К.Бабкин-РБК-Юг: «Когда-нибудь в АПК можно будет серьезно зарабатывать»

  • Просмотров: 575

  • Нет комментариев

  • Дата: 27.10.2015

«Ростсельмаш» освоит новые экспортные рынки и будет выпускать канадские тракторы. Об этом в интервью РБК-Юг рассказал президент ООО «Новое Содружество» (управляет заводом) и ассоциации «Росагромаш» Константин Бабкин

Компания «Ростсельмаш» (входит в Промышленный союз «Новое содружество», является членом ассоциации «Росагромаш») – группа компаний, в которую входят 13 предприятий, выпускающих технику под брендами ROSTSELMASH, VERSATILE, FARM KING, Buhler. Сборочные площадки расположены в России (Ростов-на-Дону), США, Канаде и ЕС. По собственным данным, «Ростсельмаш» контролирует 17% мирового рынка сельхозтехники и 65% рынка сельхозтехники в России и СНГ. С выручкой 31,8 млрд руб. по итогам 2014г. компания занимает 186 место в российском рейтинге Forbes

Константин Анатольевич, как Вы оцениваете современное состояние рынка сельхозтехники в России и в мире? Насколько, на Ваш взгляд, российская ситуация отличается сегодня от общемировых тенденций?

В целом по рынку сельхозтехники в России сегодня есть рост, и немалый. В среднем это примерно 20%, но отдельные позиции выросли на 90% и более. Это идет вразрез с общемировой тенденцией – в мире сейчас, наоборот, наблюдается спад. Так, в Северной Америке продажи сельхозмашин второй год подряд падают почти на 25%, то есть сейчас их продается в два раза меньше, чем продавалось два года назад. На этом фоне мы выглядим очень неплохо. Но, если учесть, что в целом по уровню технической оснащенности АПК мы все еще сильно отстаем от развитых стран, то оптимизм окажется, наверное, преждевременным.

В чем мы сегодня отстаем сильнее всего и насколько реально сократить это отставание?

Сейчас в России отечественная сельхозтехника занимает примерно 50% рынка, есть большие лакуны, большие «дыры» среди наименований техники, которую мы просто не производим. Это касается техники для животноводства, для уборки овощей и картофеля, тракторов среднего класса – в России и на территории Таможенного союза они либо не производятся, либо не слишком конкурентоспособны. Поэтому нам сегодня необходимо не только увеличивать объем производства, но и осваивать выпуск новых видов техники. У нас в этом смысле есть хороший потенциал. Но его реализации мешает целый комплекс проблем. Это дорогие кредиты и политика Центробанка, это дорожающие технологии и ресурсы, недостаточная поддержка государства. Но есть внутренняя уверенность, что когда-то эти проблемы все же уйдут, и мы наконец-то сможем нормально работать. А пока просто радуемся небольшому росту.

По итогам 2014г. «Ростсельмаш» стал самым крупным экспортером в Ростовской области. В этом году экспорт отечественных комбайнов растет, в том числе, из-за девальвации рубля. Намерен ли «Ростсельмаш» использовать эту ситуацию для выхода на новые экспортные рынки? Отмечаете ли Вы рост интереса к российской техники за рубежом?

Да, интерес к нашей технике растет – в этом году экспорт из России вырос в два раза. При этом сейчас нашу сельхозтехнику активно покупают не только традиционные партнеры из Восточной Европы, но и западные страны – Германия, США, Англия – в последней у «Ростсельмаша» недавно появился дилер по продаже комбайнов. Рост экспорта связан как с девальвацией рубля, так и с тем, что наша техника наконец-то начинает получать признание за рубежом. Мы достаточно долго работали над новым поколением сельхозмашин, и сегодня партнеры в других странах признали, что с ними можно иметь дело. Но и тут нереализованный потенциал остается очень большим.

Может ли российская сельхозтехника сегодня конкурировать с зарубежной в плане внедрения инновационных решений?

Она не просто может конкурировать – она это активно делает. Отставание, заданное в 90-е, неуклонно сокращается. При правильной макроэкономической ситуации восстановить паритет полностью можно будет в за срок в пределах 10 лет.

А в чем именно нам нужно «догонять» в первую очередь?

Нужно менять электронику, то есть делать нашу технику более «умной». Должна быть система обмена информации между разными машинами, а также между машинами и штаб-квартирой хозяйства с возможностью дистанционного получения каких-то настроек и так далее. Сейчас – время электроники и спутниковых технологий, в этом направлении и надо двигаться. Ну, и конечно, надо заполнять уже названные «лакуны», осваивать производство новых моделей и новых видов техники.

Насколько российские инновации в сельхозмашиностроении сегодня востребованы селянами? Ведет ли применение инновационных решений к удорожанию техники и как в этой ситуации «убедить» селян покупать новое по более высокой цене?

Российские инновации на 95% востребованы селянами, потому что они разрабатываются, исходя из их потребностей и реалий рынка. Прямой связи между внедрением инновационных решений и удорожанием техники нет. На цену влияет в большей степени макроэкономика.

Летом этого года руководство завода «Ростсельмаш» заявило, что на территории завода будет запущено производство тракторов «VERSATILE», которое будет перенесено в регион из Канады. В какой стадии находится реализация этого проекта?

В наших планах по переносу производства тракторов ничего не изменилось, идут работы, к следующему лету мы планируем запуск. Но надо понимать, что речь идет не о полном переносе производства – оно останется в Канаде. На мощностях «Ростсельмаша» будет освоен выпуск одной модели трактора – VERSATILE-2375. Недавно представители «Ростсельмаша» совершили очередную поездку в Канаду, получили необходимые знания, пообщались. То есть работа идет.

Почему было принято решение по организации этого производства в России?

Причин две. Первая — это, опять же, девальвация рубля, и вторая – это госпрограмма № 1432, по которой государством субсидируется 25% стоимости сельхозтехники, если она произведена в России. Эти два стимула и побудили заняться этим делом.

Планируете ли Вы, в таком случае, перенос в Россию других производств, действующих на базе зарубежных активов «Ростсельмаша»?

Перенос других мощностей пока не планируется. Вообще, сейчас можно, скорее, говорить, о том, что затормозился процесс переноса производства из России в другие страны. Например, у нас был проект переноса нашего литейного производства из Ростовской области в Китай, но потом от него было решено отказаться. То есть ситуация изменилась, но не настолько, чтобы можно было говорить о массовом переносе производственных мощностей в Россию.

Как отразились на деятельности «Ростсельмаша» кризисные явления в экономике и удорожание импортных комплектующих? Планируется ли в этой связи создание новых импортозамещающих производств?

Многое будет зависеть от позиции государства. Если будет принята программа господдержки, зачатки которой сегодня уже есть, мы сможем существенно увеличить мощности. Производство сельхозмашин достаточно зависимо от импорта комплектующих, но «Ростсельмаш» сегодня уже снизил зависимость от импорта как минимум на 10%. Однако по существенной части компонентов импортозамещение практически невозможно – сегодня нечем заменить импортируемые подшипники, сальники, профессиональные фильтры, элементы трансмиссии. По ряду отраслей отечественной промышленности в принципе отсутствует экспертиза производства изделий приемлемого по мировым меркам уровня качества.

Если говорить об импортозамещении – сегодня это, фактически, официальная политика государства. Насколько, на Ваш взгляд, заметны ли ее результаты в сфере сельхозмашиностроения?

Идея импортозамещения сама по себе совершенно не нова, об этом говорил в свое время Чубайс, об этом много говорилось на фоне подготовки к вступлению в ВТО. Но при этом интересы развития реального производства всегда оставались где-то на периферии. И пока в этом смысле ничего особенно не изменилось.

Главное, что сегодня сделало правительство для поддержки импортозамещения в сельхозмашиностроении – это уже упоминавшаяся госпрограмма по субсидированию производства сельхозтехники. Насколько это долгосрочное решение, пока непонятно. Хотя, с нашей точки зрения, эта программа действует очень эффективно. С помощью небольших денег (на программу было потрачено около 1,5% бюджета Минсельхоза РФ) достигнуто серьезное ускорение в обновлении парка сельхозтехники в России. Это очень капиталоемкая, очень сложная задача. Есть такие оценки, что успех фермера на 40% зависит от качества его техники. И, потратив 1,5% бюджета одного министерства, государство пусть и не решило большую проблему, но, по крайней мере, наметило серьезный вектор по ускорению ее решения.

Если говорить о российском АПК в целом, в том числе по итогам прошедших осенью агропромышленных форумов – какие основные итоги и тенденции этого года вы могли бы выделить?

В целом по сельскому хозяйству есть рост, есть неплохие цены на сельхозпродукцию. Объективно у отрасли есть потенциал – люди, которые хотят работать, технологии, рынок. И все знают, что в сельском хозяйстве когда-то можно будет зарабатывать серьезные деньги.

Но, с другой стороны, уверенности в том, что произошел какой-то реальный поворот в экономической политике государства, нет. Взять хотя бы тему санкций. Много было разговоров о том, что запрет ввоза в Россию продовольственных товаров из ряда стран стимулирует наших фермеров для развития собственных производств. И действительно, у нас появились проекты по выпуску, например, элитных сыров. Но несколько дней назад читаем новость о том, что Россия разрешила нескольким швейцарским производителям экспорт сыра в Россию. То есть мы видим, что контрсанкции постепенно начинают ослабляться, и те проекты, которые сделали наши фермеры — они пойдут прахом. Потому что им придется конкурировать с премиальными сырами из-за границы и таким образом они, вложив деньги в Россию, окажутся в крупном проигрыше.

Выходит, разговоры от импортозамещении – это такое временное явление?

Об этом много говорится, и даже имеют место какие-то решения, стимулирующие деятельность в этом направлении. Но сказать, что это устойчивая долговременная политика, что все эти решения носят стратегический характер, к сожалению, нельзя. Вообще, сегодня есть ощущение, что Россию стремятся сделать частью мирового хозяйства и интегрировать в мировую экономику так, чтобы мы экспортировали сырую нефть, а все остальное импортировали. К сожалению, такая политика пока действует – даже на фоне разговоров об импортозамещении.

Проблемы развития АПК на Юге РФ будут обсуждаться на пленарном заседании Международной агропромышленной выставки «ЮГАГРО» «Импортозамещение: итоги первого года жизни в условиях продуктовых санкций». Выставка пройдет в ВКК «Экспоград Юг» (Краснодар) с 24 по 27 ноября 2015г. ИА «РБК-Юг» выступает официальным информационным интернет-партнером мероприятия.
Источник:http://piginfo.ru/news/

Добавить комментарий