ОРГАНИЧЕСКИЕ ПРОДУКТЫ — ЕДА ДЛЯ ИЗБРАННЫХ

  • Просмотров: 862

  • Нет комментариев

  • Дата: 22.10.2015

Идеальной экологически чистой продукции никогда не будет, тем более в современной жизни, когда даже на полюсе есть свинец и радиоактивные элементы

1. Сельскому хозяйству Татарстана светит органическое будущее
Мечты о высоком урожае, разбитые вдребезги засухой минувшего лета, в очередной раз подтвердили правоту экспертов в том, что состояние сельхозземель Татарстана критическое и требует решительных мер для их оздоровления и защиты. На сей раз на повестке дня сельское хозяйство высшего пилотажа — органическое.
Для сторонников биоземледелия в республике забрезжила надежда. В то время как федералы готовят законодательную базу, местные власти и ученые готовят почву для развития органического сельского хозяйства. Если дело доведут до конца, через пару-тройку лет татарстанцы начнут кушать экологически чистые продукты.

Антисанкции помогли
Понятие органического сельского хозяйства знакомо далеко не всем. Больше других у нас о нем наслышаны, пожалуй, даже не аграрии и не чиновники, а экологи и сторонники экопоселений. Законопроект о производстве органической продукции пребывает в профильном комитете ГосДумы уже который год. Однако введенный Россией в прошлом году запрет на ввоз продуктов питания из-за рубежа вкупе с сомнениями в способности отечественного сельского хозяйства накормить страну оживили тему.
Летом этого года Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии был утвержден ГОСТ «Продукция органического производства. Правила производства, хранения, транспортировки», который вводится в действие с 1 января 2016 года. А уже в осеннюю сессию ГосДумы ее комитет по аграрным вопросам рассчитывает на принятие федерального закона.
Татарстанские чиновники следуют заданному тренду. Так, развитие органического сельского хозяйства декларировано в недавно принятой «Стратегии социально-экономического развития Республики Татарстан до 2030 года». А с лета прошлого года при министерстве сельского хозяйства и продовольствия РТ действует общественный совет по производству органической (экологически чистой) продукции.
Что же такое органическое сельское хозяйство?
Еще в 1999 году на своей пятнадцатой сессии, посвященной органическому сельскому хозяйству, Комитет по сельскому хозяйству Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) указал следующее.
«Органическое сельское хозяйство — один из нескольких подходов к устойчивому сельскому хозяйству, и многие используемые приемы (например, совмещение культур, севооборот, двойная перекопка, мульчирование, комбинирование культур и домашнего скота) практикуются в различных сельскохозяйственных системах. Что делает органическое сельское хозяйство уникальным и урегулировано различными законами и программами сертификации — это то, что практически все синтетические ресурсы запрещены, а почвообразующее чередование культур является обязательным».
В органическом сельском хозяйстве запрещены пестициды, синтетические химические удобрения, стимуляторы роста и откорма животных, антибиотики, гормональные препараты, ГМО и обработка продукции с использованием ионизирующего излучения. Хорошие урожаи в нем достигаются благодаря использованию природных механизмов, поддержанию здоровой агроэкосистемы и биоразнообразия. Здоровье животных обеспечивается за счет благоприятных условий содержания и натуральных (органических) кормов.
При переработке органических продуктов запрещены искусственные пищевые добавки, красители и ароматизаторы.
Для того чтобы продукция могла маркироваться как органическая, весь процесс ее производства должен быть сертифицирован. Сертификация – это гарантия для потребителя того, что продукция произведена с использованием методов, соответствующих стандартам и правилам органического производства.
По данным из книги Международной федерации движений за органическое сельское хозяйство и Исследовательского института органического сельского хозяйства «Мир органического сельского хозяйства 2015», в 2013 году площадь земель, занятых органическим производством в мире, составляла 43 миллиона гектаров или 0,98% площади всех сельскохозяйственных земель. Сертифицированное органическое сельское хозяйство велось в 170 странах. В мире насчитывалось 2 миллиона производителей органической продукции. Размер мирового рынка органических продуктов оценивался в 72 миллиарда долларов США. С 1999 года рынок вырос в 4,7 раза.

«Идеально чистой продукции нет»
В Татарстане активным продвижением идей органического сельского хозяйства занимается лаборатория экологии почв Института проблем экологии и недропользования Академии наук РТ. Ее возглавляет завкафедрой почвоведения КФУ Борис Григорьян.
«Что хорошего в этом органическом земледелии? Я всегда говорю: сделать для всех и много нельзя. Но это идеал для всех остальных хозяйств. Потому что здесь производится хорошая продукция, здесь технологии совершенно другие, когда сначала уменьшается, а затем совсем прекращается внесение удобрений, пестицидов. Химизации, ГМО нет. И производитель, который работает пока по старинке, он понимает, что эта продукция стоит дороже. Поэтому он тоже начинает уменьшать количество удобрений, пестицидов, меняет технологии. Медленно, пусть десятки лет и не полностью, но он потихонечку будет переходить к этой технологии».
Органическое сельское хозяйство, считает ученый, необходимо потому, что, возможное лишь в экологически благополучной среде, оно эту самую среду поддерживает. И одновременно обеспечивает нас хорошими продуктами питания, которые можно с успехом экспортировать.
«Идеальной экологически чистой продукции никогда не будет, тем более в современной жизни, когда даже на полюсе есть свинец и радиоактивные элементы, — признает Григорьян. — Но можно получать более или менее чистые, выращенные в природных условиях продукты, когда почва сама себя поддерживает».
« Близка к органической системе адаптивно-ландшафтная система земледелия, — уточняет эколог Татьяна Кольцова. — Например, заказник «Чулпан». Создание благоприятной окружающей среды за счет буферных зон, озер, прудов, лесополос, лугов — это база. Единственное большое отличие двух систем в том, что в адаптивно-ландшафтных системах не запрещается применять химически синтезированные пестициды и минеральные удобрения, хотя можно обойтись и без них. В органической системе земледелия тоже можно применять удобрения и пестициды, но только натурального происхождения из установленного перечня, приведенного в нормативных документах».
То есть органическое сельское хозяйство — это не просто система запретов, как будто вообще ничего нельзя вносить и применять. Можно, но только то, что разрешено. И оно, как правило, только натурального, природного происхождения. Если это пестициды, то обычно это продукты либо растительного либо животного происхождения, например, феромоны, растительные масла, пчелиный воск. Или, скажем, можно ставить ловушки для вредоносных насекомых, а также использовать микроорганизмы для биологической борьбы с паразитами. То есть все должно быть в контексте сохранения окружающей среды, без применения синтетических химических препаратов.

«Нам не нужны большие урожаи»
«Нам не нужны большие урожаи, — подчеркивает Григорьян. — Нам нужно, чтобы почва всегда оставалась плодородной. Есть дождь, нет дождя – она должна выдерживать. Если взять любое поле, которое у нас сейчас есть: дождь рванет — урожай погубило, засуха наступила — опять погубило. А в органическом земледелии земля и вся агроэкосистема устойчивы и к засухе, и к избыточному увлажнению. Урожай может быть поменьше, но он стабильный. У природной земли ведь очень высокая буферность. Она и влагу избыточную поглощает, и микроорганизмы в ней хорошо живут. Это главное».
По мнению сотрудников лаборатории, органическое земледелие — это фактически создание природных условий в поле. Это очень сложный, трудоемкий процесс, здесь требуется много ручного труда. Особенно поначалу можно терять урожаи. Поэтому фермер без дотаций за него не возьмется.
«Все органическое сельское хозяйство первоначально дотационное — такова мировая практика, — уверяет микробиолог Люция Сунгатуллина. Государство поддерживает данное направление, потому что здесь сохраняются самые главные ресурсы — почва и окружающая среда».
Однако на сегодняшний день в Татарстане, да и в России в целом, производители органической продукции никакой помощи от государства не получают. Система сбора и сбыта продукции отсутствует.
Те немногие фермеры-энтузиасты в республике, которые на свой страх и риск ведут органическое сельское хозяйство, вынуждены продавать свою продукцию за ту же цену, что и у традиционной. А то и дешевле, потому что у них, как правило, мелкое производство, а маленькие партии не пользуются спросом.
Сотрудниками лаборатории уже разработаны технический регламент по производству и маркировке экологической сельскохозяйственной продукции, а также методика преаудита земель, где планируется органическое земледелие (до сертификации).
Преаудит в данном случае — это предварительная почвенно-экологическая оценка земель, которая дает ответ на вопрос, можно ли на них выращивать органическую продукцию или нельзя (к примеру, из-за наличия поблизости промышленных предприятий и транспортных магистралей), готовы ли они к органическому земледелию, или их надо еще несколько лет улучшать. Соответственно, по итогам преаудита становится ясно, имеет смысл тратить деньги на сертификацию или нет. В прошлом году, вспоминают ученые, сертификация 1300 га специалистами международной организации стоила 141 тыс. рублей.

Вся органика под одним крылом
По словам Григорьяна, недавно, при поддержке Минсельхоза РТ и общественного совета по производству органической продукции, лаборатория приступила к преаудиту фермерских хозяйств. На основе его данных планируется создать реестр потенциальных производителей органической продукции РТ. А таковой, в случае выделения бюджетного финансирования на развитие данного сегмента сельского хозяйства, позволит предоставлять помощь адресно — там, где это имеет смысл.
Еще одна причина создания реестра, указывает Сунгатуллина, — объединить производителей, которые уже занимаются или планируют заняться органическим сельским хозяйством. В таком случае фермеры получат возможность кооперироваться, совместно арендовать технику, а растениеводы смогут поставлять животноводам органические корма.
Ученые убеждены в том, что, помимо преаудита, нужен собственный орган сертификации, для того чтобы защитить производителей и потребителей от фальсификаций. А с учетом имеющихся в лаборатории наработок Татарстан вполне мог бы стать регионом-пионером, создав такой орган у себя. Во всяком случае органические фермеры из соседних субъектов федерации, с которыми сотрудничает лаборатория, выражают готовность сертифицироваться у нас.
Итак, если чаяния ученых-почвоведов оправдаются, а декларируемые цели чиновников будут достигнуты, Татарстан в недалеком будущем обзаведется дружелюбным к природе органическим сельским хозяйством. Жители республики — если смогут себе это позволить — будут кушать органическую еду. И при этом будут уверены, что никая химия, ГМО или облученные продукты не окажутся в их тарелках.
Но действительно ли это нам нужно? В самом ли деле органические продукты лучше своих традиционных аналогов? И правда ли, что органическое сельское хозяйство оказывает благотворное воздействие на окружающую среду?
К слову, некоторые его оппоненты утверждают, что это не так, а органические продукты даже могут представлять угрозу для здоровья.

2. «Преимущества органических продуктов над обычными не доказаны»
Помните известную присказку про надпись на заборе и дрова? Так вот, наличие на еде маркировок «органическое», «халяль» или «без ГМО» еще не означает, что так оно и есть на самом деле. А органическое земледелие плохо тем, что не сможет прокормить население.
Во второй части цикла статей об органическом сельском хозяйстве своим мнением на сей счет поделилась специалист по гигиене питания, доктор медицинских наук, профессор кафедры общей гигиены Казанской государственной медицинской академии Оксана Фролова.
— «Официально у нас нет законодательной базы, на основании которой мы будем проводить исследования в сфере органического сельского хозяйства», — сетует Фролова.
— Вы имеете в виду сертификацию?
— Да. Поэтому все, что написано на упаковке: органическое, экологическое, безопасное – это неправильно. Ничего этого нет.
Я подняла официальную статистику, которую нам дает Роспотребнадзор. Вот удельный вес проб пищевой продукции, которые не соответствуют нормативам. Роспотребнадзор берет огромное количество проб — они измеряются тысячами. И при этом пробы, которые не соответствуют требованиям — 1,6%. Это по химическим показателям, то есть по тяжелым металлам, пестицидам и так далее. 4% проб по микробиологии у нас не соответствуют. Это очень мало. Показатели в Татарстане даже ниже, чем по Российской Федерации. Но по Российской Федерации они тоже небольшие.
— Вы хотите сказать, что те продукты, которые сейчас поставляются на рынок, они соответствуют всем нормативам?
— Они соответствуют.
— А если мы возьмем птицефабрики, то, как там выращивают птицу, получают яйца. Они насколько полезны?
— Они полезны в любом случае, потому что, если мы будем говорить о яйцах, это незаменимые белки и аминокислоты. Это идеальный аминокислотный состав. Там присутствуют все незаменимые аминокислоты.
— Говорят, что там антибиотиков много используют, гормонов роста.
— Люди говорят, но анализы проводятся. Вот на антибиотики обратите внимание. Сколько проб было — вообще ни в одной не было обнаружено.
— Получается, что те продукты, которые предлагаются сейчас на рынке…
— Они не такие плохие. Страшны какие продукты? Такие, которые бесконтрольно продаются. Вот бабушка стоит — неизвестно какая у нее корова. Как она ее кормит? Если туберкулез, бруцеллез, мастит у коровы, эти возбудители будут и в молоке. Если вы покупаете это молоко на рынке, без сопроводительных документов, то есть вероятность заболеть. Вот это страшно — когда вы покупаете товары в несанкционированных местах. А все, что санкционировано продается, согласно данным – безопасно.
— Говорят еще, что много подделок. Пальмовое масло, например, используют.
— Много подделок.
— Они как раз в этих процентах сидят?
— Там у нас остаточное количество веществ, а здесь фальсификаты. Фальсификат чем отличается? На упаковке написано, что продукт состоит из цельного молока, а на самом деле, в нем присутствуют растительные жиры. Это уже фальсификат. И его очень много выявляется.
— Это тоже страшно?
— Да. Но опять же, насколько это страшно, не доказано. У нас не нормируется количество животных жиров в рационе. Вот если мы говорим, что количество животных белков должно быть пятьдесят на пятьдесят, то есть 50% — белков животного происхождения и 50% — растительных, то по поводу жиров такого нормирования нет.
Фальсификат чем опасен? Получается, что как потребители мы платим большие деньги за некачественный продукт или за продукт, который на самом деле стоит дешевле.
— Или который нам не нужен.
— Или который нам не нужен. То же самое, как соевая колбаса. Лучшее, что можно было добавить в колбасу — это соя. Соевые белки — одни из самых сбалансированных растительных белков. Но если бы нам сказали, что это колбаса стоит пятьсот рублей, но здесь только животные белки, животные жиры, и продолжительность жизни в результате употребления этой колбасы уменьшится на 10%, увеличится в два раза вероятность инфарктов, инсультов. А вот это колбаса — здесь соя, она стоит сто рублей, но она будет способствовать увеличению вашей жизни на 10% и снижению риска возникновения инфарктов, инсультов. Я думаю, что нашлись бы люди, которые купили бы соевую колбасу.
Нас же обманывают. Нам продают колбасу стоимостью сто рублей за пятьсот рублей и не говорят о том, что там соя. Вот это нам обидно. Но на самом деле это хороший продукт. Он более сбалансированный, более полезный, чем продукт из мяса, где присутствуют насыщенные жирные кислоты.
— По поводу органических продуктов. Есть ли хоть какое-то преимущество, на ваш взгляд, перед обычными продуктами?
— Преимущества не доказаны. Брали две линии крыс. Одних кормили обычными продуктами, других — органическими. Не доказано, что у одних здоровье лучше, чем у других, если продукты находятся в зоне безопасности, то есть они безопасны для применения, соответствуют всем стандартам, техрегламентам и санитарным правилам.
— Я смотрела иностранную литературу по этим исследованиям. В 2013 году было исследование, которое изучало порядка двухсот работ предыдущих по этой теме. Они как раз выявили, что нет никакого преимущества. Там сравнивали по питательным веществам. И пришли к выводу, что разницы нет. В 2014 году появилось новое исследование, которое пришло к выводу, что по антиоксидантам небольшое превышение идет у органических продуктов.
— Что такое антиоксидант? Пищевые антиоксиданты – это витамины А, Е, С. Цинк, селен, бета-каротин к ним относятся и ряд аминокислот. Внесение минеральных удобрений и обработка полей пестицидами в традиционном сельском хозяйстве приводит к разрушению витаминов в продуктах. Сохранение витаминов — это серьезное преимущество органического сельского хозяйства. Но, по нашим исследованиям, количество антиоксидантов в продуктах, выращенных на территории Республики Татарстан и так меньше справочных общероссийских значений.
— Почему их мало?
— На территории Республики Татарстан в почве недостаточное количество цинка, селена. Соответственно в растениях, выращенных у нас, будет меньше цинка, селена. В мясе животных, которые этими растениями питаются, будет меньше цинка, селена.
— Так всегда было на этой территории?
— Да, всегда так было. Если бы мы жили где-то в приморской зоне, там другая картина.
Поэтому количество витаминов и антиоксидантов, необходимое человеку (физиологическая потребность), невозможно получить из пищевых продуктов обычных или органических. Нужно использовать в питании или обогащенные пищевые продукты или витамино-минеральные комплексы.
Мы не можем сейчас обеспечить себя пищевыми продуктами за счет органического сельского хозяйства.
— Почему?
— Очень низкая урожайность. И количество людей, которые сейчас работают в сельском хозяйстве очень мало. Почему сейчас такое развитие получили генетически модифицированные продукты? Потому что они дают на порядок выше урожайность. Можно вырастить продукт, в котором будет в два-три раза больше цинка, селена, витамина С. Как раз генетически модифицированные продукты растут лучше без применения пестицидов. В них в разы меньше пестицидов, в разы меньше минеральных удобрений, потому что специально их гены делают такими, когда не нужно их использовать при выращивании. По составу, в части химических загрязнителей они намного лучше.
— Насколько я знаю ситуацию с Monsanto, одной из крупнейших фирм, которая их производит, они не обходятся без гербицидов.
— Не обходятся, но они меньше применяются. Ведь исследования направлены именно на то, чтобы они были более устойчивы к каким-либо заболеваниям. Первый в мире генетически модифицированный продукт был табак с устойчивостью к вирусу табака. Устойчив к вирусу — значит, не нужно применять гербициды, которые будут убивать этот вирус. Значит, будет более здоровый продукт.
— Но вроде бы еще открытый вопрос по поводу долговременных эффектов ГМО на здоровье.
— Открыт вопрос, но официальная точка зрения НИИ питания Российской Федерации — безопасно.
— Вы согласны?
— Я не могу не согласиться. Я же не провожу сама исследования. У меня нет набора крыс. Но каждый год я приезжаю в институт питания на большую конференцию. И каждый год Виктор Александрович Тутельян, директор института, читает лекцию и показывает нам уже десять поколений крыс, которых кормят только генетически модифицированными продуктами и смотрят, как это влияет на их продолжительность жизни, репродуктивную способность и так далее.
— Сам институт питания проводит это долговременное исследование?
— Да. Ну, насколько долговременное… В мире первый генетически модифицированный помидор появился на прилавках в 1980-х годах, и то — в Америке.
— То есть по органическому сельскому хозяйству: не дает такой урожайности и не сможет обеспечить нас продовольствием?
— Не сможет обеспечить. Обратите внимание: органическое земледелие — это фактически земледелие на нашем садовом участке. Каждая ли семья сможет обеспечивать себя овощами, если она будет работать на своем участке и выращивать картошку, морковь и свеклу? Возможно это? Если три человека будут десять соток окучивать, им хватит этого? Не хватит! Это я вам точно говорю. И знаете, как работать там нужно, чтобы получить хороший урожай?
— С другой стороны, садоводы ведь не владеют принципами органического сельского хозяйства.
— Садоводы применяют фактически все: сыпем золу, не используем химию. Они ведь все натуральное пытаются использовать.
— Очень редко пока используют мульчирование, компост, высокие или теплые грядки, сидераты.
— Многие мульчируют и используют компост, натуральные удобрения. Масштабно органическим земледелием мы никогда не сможем заниматься. Прокормить город Казань органическим земледелием, даже 10% населения мы не сможем. Но главное, что вы должны до людей донести: покупать дороже продукцию, на которой написано «экологически чистая», «без ГМО», «органические продукты», это неправильно. Потому что сейчас нет никакой законодательной базы, которая регламентирует данные названия.
— «Без ГМО» тоже нет?
— Нет такой маркировки. Если на продукте стоит печать и написано «без ГМО», это неправильно. Если в продукте обнаруживается больше 0,9% генетически модифицированных источников, тогда на этикетке должно быть написано: «содержит генетически модифицированные источники». Если меньше 0.9% — «не содержит генетически модифицированные источники».
— То есть это просто декларация самого производителя, да есть, или нет?
— Да.
— По органическим продуктам у нас и законодательства нет в России.
— Нет ничего. Если в крупную торговую сеть, привозят органические продукты из-за рубежа, когда нет прямых самолетов доставки, нужно подумать, сколько времени прошло от сбора урожая. Получается, четыре-пять дней, а овощи не завяли, ничего с ними не произошло, и они не испортились. Это невозможно без применения специальных технологий!
— Овощи какие?
— Практически любые. Они наверняка чем-то обработаны. А раз обработаны, то они уже не органические. И покупать дороже на данный момент нет смысла. А ведь сейчас очень многие этим грешат. Они говорят, что этот продукт качественный, органический. Или сейчас еще пишут «халяль».
— Так, это интересно.
— Это реклама от производителя.
— Системы сертификации на «халяль» нет?
— Нет.
— А проверить, «халяль» это или не «халяль»?
— А как вы проверите?
— Мы не знаем, что это вообще подразумевает?
— Нет, конечно. Производитель думает: хочу — напишу «халяль», не хочу — не напишу «халяль». По идее, «халяль» должны быть органические продукты. Плюс, люди, которые исповедуют ислам, должны быть праведно одеты. И они должны помолиться, перед тем как убивать это животное. Откуда мы знаем, как это все происходит? И опять же если этот продукт дороже…Если вам некуда деньги девать, можете и потратить.
— То есть в Татарстане никто их не проверяет?
— На основании чего мы будем их проверять? Роспотребнадзор не имеет никаких регламентирующих документов на продукты «халяль». Есть санитарные правила, где указано, по каким веществам какой продукт нужно проверять. «Халяль» — это что такое вообще? Как можно проверить?
— А та же, например, «Пестречинка» отдельно продает кур «халяль».
— Это рекламный ход производителя.
— Неизвестно, что она там продает, да?
— У них ведь выделенная линия должна быть под «халяль». Они не должны смешиваться с неверными…
— Курицами.
— Курицами, да. Получается, что на производстве должно быть отдельное производственное помещение, даже уборная, отдельно — где они раздеваются, переодеваются, где они молятся в конце концов. Прием на работу должен вестись по каким-то религиозным принципам. Это же все должно быть организовано. Вы в это верите?
— -Нет. Но я думала, что их хоть кто-то проверяет.
— А как их проверишь? Просто людям нравится себя обманывать.

3. «Органическое сельское хозяйство — это роскошь, которую могут себе позволить только жители первого мира»
Соблюдение стандартов продуктов питания, разработка медицинских и социальных аспектов сохранения здоровья населения в современных экологических условиях гораздо важнее, чем развитие органического сельского хозяйства. Хотя последнее для нашей страны тоже нужно.
В третьей части серии об органическом сельском хозяйстве мы предлагаем статью, которую написал специально для «МК» заведующий курсом общей и клинической патофизиологии Кубанского медицинского института, профессор и советник Российской Академии Естествознания, Активный член Европейской Академии Естествознания, Почётный доктор наук Международной Академии Естествознания Александр Павлович Парахонский.
Увеличение белкового фонда страны тесно связано с использованием вторичного пищевого сырья, утилизацией белковых ресурсов биосферы, интенсификацией и химизацией сельского хозяйства, разработкой и внедрением нетрадиционных биотехнологических процессов для производства протеинов промышленным путем. Заявляю категорически: все эти интернетовские мифы о вредности органического питания не обоснованы. Дело в цене вопроса!
Уже к концу XX века человечество осознало неразрывность триады: развитие человеческого общества — состояние окружающей его среды – здоровье человека. Процесс осознания шёл и идёт в настоящее время под флагом экологизации хозяйственной деятельности и содержания образования, что всё время и поддерживает общественный интерес к экологии. Столкнувшись с негативными сторонами своей хозяйственной деятельности — загрязнением воздуха, воды, почв, и, как следствие, ухудшением состояния здоровья людей, человечество стало искать выход из создавшегося положения. Отсюда и поиски методологии развития производства органических продуктов питания.
Применение в сельскохозяйственном производстве высоких несбалансированных доз минеральных удобрений, а также попадание в пищу токсичных металлов, радионуклидов, метаболитов, продуктов деградации, микотоксинов, углеводородов и других органических соединений оказывают существенное влияние на качество продуктов питания, могут вызывать кумуляцию чужеродных веществ, обладающих высокой токсичностью, канцерогенными и тератогенными свойствами.
Показано, что, воздействие пестицидов приводит к иммунодефицитным состояниями у лиц, профессионально или косвенно контактирующих с ними. Фосфорорганические соединения (ФОС) индуцируют резкое снижение количества Т-хелперов, Т-супрессоров, функциональной активности ЕК-лимфоцитов. У лиц, контактирующих с хлор- и фосфорорганическими пестицидами, снижается количество и функциональная активность Т-лимфоцитов, в меньшей степени В-лимфоцитов. Механизмами системных нарушений иммуногенеза при воздействии пести¬цидов являются угнетение пролиферации и миграции стволовых кроветворных клеток, ингибирование процессов миграции Т- и В-клеток, а также их коопера¬тивного взаимодействия, что проявляется торможением иммунного ответа. У рабочих склада ядохимикатов степень угнетения биохимических параметров (общий, прямой, непрямой билирубин, холинэстераза, альдолаза) прямо коррелирует с показателями иммунного статуса и стажа работы. Отмечалось снижение количества Т-лимфоцитов, угнетение реакции бласттрансформации лимфоцитов на митогены, наряду с увели¬чением содержания иммуноглобулинов E и G. Аналогичная картина наблюдалась у механизато¬ров, имеющих постоянный контакт с пестицидами.
Иммунодепрессивный эффект пестицидов влечет за собой повышенную восприимчивость организма к инфекциям — увеличивается частота и продолжитель¬ность кожных поражений, заболеваний гриппом, ангинами, пневмониями, туберкулезом, холециститом, что подтверждается данными литературы. Контакт с этими соединениями приводит к повышенной восприимчивости к бактериальным, вирусным, паразитарным инфекциям и к трансплантируемым опухолевым клеткам. Увеличивается частота аллергических состояний.
Исследовалась проблема взаимоотношений иммунной и эндокринной систем. Воздействие ФОС уже с первых часов сопровождалось стойким повышением уровня кортикостероидов. Одновременно отмечены существенные сдвиги в уровнях аденокортикотропного гормона, тироксина, трийодтиронина, тестостерона, что свидетельствует о значительных гормональных сдвигах, нега-тивно сказывающихся на функциях иммунокомпетентных клеток (ИКК). При острых поражениях наи¬более чувствительна индуктивная стадия иммунного ответа, реализующаяся в представлении антигена макрофагами, а также кооперация Т- и В-клеток с макрофагами.
По химической структуре, механизму действия пестициды весьма разнообразны, но общим для них является высокая биологическая активность, способность проникать в орга¬низм разнообразными путями, преодолевать тканевые и клеточные барьеры, об¬разовывать конъюгаты с сывороточными белками, непосредственно взаимодей¬ствовать с ИКК. Состояние питания населения является одним из факторов, определяющих здоровье и сохранение генофонда нации. Для населения характерна высокая распространённость заболеваний, прямо связанных с нарушением питания.
Натуральная разнообразная пища и целенаправленные биотехнологические составы и сырьё являются фундаментальными средствами для укрепления здоровья, профилактики заболеваний, обеспечения условий функционирования регуляторных систем, гомеостаза организма. Это требует неотложной разработки программы развития агропромышленного комплекса и обеспечения населения пищевыми средствами и продуктами питания.
Не могу поверить, что пестициды и минеральные удобрения для природы менее опасны, чем дедовская агрикультура (нет таких доказательств). Кроме того, я не обнаружил в литературе и Интернете научных исследований, которые бы убедили меня, что органическое сельское хозяйство щадящее относится к природе. В середине 1980−х годов во многих развитых странах были разработаны четкие и однозначные критерии, по которым фермерское хозяйство (производство) и его продукция могут быть отнесены к органической. Более того, эти критерии еще и стали строго соблюдаться — благодаря контролю власти, а также деятельности специализированных сертифицирующих союзов и организаций (важно, что этого нет в нашей стране).
Органические продукты всегда занимают премиальную нишу. Из-за меньшей урожайности и производительности труда, более сложной системы сбыта их стоимость выше (в полтора-четыре раза), чем у традиционных аналогов. Главный маркетинговый козырь, позволяющий продавцам воздействовать на покупателей в целесообразности дополнительных трат, — прямое или завуалированное убеждение в том, что органика весьма качественна, натуральна, экологически чиста, а главное, несравненно более полезна и менее опасна для здоровья.
По большому счету, все эти признаки органической продукции – рекламные слоганы, а не установленные наукой факты. Обычные продукты питания по ГОСТам и тому подобным национальным стандартам обязаны оставаться такими же безопасными для здоровья, как и органические (другое дело, как эти стандарты соблюдаются). Соблюдение стандартов продуктов питания имеет гораздо большее значение и менее затратно, чем дорогостоящее развитие органического сельского хозяйства. Хотя в прессе постоянно фигурирует информация о негативных последствиях употребления генно-модифицированных продуктов (которые мы едим уже два десятилетия), даже гринписовцы соглашаются, что исходящая от них угроза – пока не реальная, а потенциальная. Указывают и на недостатки organic – при полном отказе от применения химических средств защиты растений повышается вероятность попадания в пищу вредоносных бактерий. Например, по данным американских исследований, при потреблении органических продуктов в восемь раз увеличивается вероятность поражения патогенными формами распространенной бактерии Escherichia coli (приводит к желудочно-кишечным кровотечениям, особенно опасным для маленьких детей), а поражение патогенными формами Helicobacter pylori способствует развитию гастритов и язвенной болезни желудка и 12-перстной кишки.
А более высокая пищевая ценность organic еще менее очевидна. Органические хозяйства, как и их обычные индустриальные собратья, являются не натуральными, а товарными – то есть производят свою продукцию для продажи. В таких хозяйствах круговорот питательных веществ разомкнут, часть их вместе с урожаем вывозится за пределы агросистемы и безвозвратно для нее теряется (ежегодно несколько десятков миллионов тонн этих веществ смешивается с токсичными отходами и пропадает в городских канализациях). Минеральные удобрения и микроэлементы как раз и нацелены на компенсацию этих потерь. Собственно, иногда их используют только с этой целью. В частности (для кого-то это может звучать дико), добавление цинка в качестве микроэлемента приводит к увеличению содержания в сельхозсырье углеводов, белков и витамина С. Что касается стадии переработки, то многие современные индустриальные методы, которых «органики» стремятся избегать, были придуманы как раз для улучшения потребительских свойств и качества сельхозпродукции. Например, в молоко или муку стали добавлять синтетически синтезируемые витамины.
И уж совсем нельзя ставить знак равенства между organic и здоровым питанием. У органических продуктов, в первую очередь прошедших переработку, определенные плюсы есть, но результаты диеты в гораздо большей степени определяются рационом и количеством съеденного. Скажем, если мы будем есть много «органического» сала, получим практически столько же лишнего холестерина и жира, что и потребляя сало «обыкновенное».
Конечно, у органики есть преимущества. При прочих равных у ее потребителя меньше шансов нарваться на нитратные арбузы или лет через двадцать узнать о неприятных последствиях какой-нибудь химической инновации. Но идеализировать ее экологическую чистоту определенно не стоит. Вопреки распространенному заблуждению в готовой органической продукции в небольших количествах (например, до 5%) может содержаться даже генно-модифицированное сырье. Кто может гарантировать качество и экологическую чистоту сельскохозяйственной продукции в нашей насквозь коррумпированной стране? Что уж говорить об использовании минеральных удобрений — сокращение применения агрохимикатов порой бывает далеко не радикальным.
Следует также помнить, что органические фермы, распространенные в основном в плотно заселенных индустриальных странах Запада, хоть и проводят конверсию почв и сокращают внесение химических удобрений, не в состоянии полностью отгородиться от окружающего мира и своего прошлого. Полное химико-биологическое исследование всей органической продукции провести нереально, а это значит, что в ней вполне может оказаться и рассеянный десятилетия назад плохо разлагающийся и ныне запрещенный к использованию пестицид ДДТ, а также тяжелые металлы, накопленные в результате предыдущего интенсивного использования фосфорных удобрений, не говоря уже о промышленных загрязнениях, свободно мигрирующих в атмосфере и водном бассейне.
Не применение химии ещё не экологическая чистота. В результате десятирублевая картошка, выращенная на не тронутом минеральными удобрениями и далеком от всякой промышленности огороде российского крестьянина, вполне может быть намного натуральнее и чище своего органического аналога из Нидерландов по нескромной цене 140 рублей за кило. Кошерные куриные яйца, которые производят заключённые одной российской колонии стоят 120 рублей за десяток, и зачем они нужны нашим пенсионерам, а также врачам, учителям с их более чем скромными зарплатами? Без гормонов роста бройлеры будут в 2 раза меньше, а стоить будут в 2 раза дороже. Выдержит ли наше население такую финансовую нагрузку?
Развитие органического сельского хозяйства в Африке явилось одной из причин неэффективности сельского хозяйства. Органическое сельское хозяйство — это роскошь, которую могут себе позволить только жители первого мира. Все это говорит лишь о том, что продукты organic не соответствуют завышенным ожиданиям и не всегда корректно позиционируются (особенно у нас). Тем не менее, по качеству они могут превосходить свои традиционные аналоги. Не столько из-за специфической технологии, сколько благодаря жесткому контролю качества и высокой ответственности всех участников маркетинговой цепочки за продвигаемый премиальный бренд. И это важно: в неорганических хозяйствах агрохимикаты отнюдь не всегда используют «по науке».
Можно считать общепризнанным, что наибольшее практическое значение имеет загрязнение среды обитания различного рода химическими веществами.
Появление в среде обитания каких-либо новых факторов: болезнетворных микробов, антибио¬тиков, молекул химических веществ (любых примесей); способствует отбору клеток, соответствующих изменившимся условиям. Клетки, фенотип которых со¬ответствует новым условиям, занимают место погибших и передают свой фенотип дочерним клеткам. Если действие факторов среды повторяется, что имеет место, например, при длительном приёме медикаментов, то клетки соответствующих им феноти¬пов каждый раз получают преимущества и, размножаясь, захватывают всё большее жизненное пространство в ткани или органе. В результате накопления подобных клеток основные функции ткани или органа нарушаются, потому что в клетках «медикаментозного» фенотипа репрессированы гены, ненужные в условиях наличия данного медикамента, и дерепремированы нужные. Последствия этого явления определяются функциональной активностью и компетентно¬стью иммунной системы. В идеальном варианте эта система на ранних этапах выявляет и ликвидирует изменившиеся клетки, и функция органа или ткани восстановится в полной мере. При наличии же иммунодефицита возникшая под действием медикамента популяция клеток сохранит свою жизнеспособность. Клинически это будет проявляться нарушениями функции поражённого органа или аллергическими реакциями. Сохранение изме¬нённых клеток в течение длительного времени представляет собой зачаток будущего новообразования, ждущего своего часа, связанного с появлением очередного дефекта им¬мунной системы соответствующей специфичности.
Определение химического носительства, проведенное у детей, проживающих в экологически неблагополучных районах, обнаружило повышенное (в 1,4-2,6 раза) содержание в волосах хрома, марганца, свинца, меди, кобальта; в моче — свинца, марганца, меди, кобальта, цинка, бутанола, этилбензола, сероводорода. Содержание металлов и органических соединений в биосредах детей прямо коррелировало с загрязнением окружающей среды этими ксенобиотиками. И это совершенно не зависело от чистоты и качества продуктов питания!
В среду обитания человека выбрасывается огромное количество токсических веществ. Многие из них попадают в водоисточники, пищевые продукты; изменяют газовый состав атмосферы, компоненты воды, почвы и оказывают влияние на организм животных и человека, причем не только токсическое, но и мутагенное, что создает угрозу генетическому фонду популяций. Неучтённые химические вещества, содержащиеся в окружающей среде, представляют серьёзную опасность для здоровья и жизни. Вредные для человека и для природы выбросы могут перемещаться в воздушных потоках на громадные расстояния. Все эти факторы влияют не только на отдельные индивиды, но и вызывают изменения популяций и сообществ организмов. Продолжается загрязнение атмосферного воздуха, водоёмов и почвы. Под воздействием повышенных концентраций вредных веществ проживает большинство населения городов. Оно подвергается воздействию высоких концентраций взвешенных веществ, бензапирена, формальдегида, углеводородов, бензола, сероводорода, свинца, оксида и диоксида азота, оксида углерода. По многим параметрам отмечается загрязнение атмосферного воздуха на уровне 5 ПДК и более. Доля выбросов автотранспорта составляет 50—80% от общего количества вредных веществ, поступающих в атмосферный воздух.
Опыт аналитических исследований позволил суммировать данные о качественном составе и концентрациях веществ, реально содержащихся в окружающей среде: в атмосферном воздухе — около 500, в воздушной среде зданий — 560, в питьевой воде — 140, в поверхностных водах — около 300, в почве — около 200. Обнаружено, что вещества, поступающие в окружающую среду от источников загрязнения, всегда представлены в виде спектров переменного состава: от нескольких десятков до нескольких сотен соединений в зависимости от природы конкретного источника загрязнения. Это свидетельствует об ограниченности государственного мониторинга среды, включающего стандартный набор до 60 контролируемых показателей. Проведенные исследования выявили отставание гигиенического нормирования от реального загрязнения среды. Гигиеническая опасность более половины обнаруженных веществ не известна. Бесчисленное количество токсичных веществ внешней среды все более проникает во внутренние среды организма. Вместе с ними физические неадекватные факторы, психическая перегрузка, неправильное питание истощают и ломают защитные нейтрализующие механизмы человеческого организма. Каждая клетка организма вынуждена жить и функционировать в загрязненной собственной атмосфере.
Российский покупатель до органики еще просто не дозрел. Как свидетельствует мировой опыт, бурный рост потребления органических продуктов начинается с того момента, когда среднедушевой уровень доходов переваливает за 16 тыс. долларов в год. Люди в состоятельном обществе больше заботятся о собственном здоровье и окружающей среде, лучше осведомлены об экологических свойствах продукции. Ну а главное, в таком обществе граждане могут себе позволить тратить дополнительные средства на дорогую органику. У нас же пока средний доход вчетверо меньше означенной планки, а мизерный спрос сосредоточен почти исключительно в Москве и Петербурге. Нишу organic, по сути, занимает продукция личных подсобных хозяйств и дачных участков, которая воспринимается как экологически чистая. Смысловое содержание экологических терминов в среде покупателей оказывается полностью дезавуировано — за ними ничего не стоит, кроме желания производителя получить надбавку в 10—30% к цене.
Проблема профилактики экологической патологии должна носить социальный характер – контроль промышленного загрязнения окружающей среды, переход на экологически чистые продукты питания и воду, оздоровление образа жизни. Не менее важным является и создание экспресс-методов диагностики иммунных нарушений, широкий лабораторный скрининг населения, разработка доступных для массового применения методов профилактики и лечения иммунных и аллергических болезней. В проблеме медико-биологических исследований влияния факторов среды на организм можно выделить два основных аспекта: использование современных методов цитохимического анализа при оценке метаболизма клеток различных популяций и изучение различных реакций организма в процессе его взаимодействия со средой. Программное экологическое и социальное обеспечение этих мероприятий будет способствовать решению важной общегосударственной задачи — охране здоровья населения и обеспечения продуктивного долголетия. Но, к великому сожале¬нию, официальная медицина не в состоянии адек¬ватно реагировать на сигналы назревающей катастрофы.
Вывод. Развитие органического сельского хозяйства, несомненно, дело хорошее, но дорогое и не решающее проблемы загрязнения среды обитания человека. Полный отказ от современных технологий не рационален и бесперспективен. Гораздо важнее разработка медицинских и социальных аспектов сохранения здоровья населения в современных экологических условиях.

Источник: http://www.agroxxi.ru/

Добавить комментарий