. Большое количество стран Африки — члены ООН и мы можем рассчитывать на их поддержку в ООН.

А вот член политсовета партии «Родина», директор Института свободы Федор Бирюковне верит, что подобная хаотичная помощь будет полезна России.

— В отличии от Советского Союза, который оказывал не только экономическую, но и военную и любую другую помощь своим союзникам, которые имели какие-то ответные обязательства перед СССР, здесь речь идет о веерном «разбрасывании зерна» в любую почву. Независимо от того, годится она для этого или нет.

Как говорится в записке Лаврова, это будто бы «укрепит имидж России в качестве гуманитарного донора». Отмечу, что такого имиджа у нашей страны сейчас нет. А есть имидж России как страны-агрессора, страны-изгоя, государства, которое борется с демократией. Такими видят нас на Западе. Так что для того, чтобы укреплять имидж, надо его сначала создать.

Простой пример — Донбасс, в который Москва отправила десятки огромных гуманитарных конвоев. Тем не менее, за рубежом Россия фигурирует в связи с Донбассом как чуть ли не напавшая на Украину страна. И если мы туда пришлем еще множество гуманитарной помощи, ситуация все равно не изменится.

 — Тогда зачем это нашему МИДу?

— Полагаю, что российский истеблишмент хочет сделать своеобразный дружеский шаг в сторону западного истеблишмента. Подобные гуманитарные акции — это такой церемониал, как игра в теннис. При том, что вся такого рода гуманитарная помощь зачастую разворовывается и продается, не доходит до адресата. Поэтому вся эта благотворительность — циничная форма пиара.

Если уж у нас образовались излишки зерна, что случается не каждый год, их можно выгодно продать. Есть за рубежом платежеспособные регионы, в которых своего зерна не хватает. И в нынешней ситуации, когда Россия под двойным-тройным экономическим, политическим и военным прессингом со стороны не только Запада, но и стран-коллаборационистов из других регионов, увлекаться показушной благотворительностью не стоит.

Речь не идет, конечно, о районах, где случаются гуманитарные катастрофы. В остальных случаях лучше сосредоточиться на собственных экономических интересах, помогать только союзникам в обмен на влияние. И не ждать, что информационная война против России прекратится, если мы напялим на себя пушистый костюмчик зайчика и станцуем что-нибудь. Этого не будет. Нужно вести себя достойно и достаточно грозно.

Сергей Аксенов

Источник: http://svpressa.ru

Добавить комментарий