Интервью с Андреем Разиным, министром сельского хозяйства и продовольствия Московской области

  • Просмотров: 79

  • Нет комментариев

  • Дата: 03.09.2018

DN: Андрей Викторович, лицом сыроделов Московской области является Олег Сирота, и среди некоторых участников рынка возникает вопрос: почему? Почему о нем так много говорят, почему он получает так много поддержки, и не является ли он в какой-то степени проектом властей для популяризации фермерства, сыроделия и т.д.?

АР:Самый простой ответ на вопрос: потому, что Олег делает свое дело и рассказывает о нем..

Олег Сирота развивался абсолютно самостоятельно. И мы помогает не только ему, а очень многим фермерам из Московской области; но рассказывают о своих успехах и делают это интересно для потребителя, для масс-медиа совсем немногие; потому что производить продукцию и грамотно ее продавать, пиарить – это две совершенно разные компетенции, которые очень редко сочетаются в одном человеке. В этом отношении Олег Сирота очень талантливый человек, он очень активно занимается своим продвижением, и, что важно, делает это не только ради пиара.

Мы бы хотели, чтобы таких фермеров, как Олег, вдохновляющих своим примером войти в сельское хозяйство, было больше.

Конечно, не всегда нам нравится то, о чем Олег говорит: он часто нас критикует за то, чего нет. Есть и справедливая критика: не бывает все хорошо, потому что это жизнь.

Для меня было очень приятно, что в этом году очередной сырный фестиваль в Истринском районе Подмосковья был совершенно бесплатным для участников. Мы не выделили на сам фестиваль не копейки — все организовывалось предприятием Сироты, однако подготовили дорогу и оказали самому хозяйству поддержку.

Любой участвовавший в истринском фестивале фермер скажет, что это было для него абсолютно бесплатно и, самое главное, выгодно. Каждый приехавший на это мероприятие заработал хорошие деньги (для некоторых это возможность получить самый крупный заработок за год). В интернете много скептических комментариев, но, когда видишь этот праздник и воодушевленные глаза людей, простых жителей Москвы и Московской области, которые готовы потратить на дорогу час или даже два для того, чтобы окунуться в фермерскую атмосферу, то понимаешь, что Олег, действительно, – молодец. И очень здорово, что он работает на территории нашего региона.

DN: Важно понимать, что Московская область – один из немногих регионов, где сыроделам и фермерам оказывается поддержка в значительном объеме. Сравнивая ситуации в разных регионах, очевидно, что здесь другие бюджеты и люди, действительно могут получить большую сумму в качестве поддержки, чтобы начать бизнес. Вопрос про «Сырный кластер». Расскажите, пожалуйста, на каком этапе реализации находится этот проект?

АР: Сегодня мы являемся стороной, которая реализует проект. Мы столкнулись с большим количеством нюансов, связанных с началом строительства: выбрали земельный участок; разработали проект планировки; проекты на всю необходимую инженерную инфраструктуру.

Губернатор Московской области поверил в этот проект, выдел необходимое финансирование для его реализации. На сегодняшний день, определена площадка, разработан и утвержден проект планировки, разработан проект межевания земельного участка, завершены проектные работы по всем инженерным коммуникациям (они находятся в государственной экспертизе, на часть этих проектов уже получили положительное заключение), часть внешней инфраструктуры (электричество и газ) уже строится. Рассчитываем, что конкурсы на отбор подрядчиков объявим в сентябре, и уже в октябре выйдем в активную стадию реализации проекта. Это все непростая и кропотливая работа и приятно, что с нами уже есть партнеры, которые верят в нас и параллельно с нами развиваются: инвесторы, которые уже на территории кластера будут строить свои заводы. Это, действительно, первый опыт именно монобрендового продукта.

DN: Что это будет?

АР: На территории “Сырного кластера” будет реализовано производство любых видов сыров. Ключевым моментом этого кластера, для себя, мы видим появление новых производств. Это могут быть предприятия производящие как мягкие, так и твердые, и полутвердые сыры; предприятия по переработке подсырной сыворотки. Появятся новые рабочие места и продукты; но, самое главное, «Сырный кластер» сформирует спрос на принципиально новое молоко, которого в Московской области пока немного. Это другие породы КРС, не традиционные голштины, которые составляют 98% поголовья Московской области. Стоит отметить, что основной задачей кластера было образование дополнительной точки, стимулирующей производство молока на территории региона.

DN: Зачем нужна концентрация?

АР: Если говорить о программе поддержки сыроделов, которую мы реализуем в Московской области, то она включает три основных направления, в которых мы поддерживаем всех желающих начать развивать сыроделие на территории региона. Первое – мы готовы дать гранты начинающим «маленьким» фермерам-сыроварам. Мы — единственный регион Российской Федерации, предоставляющий такие гранты в объеме до 35 млн. рублей. В прошлом году у нас их получили 3 фермерских хозяйства. В этом году рассчитываем на 3-5 хозяйств, все зависит от количества проектов и денег, необходимых для их реализации. В программу в этом году заложено порядка 100 млн рублей на реализацию данных целей.

Второе – для средних и крупных мы готовы субсидировать 20% капитальных затрат. В этом случае нет локализации до одной площадки, мы готовы поддержать любого производителя сыра на территории Московской области. Это также региональная программа, не требующая федерального участия.

Третье — помимо возмещения “капексов” мы готовы условно бесплатно дать землю и обеспечить ее всеми необходимыми коммуникациями. В этом случае нам важна концентрация в одном месте, потому что под каждого нового переработчика строить новый завод по переработке сыворотки невозможно. Строить коммуникации, обеспечивать землю по всей территории Московской области очень сложно, поэтому мы решили сконцентрироваться на одной небольшой площадке порядка 17 гектар.

DN: Как только начнет работать первый завод в рамках «кластера», у кого они будут закупать молоко? Уже есть договоренности?

АР: У нас есть ряд договоренностей между инвесторами и текущими производителями молока, согласно которым, как только будет сформирован стабильный заказ, зафиксированный договором на определенный период времени по качеству и объему молока, то будет расти и поголовье.

Очень трудно бегать то за переработчиками, то за производителями, упрашивая одних нарастить переработку, других — объемы производства сырья. И мы пошли другим путем: стали первыми вкладываться в инфраструктуру региональным бюджетом. Это партнёрские отношения, мы стали полноценным участником рынка вместе с переработчиками и производителями молока.

Уверен, как только начнутся первые строительства заводов и будет понятно, что через 5-8 месяцев появится стабильная потребность в сырье, то это будет стимулировать наши хозяйства кратно увеличивать объемы производства молока. Со своей стороны, мы для этого создали дополнительные условия. Например, мы субсидируем 50 % от стоимости племенного животного. И если речь идет о сыропригодных породах коров, то эта сумма выше на 10%, чем если берут голштинов. Если нужно укомплектовать ферму дополнительным оборудованием, то у нас есть специальная программа: 50% стоимости любого оборудования мы готовы субсидировать из регионального бюджета. Не нужны сложные капитальные затраты, достаточно купить и установить оборудование на фермах, и кратно увеличить поголовье. Таким образом, мы подготовили финансовые рычаги для стимулирования развития. Наверное, на старте будут какие-то сложности, но я уверен, что эта конструкция заработает. Подчеркну, что ключевая цель для нас – это кратное увеличение молока, а «сырный кластер» – это ответ для чего нам увеличение молока: для того, чтобы было сырье для переработки молока на вновь построенных мощностях.

DN: Есть ли список компаний-резидентов?

АР: Сегодня порядка 5 резидентов, с которыми мы находимсяв тесном контакте. Они готовят свои бизнес-планы и в этом году подадут заявление на предоставление земли без торгов. Мы пока сознательно остановили прием заявок, потому что поняли, что вопрос интересен. Мы будем выбирать лучших: тех, кто предложит для области наибольшие плюсы, например, дополнительные рабочие места, хорошие бренды, объем производства. Будут более серьезные критерии, которые мы будем предъявлять тем, кто был с нами не в старте, а появился в процессе. На территории кластера будет порядка 10-12 резидентов в зависимости от объемов производства.

DN: Сколько они буду производить сыра и сколько перерабатывать молока?

АР: Рассчитываем, что это порядка 10 тысяч тонн сыра в годи молока соответственно около 100 тысяч тонн.

DN: В идею кластеризации хорошо бы вписался какой-нибудь европейский опыт: установка фабрики по созреванию сыра, когда рецептура, сыр-сырье закупается у конкретных производителей с небольшими мощностями, но нет средств вкладываться в хранилища и камеры созревания. В итоге, мы получаем вовлечение небольших, средних производителей, которые поставляют продукт на фабрику в виде полуфабриката. Рассматривали ли вы подобные идеи?

АР: Вопрос аффинажного центра мы обсуждали неоднократно. Поясню, что в том виде, в котором мы реализуем “Сырный кластер”, никто в стране еще не реализовывал подобных проектов.

На старте для себя мы обрисовали некие ключевые KPI, которые видим в количестве рабочих мест, в объеме производимого сыра. Для достижения целей мы каждый день что-то улучшаем. Например, мы думали, что по сыворотке у нас будет базовый завод, перерабатывающий сыворотку и выпускающий готовый продукт, но сейчас  мы слышим предложение от участников, чтобы не локализовывать крупное производство, а поставить предприятие по сгущению сыворотки. То же самое по аффинажному центру: как только появится инвестор, готовый это реализовать, то и мы готовы ему помочь. Мы разговаривали с компанией «Валио», которая имеет большие мощности по производству плавленых сыров в Московской области (по факту перерабатывает сырные заготовки, которые везет из других регионов), предлагали реализовать производство на территории Московской области.

Возможно аффинажный центр и будет построен, если в кластер придет некоторое количество людей, готовых заниматься твердыми сырами, совместным производством: от созревания продукта до его реализации. Также мы обсуждали возможность создания единого бренда, единой дистрибуции. А

DN: Власти будут входить в состав собственников “Сырного кластера”?

АР:Мы с самого начала приняли решение, что не хотим входить в бизнес и быть собственниками предприятий. Мы должны создать условия: площадки, возможность получения преференций, льготы. А реализовывать свои бизнес-планы должны инвесторы.

DN: Судя по Вашим словам, Московская область – рай для фермеров и сыроделов.

АР: Нас недавно назвали офшором для фермеров, потому что мы обнулили ставку единого сельскохозяйственного налога для Московской области на ближайшие три года — действовать это начнет с 1 января 2019 года. Мы можем себе это позволить с точки зрения бюджетной обеспеченности, для всех видов бизнеса: мелкого, среднего и крупного.

DN: Как будет реализовываться продукция резидентов кластера?

АР: Этот вопрос очень часто задают наши иностранные партнеры (итальянцы, испанцы). Не бывает чудес, бизнес в любом случае должен нести определенные риски, принимать на себя определенные вызовы. Мы готовы помогать, но не готовы сказать, что если торговые сети не будут брать продукцию, то мы отключим им газ. Такого точно не будет. Главное, чтобы продукт был конкурентным, с хорошей себестоимостью, с хорошими потребительскими свойствами. Если производить такой продукт, то с учетом тех мер поддержки, которые мы готовы предоставить, а сыр – это одна из наиболее высоко маржинальных отраслей, — успех обязательно будет. А если человек делает что-то, что не воспринимается рынком, то тут как ни помогай — ничего не выйдет. Должны быть соразмерные риски, и бизнес должен отвечать на эти риски. Сейчас у нас в регионе производится порядка 50 тысяч тонн сыра и сыроподобных продуктов, а потребляется порядка 200 тысяч тонн. Рынок достаточно большой, здесь самый платежеспособный регион (основные гурманы и ценители сыра с платежеспособными возможностями живут в этом регионе). Мы даем возможность быть максимально близким к этому рынку, для старта проекта этого вполне достаточно,.

DN: Резиденты кластера — российские компании?

АР: Это и российские, и иностранные компании. Но иностранцы, как правило, ищут российских соинвесторов. Иностранцы готовы инвестировать в технологию, в оборудование, но без участия российских партнеров на внутренних рынках (непонятных пока для иностранцев), они смотрят осторожно.

У нас был ряд публичных заявлений. Чтобы получить землю без торгов по распоряжению губернатора, инвестор, помимо заявления, должен подтвердить свою платежеспособность с точки зрения обеспечения не менее 20 % собственных денег на реализацию проекта на старте.

DN: Основная цель проекта – стимулирование производства сырого молока. Цель Московской области – достижение 1 млн. тонн. Почему выбран именно такой показатель?

АР: Пока это та планка, которую мы перед собой ставим. Когда-то Московская область производила 2 млн. тонн молока. Конечно, это было другое сельское хозяйство: корова была в каждом личном дворе. Сейчас все поменялось: растут и развиваются города, изменились земельные возможности с точки зрения обеспечения кормовой базы, существуют определенные пределы. На сегодняшний день, в Московской области эффективной пашни осталось порядка 800 – 900 тысяч гектар – это основной ресурс земли, с которым мы можем работать с точки зрения обеспечения кормовой базы. С учетом действующих предприятий, овощеводческого бизнеса, мы посмотрели, сколько сможем реально нарастить, и эта цифра – миллион тонн молока – тот показатель, которого мы можем достигнуть. Это не значит, что мы не можем производить больше.

В позапрошлом году мы остановили падение производства молока, а в 2017 году, впервые за несколько лет, дали небольшой плюс (порядка 15 тысяч тонн). В этом году мы также рассчитываем на увеличение объемов производства молока. И, соответственно, твердо намерены изменить тренд снижения на тренд роста.

Также мы изучили, что можем сделать на текущих производствах: увеличить продуктивность. Московская область в целом каждый год увеличивает продуктивность поголовья. Средний рост — около 7,5%. Сегодня объем производства молока приближается к 7 тысячам кг на голову в год, а в ряде хозяйств достигает 10-11 тысяч кг на голову при поголовье 1200 – 2000 дойного стада. Это очень хорошие производственные показатели. Кроме этого, идёт увеличение поголовья на действующих предприятиях за счет программы реконструкций и модернизации ферм; приходят новые серьезные инвесторы, которые дают возможность говорить о появлении крупных промышленных фабрик по производству молока. Все это есть у нас в планах, есть понимание по привязке к конкретным территориям, поэтому показатель миллион тонн – совершенно достигаемый рубеж. Тем не менее, в аграрном секторе все зависит от спроса и от внешней конъюнктуры, поэтому ситуация в начале этого года серьезно нас приостановила: когда пошло зимнее снижение цены на молоко, и все говорили о снижении потребления молока. Это все очень настораживает инвесторов, в этих условиях им было тяжело принимать определенные решения. Но, в целом, мы смогли удержать ситуацию в регионе на стабильном уровне, чтобы не было катастрофического снижения цены ниже себестоимости.

DN: Какая у вас средняя цена?

АР: Средняя цена — 24-26 руб/кг. Есть те, кто продает по 17 руб/кг, есть те, кто продает и по 30 руб/кг. К примеру хорошее большое предприятие «Аксиньино» в Ступинском районе МО, которое продает свое молоко не ниже 29 – 30 руб/кг. Они и в начале его года его так продавали. Есть «ОСП Агро», холдинг в Озерах, они тоже продавали молоко по цене не менее 28 руб/кг. У них долгосрочный контракт с переработчиком; они хорошо работают с качеством молока и стабильны по объёму в течении всего года. Те, кто имеет проблемы с болезнями животных, кто имеет проблемы с качеством кормов, и, как следствие, с качеством молока, находятся в более тяжелой ситуации. Мы должны быть максимально эффективными и модернизированными.

У нас не было катастрофического падения цены как в ряде других регионов в начале этого года, но и себестоимость производства молока в Московской области значительно выше, потому что рабочая сила, конкуренция за трудовые кадры, стоимость земли, и ряд других факторов – все это влияет на повышение базовой себестоимости.

Нашим племенным предприятиям мы даем 15 тысяч рублей на содержание одной маточной головы в год. Предоставляется погектарная поддержка, осуществляется ряд других мер развития и помощи предприятиям АПК.

В начале года все пережили ужасную проблему, связанную с ростом цены на дизельное топливо. Почти 44 % составил годовой рост, это не могло не повлиять на устойчивость аграриев, поэтому губернатором было принято решение о дополнительном выделении 250 миллионов рублей предприятиям, чтобы нивелировать увеличение себестоимости, связанное с ростом цены на ГСМ. Потом и федеральное правительство приняло это решение. Из регионального бюджета мы направили 250 миллионов на эти цели, а из федерального бюджета получили 32 миллиона рублей. В регионе очень хорошая конкуренция по рабочим местам, что заставляет предприятия платить очень хорошую заработную плату. У нас механизаторы, которые интенсивно работают в полях, получают 70-80 тысяч рублей. В других регионах в аграрном секторе нет таких зарплат. Это все влияет на себестоимость.

DN: Мы сравнили Голландию и Московскую области: по площади, по населению очень похожие регионы. Площадь Голландии составляет 41 тысячу квадратных километров, Москва и Московская область суммарно составляют 46,5. Население Голландии – 17 млн. человек, Москва и Московская область – 20 млн. человек. Поголовье Московской области без предприятий Москвы – 95 тысяч голов, в Голландии – 1,7 млн. По производству: Голландия доит чуть больше 14 млн. тонн. С учетом наших ресурсов и огромного потенциала, миллион тонн молока  это мало?

АР: Очень интересное сравнение. Не готов по нему дискутировать, но для ремарки: примерно 56 % Московской области – это леса.

DN: Да, в Голландии их почти нет.

АР: Безусловно, это влияет на контуры полей и возможности. Вторая наша проблема – это интенсивная сеть дорог. Московская область изрезана дорогами. Это и плюс, и минус одновременно. Это колоссальные затраты, связанные с перебросом техники, что тоже влияет на себестоимость. Но сравнение интересное, возможно надо более плотно поработать с голландцами и обратиться к их опыту. Тем не менее, у нас в Московской области сейчас самые технологичные теплицы, которых даже нет в Голландии, эта отрасль у нас относительно недавно развивается интенсивно, лучшие разработки внедрены в строительстве теплиц в регионе. Московская область в этом году 100% обеспечит себя томатами и огурцами, всего четыре года назад показатель составлял 5%.

DN: В Московской области огромный потенциал и многое уже сделано. Разница ощутима при въезде в регион из соседних… К примеру из Ярославской области.

АР: Сергиево-Посадский район, граничащий с Ярославской областью, один из лидеров молочного производства.

Я не первый год работаю в Московской области и вижу, как меняется отношение к сельскому хозяйству за эти годы, а главное – это видят наши аграрии и верят, что их труд нужен не только жителям, но и властям, что является стимулирующим фактором. С вашей помощью, мы рассчитываем популяризовать профессию и отношение к ней. И, может быть, будет меньше жалоб со стороны московских дачников, которые против коров, портящих их восприятие ландшафта.

DN: Это проблема всего мира, в том числе и Голландии, где на один квадратный километр приходится 42 коровы. Всем трудно, и московским, отвыкшим от сельской жизни, людям. Какие три первых решения вы бы приняли, если бы вас назначили министром сельского хозяйства Российской Федерации?

АР: Трудный и провокационный вопрос. Я точно знаю, что говорить и делать – это две большие разницы. Честно говоря, когда я приходил в государственное управление в 2009 году, я думал, что сейчас отдохну, получу второе образование и пойду обратно заниматься делом. Увидев, как работает государственная машина в реальности, сколько сил государственные и муниципальные служащие отдают тому, чтобы что-то поменялось, могу сказать, что в бизнесе я никогда так не работал, а мне есть с чем сравнить. Поэтому, чтобы я сделал – точно бы не расслабился в кресле. В любом направлении есть чем заняться, всегда можно взять дополнительные повышенные обязательства. Что касается отрасли в целом, то после президентского послания, где огромное внимание уделяется аграрному сектору и ставятся невероятные цели, не остается ничего другого кроме как засучить рукава и действовать.

 

Добавить комментарий