Сергей Будагов: «При смене делового климата Орловскую область ждет успех»

  • Просмотров: 42

  • Нет комментариев

  • Дата: 23.08.2018

Глава холдинга «Орловская нива» Сергей Будагов теперь не понаслышке знает, насколько судьба конкретного бизнеса в регионе зависит от настроя губернатора.

Бизнесмену пришлось пережить серьезный прессинг, судебные разбирательства. Несмотря на признание в суде его невиновности, предприниматель перерегистрировал холдинг в Тульской области. Сегодня «Орловская нива» возвращается домой. Сергей Будагов откровенно рассказывает о перипетиях прошлых и нынешних.

— Сергей Аристеевич, ваше имя не сходит со страниц СМИ с 2010 года. Пристальный интерес связан, прежде всего, с приобретением масштабного холдинга «Орловская нива» за небольшую, казалось, сумму — чуть больше 14 млн руб. Почему активы оценили так низко?

— Да потому, что все ее предприятия были или в банкротном, или в предбанкротном состоянии. Долгов у нее числилось на тот момент свыше 2 млрд руб.!

Когда губернатором Орловской области был назначен Александр Петрович Козлов, он, будучи финансистом по образованию, быстро проанализировал финансово-экономическое состояние «Орловской нивы» — на тот момент государственного холдинга. И озаботился тем, чтобы предприятия, входящие в эту структуру, не оказались потерянными для региональной экономики. Новый губернатор понимал, что политически неграмотно будет, если сразу два нацпроекта — птицефабрика и комплекс на 1200 голов дойного стада — будут ликвидированы в связи с банкротством. В отсутствие бюджетного финансового потока «Орловская нива» не имела возможности развиваться дальше. В 2008 году холдинг получил 109 млн руб. убытка только от птицеводства. Он не мог составить конкуренцию производителям других областей ни по молоку, ни по мясу птицы по той причине, что себестоимость продукции была выше.

Стали искать, кто же сможет остановить «поезд», идущий под откос. Заместитель губернатора по сельскому хозяйству Вячеслав Михайлович Серов предложил мою кандидатуру. В качестве аргументов назвал опыт работы, солидную зерновую, кормовую базу в моем АПК «Юность», который гипотетически имел возможность экономически поддержать холдинг. В самом деле, «Юность» была известна далеко за пределами региона, поскольку мы использовали передовые технологии растениеводства, хозяйство имело хорошую рентабельность. К нам многие приезжали перенимать опыт. Были даже ученые из сельхозакадемии, изучали наш севооборот, экономику, министр сельского хозяйства посещал «Юность». Поэтому, когда остро встал вопрос о необходимости кризисного менеджера для «Орловской нивы», как сказали бы сегодня, выбор пал на меня.

Я согласился на предложение взять холдинг под управление не дал, сославшись на то, что у меня чисто растениеводческое направление, все отлажено, и я не могу пуститься «во все тяжкие», потому что пострадает работа налаженного механизма «Юности».

Александр Петрович Козлов мне говорит: «Давай еще подумай, встретимся через два дня». Я к нему приезжал четыре раза и в последнюю встречу, рискуя нажить в его лице недоброжелателя, отказался окончательно. Будучи опытным управленцем и хорошим психологом, он неожиданно нагрянул ко мне домой. За чашкой чая говорит: «Без тебя “Орловскую ниву” никто не вытащит. Я тебя прошу согласиться, поддержу во всем. Хотя бы временно займись, чтобы запустить работу, а там, может, инвестора найдем». Ну, коль временно, я согласился.

— Какие стратегические и тактические меры предприняли, чтобы оздоровить экономику холдинга?

— Я пришел к управлению в апреле 2009 года. Когда начал анализировать работу холдинга, выяснилось, что часть денег выводилась через разные компании, не имеющие отношения к «Орловской ниве». Более-менее навел порядок. Для проведения первоочередных платежей я взял деньги со счета «Юности» и погасил долги.

Но, по большому счету, нужны были серьезные структурные перемены. В холдинге было всего около 4 тыс. га земли, и те были не оформлены на «Орловскую ниву», не было ни тока, ни сортировки.

Как бы то ни было, положение с помощью финансовых вливаний выправили, иду к губернатору, говорю: «Я свою задачу выполнил, верните мне вложенные деньги, и я уйду». Он в ответ: «Свои деньги вы вернете, обещаю, нужно только на это время. Если вы сейчас уйдете, дела разладятся, потом уже не восстановим». Пытались найти инвесторов, приезжали желающие из Татарстана, Липецка, Курска, смотрели на положение дел и отказывались. Долгов у холдинга было 2 млрд 56 млн руб. только прямых. Россельхозбанку, «Росагролизингу», администрации области и другим кредиторам. Я оказался в патовой ситуации: нужно было или бросить все и уйти…

— Тогда бы вы потеряли свои деньги…

— Да лучше бы потерял 36 млн, если б знал, как потом развернутся события! Только не мог так поступить, потому что моральная поддержка была всегда. Александр Петрович не раз говорил: «Мы, наверное, тебя подвели, но надо держаться, скоро выставим на торги». В самом деле, организовали оценку, объявили торги. На конкурс заявилась агрофирма «Мценская», но выяснилось, что она не имеет права участвовать. Еще один претендент — «Знаменский СГЦ». Но они думали, что в холдинге много земли, и потеряли интерес, когда узнали, что это не так.

Тем временем мы продолжали восстанавливать холдинг. Очень серьезную работу провели наши финансисты и юристы. Они смогли убедить руководство Россельхозбанка снизить проценты по кредитам, и это существенно уменьшило объем долга. Были сделаны и другие шаги. За один год мы «перекачали» с «Юности» и вложили в виде инвестиций в «Орловскую ниву» 636 млн руб. Начали реконструировать птицефабрику, чтобы выстроить полную технологическую цепочку для снижения себестоимости и повышения конкурентоспособности продукции, корма у нас были свои, благодаря АПК «Юность». Производство мяса птицы увеличили с 250 тонн в месяц до 1 тыс. тонн, производство молока — в 2,5 раза, до 25 тонн в сутки.

Начали гасить кредиты за счет средств «Юности». Понимая, что инвесторы не жаждут приобретать «Орловскую ниву», я принял решение о ее покупке, потому что жалко было потраченных сил и средств на ее восстановление. Да и доказать хотелось свою профессиональную состоятельность, честно признаюсь. Ведь многие говорили, что у меня не получится. В восстановлении холдинга мне помогло и то, что цена на мясо птицы поднялась на тот момент, корма свои были, и на этом мы начали восстанавливаться.

— Холдинг оценили в 14 млн 136 тыс. руб. Это была объективная оценка?

— Нет, объективно, как выяснилось в ходе судебных разбирательств, реальная оценка — 10 рублей. Тем не менее, команда губернатора Потомского в своем иске о возвращении «Орловской нивы» в госсобственность попыталась обвинить меня в нанесении ущерба государству ввиду заниженной стоимости. В СМИ на эту тему охотно судачили разного рода «эксперты»… Я же не буду каждому объяснять, что одних долгов на 2 миллиарда было! К счастью, суд разобрался и принял мою сторону. Если откровенно, все предприятия «Орловской нивы» были проблемными и до сих пор остаются таковыми.

— Значит, ваш менеджмент все же оказался не столь эффективным?

— Дело не в менеджменте. На птицефабрике, как я уже рассказал, не была выстроена полная технологическая цепочка, мы увеличили количество кормомест, чтобы хотя бы на 80% получить яйцо для инкубатора. Провели реконструкцию в инкубаторе, купили оборудование и начали получать своих цыплят. И на птицефабрике провели реконструкцию, купили немецкие кормовые столы, которые позволили нам получать хорошие привесы.

Проблемным был и животноводческий комплекс, который вместе с лизингом, техникой стоит более 600 млн руб. Все там импортное до шурупчика. Это европейская технология, которая в наших условиях просто не работает. Вместо теплых окон — шторы, широкие ворота. Словом, проект не под наш климат. Кроме того, там культивируется порода черно-пестрая голштинская. Самая лучшая порода молочного направления. Но коровы дают молоко только 2 года 4 месяца, потом их нужно отправлять на мясо. Окупить такой комплекс не хватит и ста лет.

Два маслозавода холдинга — только звучит солидно, а на деле выдавали продукции на 40 тыс. руб. в месяц. На Глазуновском заводе ситуация по объему производства, правда, чуть лучше была, но он был закредитован донельзя. Из всех предприятий только Ливенский хлебокомбинат был более-менее, остальные постройки 50-х годов. За все это время, начиная с апреля 2009 года по сей день все они работают благодаря инвестициям из растениеводства АПК «Юность». Мы сами производим муку, продаем на сторону по 15-16 руб., а «Орловской ниве» по 13-13,5 руб. Целый год птицефабрика работала убыточно, ежемесячно приносила 7 млн руб. убытка. Если б она была не в холдинге, где ее поддержали за счет прибыли других производств, ее бы объявили банкротом.

Несмотря на удручающее положение всех структур холдинга, потеря была единственная — Мценский пищекомбинат. Там просто в открытую все разворовали. Об этом знают все контролирующие органы.

— Но ведь «Юность» не может быть вечным спонсором «Орловской нивы»?

— Разобравшись с «болевыми» точками, мы научились поднимать эффективность этих производств. У нас сейчас очень хорошо работает Кромской и Глазуновский маслозаводы, три хлебозавода. Подтянули Болховский пищекомбинат и Змиевский мясокомбинат благодаря тому, что у нас своя система реализации продукции под брендом «Родное село». Все подразделения холдинга можно развивать. Мы инвестировали все эти площадки за счет средств «Юности», понимая, что придет время, когда они начнут давать отдачу. И это время уже наступает. Из-за конъюнктуры рынка молочная переработка идет в гору, хлебная в наших руках, поскольку мука своя. Время показало, что реанимационная стратегия была выбрана правильно. Правда, в последние три года темпы восстановления вынужденно замедлились. Практически оказались в осаде. Судебные разбирательства, придирки, ни до кого достучаться было невозможно.

— С приходом Вадима Потомского на должность губернатора?

— Да. Думаю, Вадима Владимировича ввели в заблуждение его советники. Он меня позвал и говорит: «Надо вернуть «Орловскую ниву» в госсобственность». «Да с удовольствием, — отвечаю. — Только верните вложенные деньги. Даже без процентов. Я только вздохну с облегчением. У меня есть другое направление, где я дока, так что отказ от «Орловской нивы» особого огорчения не принесет». Инвестиции проходили через банк, все прозрачно, так особой трудности в расчетах не было. Он говорит: «Вернемся к разговору дня через три». В назначенный срок он собрал консилиум и объявил: «Мы не можем твои деньги вернуть. Но акции заберем». Может, я тут поступил недипломатично, сказав с крепким мужским словцом, что ничего у них из этого не получится. И вышел.

С того времени пошли наезды, суды, которые, кстати, я выиграл, но нервов попортили мне изрядно. Даже то, что мы делали хорошего, преподносилось как плохое.

Но если б я позволил забрать холдинг, то через полгода он стал бы банкротом, уверен. Пока он без поддержки «Юности» работать не может.

— Как пришла мысль перерегистрировать «Орловскую ниву» в Тульской области?

— Я хорошо знаю этот регион. И знаю, какое там уважение к производственнику. Вот и решили: коль с губернатором здесь не уживаемся, пойдем развиваться в Тульскую область. И будем наращивать растениеводство.

— Тем не менее вы приняли решение вернуться назад в Орловскую область…

— Слава Богу, сейчас другая ситуация. Буквально через две недели после своего назначения врио губернатора Андрей Евгеньевич Клычков пригласил меня на разговор. Сказал, что знает всю историю с «Орловской нивой», будет делать ставку на развитие производств в области и добавил: «Если есть желание вернуться, обещаю всяческую поддержку».

Пользуясь случаем, я обмолвился, что и другим предпринимателям очень трудно работать в Орловской области при существующем деловом климате, и посоветовал собрать производственников, выслушать их мнение о том, что мешает орловскому бизнесу развиваться. И такая встреча состоялась. Он внимательно выслушал всех. Очень большие проблемы были с налоговиками, поскольку они сделали единый центр в Ливнах. Имея право вызвать на опрос любого работника, они стали очень активно этим пользоваться. Приходилось работникам ехать за 100 км в Ливны. Часто бывало так: вызывают на 10 утра, а опрашивают вечером. День потерян. И попробуй не приехать — штраф 2 тыс. руб. После вмешательства врио губернатора такую практику быстро отменили.

Или проблема с газовиками. У них действует правило, что объем потребления замеряет покупатель. Мы имеем счетчик, сами его обслуживаем. А в случае разногласий по учету потребления, когда погодные условия не позволяют нам работать и мы газа потребили меньше, нам все равно считают по максимуму. Я рассказал об этом на встрече с Андреем Евгеньевичем. Реакция была очень оперативной: сразу после встречи позвонили в головной офис газоснабжающей организации, и нашли компромиссный вариант. Подобным же образом решили спорные вопросы с энергоснабжающими организациями.

— Предложение стать советником губернатора — это следствие вашего активного заступничества за орловский бизнес?

— Не знаю. Может быть, пригласили, чтобы я личным примером показал, как можно и нужно развивать производство. Когда мне вручали удостоверение советника, я пошутил: «Видимо, в команде должен быть играющий тренер». Но если без шуток, привлечение в экспертный совет при губернаторе представителей реального сектора экономики — стратегически выигрышный шаг. Мы хорошо знаем, какие узкие места нужно расшивать, чтобы экономика развивалась более динамично. Прежде всего, необходимо улучшать деловой климат. Пока отношения между предпринимателями и контролирующими органами строятся на всевластии вторых и полном бесправии первых. Если приходят с проверкой, заведомо ставят нас в позицию виновного и делают все, чтобы оштрафовать. Как показывает практика, контролирующие органы при желании могут «задушить» любое производство. Инициируют судебные процессы и, если их проигрывают, никакого ущерба не возмещают, а если проигрывают производственники, несут моральные и материальные потери.

— Вопреки неоднократному требованию президента страны «прекратить кошмарить бизнес»?

— Многое зависит от конкретных исполнителей и от власти региона. Если есть арбитр в лице губернатора, никто из контролирующих органов перегибать палку не будет. Сейчас некоторые предприниматели, которые уехали из региона и выстраивают свой бизнес на других территориях, задумались о том, чтобы развиваться и на Орловщине. Звонят, «прощупывают» ситуацию. Я всем говорю, что диалог бизнеса и власти выстраивается продуктивный, можно браться за реализацию здесь серьезных проектов. Я лично намерен развиваться в Орловской области.

Запланировали большую реконструкцию птицефабрики с целью увеличения производства мяса птицы. По молочному комплексу расширяем ферму, хотим увеличить дойное стадо на 500 голов, чтобы выйти на объем надоя 30 тонн. И постепенно доводить сырьевую базу до мощности завода — переработке 75 тонн молока в сутки.

Объем переработки зерна наметили увеличить с 11 до 14 тысяч тонн за счет реконструкции. Все эти планы намерены реализовать к весне будущего года.

В растениеводстве ставку делаем на новые технологии, вкладывая значительные инвестиции в новую технику. Это позволит планомерно улучшать плодородие почвы и значительно повысить эффективность земледелия. Потеря гумуса ведь становится для сельхозпроизводства проблемой номер один.

— Когда «Орловская нива» снова получит местную прописку?

— К сожалению, это происходит не так быстро, как хотелось бы. Процедура начата.

— В интервью региональным СМИ вы как-то сказали, что Орловскую область можно поднять за два-три года. У вас есть эксклюзивный рецепт?

— Скорее, понимание ее преимуществ. Орловская область маленькая, находится близко к масштабному рынку сбыта — Москве. Здесь отличный климат. Как-то приезжали в наше хозяйство ученые из Краснодара, утверждали, что сложно в условиях Орловской области растениеводством заниматься. А я им доказал, что у нас оно эффективнее, чем на юге. Там, в теплом климате, сорняков много, приходится больше обработок делать. Если у нас на обработку одного гектара гербицидами идет 500-600 рублей, то у них более 2-х тысяч, фунгицидами от болезней они 2-3 раза обрабатывают, а мы или один раз, или вообще не обрабатываем, если зима морозная выдается. И от вредителей они больше обработок проводят. Кроме того, у нас день длиннее и колос от этого выше, чем у них. Поэтому у нас процентов на 20 себестоимость ниже. О качестве земли и говорить излишне — орловские черноземы всем известны.

Еще одно преимущество — в региональном АПК практически нет монополистов, которые часто не дают развиваться среднему звену. Есть возможность начинать с нуля и развиваться очень быстро. Поэтому при соответствующем благоприятном деловом климате, который сейчас активно выстраивается, регион ждет успех.

Источник: http://kommersant.ru

Добавить комментарий