Без отечественных кормов трудно заместить продовольственный импорт

  • Просмотров: 806

  • Нет комментариев

  • Дата: 05.10.2015

В Совете Федерации состоялся «круглый стол» на тему «Пути развития отечественной базы кормопроизводства за счет широкого внедрения новых масличных и кормовых культур как основы развития импортозамещения и обеспечения продовольственной безопасности РФ».

Председатель Комитета СФ по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Геннадий Горбунов заявил, что у российских аграриев вызывает чувство тревоги зависимость от импортного семенного материала, сельхозтехники, оборудования, витаминов и добавок различного уровня. «Еще одна проблема — процент проникновения на наши рынки и использование в маслоперерабатывающей, жировой промышленности пальмового масла», — заметил сенатор. «Министерство сельского хозяйства РФ, верхняя и нижняя палаты Федерального собрания должны продумать, как нам постепенно слезть с этой иглы».
Законодатель отметил, что анализ ситуации в масложировой отрасли, проведенный экспертами Комитета Совета Федерации, показал, что России нужно системно продвигать продукцию этой отрасли на мировые рынки. Российский экспорт подсолнечного масла в последние годы значительно вырос, и сейчас превышает два миллиона тонн в год.
В основном докладе и.о. ректора РГАУ-МСХА имени К.А. Тимирязева академик РАН Вячеслав Лукомец рассказал:
– В России ежегодно засевается около 11 млн га масличных культур и производится порядка 13-14 млн тонн масличного сырья. Среди них – около 7-8 млн га засевается подсолнечником, и стабильно из этой культуры получается порядка 9 млн тонн масличного сырья. Расширяются посевные площади сои, льна масличного. К сожалению, другие культуры не так быстро растут, как хотелось бы. Положительное: доля подсолнечника от всего масличного сырья уменьшается. Если в 2003 году его доля составляла 83%, то в 2014-м – 62%. Соответственно производство сои и других культур выросло.
Мы обеспечиваем себя в достаточном количестве масличным сырьем и экспортируем растительное масло, но возможности еще (приспособленным) не исчерпаны. Интенсивный путь: необходимо создавать сорта и гибриды, внедрять сортовые технологии, учитывая особенности регионов. И когда говорят о зависимости поставок гибридов от зарубежных компаний, то это не так — у иностранцев нет адаптивных к нашим условиям сортов и гибридов. Генетический материал есть только у наших селекционеров в наших НИИ. И только на основе этого материала могут быть созданы новые сорта и гибриды.
Экстенсивный фактор развития – использование не вовлеченных в сельское хозяйство пахотных земель. Их около 45 млн га. Возможности роста площадей подсолнечника – в пределах 3 млн га. Основными драйверами роста должны быть соя – 3,5 млн, рапс – 4 млн, горчица – 3,8 млн, рыжик – 4,3 млн, лен кудряш – 2,5 млн га, можно добавить сафо.
Основные пути реализации: разработка федеральных и региональных целевых ведомственных программ создания сортов и гибридов, адаптированных к условиям регионов, развитие семеноводства, научное обоснование агротехники их возделывания.
Для создания прочной кормовой базы для скотоводства необходимо предусмотреть расширение ассортимента кормовых культур, характеризующихся высоким содержанием белка (люцерна, клевер, эспарцет, козлятник восточный, лядвенец рогатый, соя, люпин, горох, кормовые бобы, вика, чечевица и др.), повышая их удельный вес в структуре посевных площадей.
Все разложил по полочкам директор ВНИИ кормов им. В.Р. Вильямса Владимир Косолапов. Вот часть сказанного:
– В программах развития сельского хозяйства, молочного и мясного животноводства очень слабое внимание уделено развитию кормовой базы. Кроме того, программы рассчитаны на интенсификацию производства молока и говядины на крупных фермах, мегакомплексах со стойловым содержанием высокопродуктивного скота. Корма (высокоэнергетические и высокопротеиновые) отечественного и импортного производства при этом закупаются или производятся на пашне с высокими технологиями. Высокопродуктивный скот закупается за границей. Генетически он приспособлен к своим условиям и своим кормам. Срок службы молочных коров ограничен 2-2,5 лактациями.
В себестоимости молока и говядины затраты на корма составляют 50-70%. Снижение затрат на корма позволит удешевить продукцию.
Между тем, 50-60% молока и говядины производится в мелких фермерских и личных подсобных хозяйствах. Лугопастбищное хозяйство здесь играет значительно большую роль как источник дешевых кормов. Затраты на производство кормов здесь в два раза меньше, чем при стойловом типе кормления, расход горючего снижается в семь раз. Срок службы молочных коров при использовании лугов и пастбищ возрастает в 3-5 раз и составляет 7-8 и до 10-11 лактаций.
Академик Косолапов предложил развивать сельские территории для использования воспроизводимых природных лугопастбищных ресурсов, поддержать КФХ, увеличить субсидирование товаропроизводителей, находящихся в неблагоприятных природно-климатических условиях, не менее чем до 12 тыс. рублей на 1 га пашни, повысить долю производителей в розничной цене продовольствия до 35%.
Выступившие на заседании круглого стола исполнительный директор Масложирового союза России Ю. Морозов, директор ВНИИ люпина А. Артюхов, директор Пензенского НИИСХ А. Смирнов, замдиректора ВИЖ им. Л.К. Эрнста Н. Стрекозов, президент компании «Букет» В. Буров, эксперт аграрного комитета СФ Д. Невежин подчеркнули важность активного развития кормопроизводства, которое оказывает влияние на развитие пищевой и перерабатывающей промышленности, а также на экологическое состояние сельских территорий.
Все ждали выступления заместителя министра сельского хозяйства Евгения Громыко. И он жестко выступил:
– Тема кормов – самая наболевшая. Урожайность масличных надо довести с 12 до 20 ц/га. А для этого надо миллион тонн удобрений. Сегодня надо обратить внимание на новые культуры – рыжик, люпин, коноплю, мак. Есть поговорка: семь лет мак не родил и голоду не было. Тем не менее, 15 тыс. тонн мака мы ежегодно завозим. И здесь есть вопросы. Остановлюсь на трех дисбалансах, которые надо устранять. Нужна корректировка структуры севооборота. Требование высоко сбалансированного и научно обеспеченного кормления должно стать законным и обязательным у наших животноводов.
Евгений Громыко повторил высказывание министра Александра Ткачева: «Расширение экспорта сельхозпродукции не должно быть проблемой только Минсельхоза. Это и проблема Минфина и МИДа. Это тема межведомственная. Я попросил бы подключиться к этому вопросу и аграрный комитет Совета Федерации.
Неожиданно для директоров НИИ прозвучало замечание замминистра: «Есть дисбаланс научного обеспечения и сопровождения сельского хозяйства, который наступил в последние 2-3 года. Мы диаметрально отдаляемся друг от друга – сельхозпроизводители от сельхознауки. С этим дисбалансом надо что-то делать в ближайшее время. Мы не пропадем, но не хотелось бы изобретать на базе Тимирязевской академии свою новую Россельхозакадемию. Не хотелось бы забыть те наработки, которые были и в кормопроизводстве, и растениеводстве, и обеспечении. Но сегодня мы в таком отрыве…не сможем ни перестроить сельское хозяйство Оренбургской области, ни разобраться с засушливыми регионами, мелиорацией, кормопроизводством, растениеводством, животноводством. Поэтому надо устранять вышеназванные дисбалансы.
Председатель аграрного комитета Геннадий Горбунов поддержал: «Ученые должны более активно включиться в процесс развития кормопроизводства, которое приведет к росту производства мяса и молока… Я обращаюсь к вам, какая-то спячка у нас присутствует, не обижайтесь, мы должны использовать имеющийся потенциал. С приходом нового руководства Минсельхоза, активного, знающего, ученые должны проявлять большую настойчивость. Итоги круглого стола мы отразим в рекомендациях, которые направим в Правительство РФ, Государственную Думу, профильные министерства и ведомства.
А не возродить ли Россельхозакадемию?
После такого финала автор строк попросил директора департамента растениеводства Петра Чекмарева прокомментировать критические замечания в адрес ученых-аграрников. Чекмарев был несколько смущен и ответил так:
– Зачастую ФАНО, Минсельхоз, сельхозпроизводители действуют сами по себе. Связки нет, которая раньше была…Это вредит сельскому хозяйству. Потому что должен быть координатор сельскохозяйственной науки.
– А, может, вернуть Россельхозакадемию?
– Это было бы на данном этапе неплохо, даже идеально, потому что Россельхозакадемия была структурой, объединяющей все сельхозинституты. Они работали совместно, РАСХН была координатором, специализированной структурой, знала, на что обратить внимание в семеноводстве, выведении пород животных, технологии и т.д. А теперь в ФАНО более тысячи институтов…
– Но ведь создано отделение растениеводства РАН…
– В Россельхозакадемии все было четко расписано, все функционировало как часы. Сегодня растениеводство, земледелие, ветеринария, мелиорация слились в одно единое и нет органа, который бы все правильно распределил и организовал… А ведь в России более 100 млн га только пашни в различных природно-климатических зонах. И все это работало и весь мир нам завидовал. И результаты есть. Семена наших селекционеров показывают урожайность пшеницы и кукурузы в 10 и более тонн с гектара, подсолнечника – 3-4 тонны.
– На днях писал об академике Сандухадзе, который добился урожайности озимой пшеницы в 141 ц/га.
– Таких примеров много, а фактически мы на полях, а не на опытных участках, получаем невысокие урожаи. Потому что труды селекционеров слабо реализуются. Технологии отстают от достижений ученых, нет качественной сельхозтехники, адаптированной к условиям регионов. Аграрные институты нужно консолидировать в одном органе управления наукой, который бы слаженно действовал с главным аграрным штабом — Минсельхозом РФ.

Источник:http://piginfo.ru/news/

Добавить комментарий