Интервью с Бронюсом Маркаускасом, заместителем председателя Литовской сельскохозяйственной палаты

  • Просмотров: 866

  • Нет комментариев

  • Дата: 20.08.2015

Хозяин Саммита. Интервью с Бронюсом Маркаускасом, заместителем председателя Литовской сельскохозяйственной палаты
 Расскажите немного о себе. Как Вы пришли в отрасль?

Бронюс Маркаускас:Я фермер со стажем, работаю в отрасли уже 25 лет. Сейчас у меня 70 дойных коров и 50 телок. Мы обрабатываем около 250 га земли. Помимо этого 6 лет я был президентом Ассоциации производителей молока Литвы. Некоторое время работал советником министра сельского хозяйства. 6 лет был председателем сельскохозяйственной Палаты Литвы, сейчас являюсь вице-председателем Палаты и одновременно президентом Национального комитета Литвы по молоку. Этот комитет и будет основным организатором саммита в Вильнюсе осенью. Все эти 25 лет я работаю на политическом поприще, связанном с молочной отраслью, поэтому ситуацию по молоку в Литве знаю достаточно хорошо.

Не могли бы Вы немного рассказать о подготовке Литвы ко Всемирному саммиту?

Бронюс Маркаускас:Мы начали подготовку еще 4 года назад. Как я уже сказал, главным организатором саммита является Национальный комитет по молоку Литвы, а также Министерство сельского хозяйства Литвы, а поддерживает саммит наше правительство. Также создан организационный комитет по подготовкесаммита. Я являюсь его председателем. В него входят представители молокоперерабатывающих предприятий, деятели науки и члены правительства.

Саммит, как Вы уже знаете, состоится в сентябре этого года. Мы пригласили 170 спикеров. Мероприятие будет проходить 4 дня, но частные встречи будут проходить целую неделю. Впервые за историю работы Международной Федерации будет организован форум для фермеров. Это было решением администрации. Считается, что в последнее время мало внимания уделялось сельскохозяйственной отрасли, поэтому мы организуем двухдневный форум для фермеров. В первый день будут поездки по фермам, предприятиям, производящим корма¸ правительственным учреждениям Литвы. Во второй день мы обсудим главные вопросы и проблемы, существующие на сегодняшний день в сельскохозяйственной отрасли. Мы ожидаем, что в совете будут принимать участие больше тысячи делегатов из 50-60 стран мира.

На Ваш взгляд, каковы основные проблемы на мировом молочном рынке, и на европейском, в частности?

Бронюс Маркаускас:Я думаю, что сейчас главная проблема – переизбыток молока. Фермеры почувствовали, что во многих странах ЕС закупочные цены на молоко падают. Мы наблюдаем, что цены на мировом молочном рынке понижаются почти каждый день. Буквально неделю назад на последнем аукционе в среднем цена на молочные продукты упала больше, чем на 10%. Если сравнивать закупочные цены на молоко примерно 1,5 года назад, то они были в 2 раза выше, чем сейчас. Это обуславливается несколькими причинами. Одной из причин является то, что в ЕС сняли квоты на производство молока. В итоге стало производиться больше молока.

И, конечно, ситуация во всем мире. Кризис тоже оказывает определенное влияние на регулирование закупочных цен на молочные продукты. Не радует и прогноз в молочной отрасли на ближайшее будущее. Пока больших просветов не видится. Только, может, через год, как утверждают эксперты, потребность на молочные продукты будет больше, чем производство. Как это случится, сегодня трудно сказать. Мы наглядно видим, что прогнозировать развитие молочного сектора с каждым днем становится все труднее и труднее.

Я сам уже 10 лет каждый год участвую в мировых конгрессах Молочной Федерации. Видно, что эксперты затрудняются прогнозировать будущее. Небольшие колебания вызывают серьезные последствия для молочного сектора. Если учитывать все звенья молочного сектора: фермеры, предприятия, потребители, то, конечно, такие кризисы труднее всего переносят фермеры. У предприятий есть возможность снижать закупочные цены. Для потребителя это выгодно, потому что сопровождается падением цен.

Как Вам кажется, нестабильность фондового рынка Китая оказала влияние на ситуацию мирового молочного рынка?

Бронюс Маркаускас:Я думаю, что, когда мы говорим о китайском рынке, то все-таки здесь больше надежд, чем реальности. Китайский рынок трудно прогнозировать. Если смотреть на китайского потребителя, то для него молочные продукты не являются такими популярными, как, например, в Европе. Мы 2 года назад были в Японии и сделали вывод, что на Востоке, если есть государственная поддержка, то потребление молочной продукции увеличивается. Если таких программ нет, то потребление сразу же уменьшается. Например, в Японии спрос на сырое молоко уменьшается уже много лет, в похожей ситуации находится и Китай. Это огромная страна с большим количеством потребителей. Если в стране немного увеличивается спрос, то на предприятия поступает большой заказ на молоко. Но, с другой стороны, эти продукты не сыры и творог, как в Европе, а молочный порошок. В связи с этим пока не представляется возможным строить долгосрочные связи с Китаем по экспорту молочной продукции. Некоторые польские и латышские предприятия получили разрешение на экспорт продукции в Китай. Но когда мы видим, что туда экспортируется, и какие объемы, то все-таки больших продвижений не наблюдается. К тому же главным поставщиком молока в Китае является Новая Зеландия. Конечно, мы возлагаем на это сотрудничество большие надежды, но пока нет весомых результатов.

Какие еще государства, помимо Китая, являются привлекательными для Европа с точки зрения экспорта?

Бронюс Маркаускас:Нам разрешено экспортировать молочную продукцию больше, чем в 100 государств мира. Сюда входят страны Африки и Азии. Все эксперты молочного сектора прогнозируют, что именно Африка и Азия будут основными источниками роста потребления молочной продукции. Вопрос в том, насколько эти рынки сбыта надежны в финансовом отношении? Большинство стран Африки и часть Азии не способны покупать молочную продукцию, особенно самые дорогие молочные продукты: сыр, например.

Растет экспорт молочных продуктов в страны бывшего союза, например, в Таджикистан. Там тоже довольно много потребителей, а производство молока на довольно низком уровне. Литва недавно получила разрешение экспортировать молочные продукты в Аргентину и Чили. Так что, если говорить про ближайшие 10-15 лет, эксперты прогнозируют, что потребность в молочных продуктах будет расти, но, я повторюсь, прогноз – вопрос довольно трудный.

 Да. Особенно в условиях такой нестабильности на рынке. Скажите, как российское эмбарго отразилось на молочном рынке Европы? Удалось ли диверсифицировать поставки молока?

Бронюс Маркаускас:Конечно, все страны Евросоюза почувствовали влияние российского эмбарго. Все-таки российский рынок сбыта был основным для наших государств. Около 30% всего экспорта шло в Россию. Наши предприятия признают, что этот экспорт был довольно прибыльным. Не только балтийские страны, но и Голландия, Германия экспортировали молочную продукцию в Россию. Потеря этого рынка оказала значительное влияние на ситуацию на молочном рынке в Европе. Но все валить на эмбарго тоже нельзя, потому что это совпало со временем, когда сняли квоты на производство молока в Европе. Может общий кризис в молочном секторе без эмбарго был бы не таким глубоким. Мы понимаем, что Россия без молока не осталась. Экспорт идет из Белоруссии и других стран. Рынок – это один сосуд. Если где-то не хватает продуктов, то остается место для других экспортеров. Литве, потеряв российский рынок, очень трудно найти новые контакты. Надо признать, что балтийская молочная продукция не пользуется повышенным спросом на мировом рынке. Потребитель не настолько хорошо знает наши бренды. Для нас экспорт вызывает больше затруднений, чем для Голландии, Италии, Германии, потому что продукты этих стран популярны во всем мире.

Получается, что европейские страны продают значительную часть своей продукции на рынке ЕС? Сейчас для стран ЕС Европейский союз является основным рынком?

Бронюс Маркаускас:Да. Если считать на душу населения, ЕС – самый большой потребитель молочных продуктов. По сравнению с тем же Китаем, в Европе в десятки раз выше потребление молочных продуктов на душу населения. Это самый большой производитель молока в мире, но, с другой стороны, самый большой импортер молочной продукции. Если сравнивать с Новой Зеландией и США, Евросоюз экспортирует гораздо меньше молока.

Если оценивать общую динамику, каких успехов удалось достичь Литве на молочном рынке?

Бронюс Маркаускас:Если учитывать последние 40 лет, то динамика складывается не в нашу пользу. Мы потеряли значительную часть производства. Когда-то в Литве производилось около 3 млн. тонн молока, теперь за год мы производим около 1,5 млн. тонн, т. е. в два раза меньше, чем в лучшие времена. Если учитывать последние 10 лет, то производство молока растет. Конечно, не так быстро, как мы хотели бы. В лучшем положении находится Латвия, там рост производства молока каждый год увеличивается примерно на 7%. У нас есть хорошие условия для производства молока. Например, большие поля. Но мы видим, что проблема в том, что в Литве около 70% корпоративных предприятий. Во время кризиса молокопереработчики всю тяжесть перекладывают на фермеров. Сейчас самые низкие закупочные цены составляют 23 евроцента в Литве, а в Латвии – 22 евроцента, в сравнении с 41 евроцентом за литр в Германии. Различия весьма серьезные. Кризис длится уже почти год. Реальность, к сожалению, не такая, какой бы нам хотелось ее видеть.

Какие меры господдержки на национальном уровне и на уровне ЕС оказываются европейским фермерам, в том числе и литовским?

Бронюс Маркаускас:Если говорить о 2013-2014 годах, то производители молока, фермеры получали выплаты, имелись квоты на производство молока. Эта поддержка в 2007 году была около 33 евро за реализованную тонну. Каждый год эта цифра уменьшалась, и в 2013 году она составила 14 евро за проданную тонну. За эти годы стоимость упала в 2 раза. В новый финансовый период поддержка будет не за квоту молока, а за корову. В этом году сумма составит около 68 евро за одну корову. Существует и национальная поддержка, но она уже не напрямую направлена на производство молока. Например, в Литве, когда фермер приобретает племенной скот, на это выделяются субсидии. Также субсидии предоставляют, когда фермер платит за анализы молока. Это, конечно, не так много, но все же это показатель того, что в кризисной ситуации ЕС пытается найти выход.

А вот поддержка племенной работы. Она осуществляется только на уровне государств и является не слишком внушительной?

Бронюс Маркаускас:Действительно, общей племенной программы Евросоюз не имеет. В каждой стране реализуется своя программа. Хотя ситуация у фермеров разных стран ЕС является схожей. Мы можем покупать сперму в Канаде и ЕС. Если сравнивать уровень племенной работы в разных странах Европы, то разница будет велика. Если мы говорим про такие страны как Голландия и Германия, то там племенная работа ведется уже очень давно. Они достигли высоких результатов и могут составить конкуренцию тем же Соединенным Штатам. В других странах эта работа идет труднее, хотя мы получаем большую поддержку из развитых стран. Сейчас основная цель племенной работы – улучшить здоровье коров и продлить их годы жизни, а не увеличить надои, как это было раньше. И эксперты, и люди, занимающиеся племенной работой, должны учитывать экономическую ситуацию, сложившуюся на данный момент. Сейчас мы стремимся к тому, чтобы уменьшить затраты на производство молока – это самое важное.

Получается, что затраты с каждым годом растут. Это в связи с ростом цен на корма?

Бронюс Маркаускас:Да. Я недавно читал большой обзор о росте себестоимости кормов. Если брать большой промежуток времени, то надо признать, что закупочные цены на молоко тоже растут. Но, к сожалению, затраты на производство молока растут быстрее, чем закупочные цены.

Возвращаясь к литовскому молочному рынку, как Вы оцениваете уровень потребления молочной продукции?

Бронюс Маркаускас:Литовский рынок не отличается значительно от других государств Евросоюза. Потребление молочных продуктов довольно большое на душу населения: где-то 270 кг в год. Это довольно большой показатель. Традиции литовского молочного сектора довольно старые. Если анализировать, то в нашей стране продается большая часть молочных продуктов литовского производства. У нас представлен большой ассортимент молочной продукции. В последнее время спрос на молочную продукцию остановился на одном уровне. Это не так уж и плохо. Показатель довольно высокий, хорошо было бы его удержать.

Что бы Вы посоветовали российским участникам молочного рынка, чтобы развить конкурентноспособность на мировом уровне?

Бронюс Маркаускас:Мы в Литве очень внимательно наблюдаем за тем, что происходит в России. Сейчас главная цель государства – выйти на обеспечение внутреннего рынка. Конечно, для нас – это привлекательный рынок, но и Россия хочет увеличивать производство молока. Требования на мировом молочном рынке для российского сектора будут такие же, как и для других стран в этой отрасли. Главное для вас, в первую очередь, качество молока. Особенно если говорить про Европейский рынок, где весьма высокие требования к качеству молока и молочной продукции. Во вторых, себестоимость молока и молочных продуктов. Конкурировать на европейском рынке довольно трудно. После отмены квот планируют повысить производство молока Голландия и Германия. Все смотрят в будущее. На мировом рынке будет достаточно тесно.

Понимаю, ожидается жесткая конкуренция. И последний вопрос. Какую роль будет играть саммит на мировом уровне. Будет ли он способствовать объединению участников молочного рынка из разных стран?

Бронюс Маркаускас:Я думаю, что в настоящее время это самая большая организация, которая имеет влияние на мировом молочном рынке. Она объединяет более 57 стран мира, доля производства молока которых составляет более 80 % во всем мире. Мы работаем в стратегически важных направлениях: молочное производство и безопасность молочных продуктов, стандарты молочных продуктов, экономика, маркетинги, стратегии, наука. В этой организации работает около тысячи экспертов со всего мира. Рекомендации и стандарты, которые здесь готовятся, важны для молочного сектора всего мира. Не последнюю роль играют и проводимые каждый год саммиты. В них принимают участие все ведущие компании молочного мира. За 4 дня саммита происходят большие дебаты по поводу будущего молочного сектора, по поводу того, как он должен развиваться. Но есть и комитет, который решает ежедневные вопросы молочного сектора. В общем, как мы любим говорить: «Если ты молочник и тебя нет в этой ассоциации, значит, тебя совсем нет».

Значит, России стоит принимать активное участие в этой ассоциации?


Бронюс Маркаускас:
Безусловно. Я считаю Россию крупным игроком на молочном рынке. Она должна смотреть в будущее, а для этого необходимо следить за нынешним состоянием молочной отрасли.

 

Источник www.dairynews.ru

Добавить комментарий