ДОРОГУ ОСИЛИТ ИДУЩИЙ

  • Просмотров: 127

  • Нет комментариев

  • Дата: 09.06.2017

Есть люди, которые пользуются непререкаемым авторитетом, к имени которых всегда хочется добавить «уважаемый». К числу таких людей, в современной России, относится Салис Добаевич Каракотов – руководитель  одного из крупнейших предприятий по производству химических средств защиты растений – АО «Щелково Агрохим». Ученый, доктор химических наук, академик РАН и настоящий трудоголик, который всего в своей жизни добился сам. В интервью нашему журналу «АГРОМАКС» С.Д. Каракотов рассказал о себе, предприятии и перспективах его развития.

– Салис Добаевич, наше интервью проходит во время празднования Великого Дня Победы.  Я знаю, что ваш отец  Добай Алиевич –  фронтовик, участник Сталинградской битвы. Ваша семья, как и многие семьи Северного Кавказа, в 1944 году подверглась депортации в Казахстан. Скажите, что для вас и вашей семьи значит день победы?

– Да, отец был фронтовик, с самых первых дней войны был на фронте, более того, в армию он был призван чуть раньше. Находился на фронте до 1944 года, в то время, когда наш народ был депортирован в Казахстан, где мы проживали до 1957 года, после чего были возвращены на исторические места. Несмотря на то, что период войны был связан с депортацией, представление и воспоминания о войне были исключительно патриотические. Более того,  отец участвовал в военных действиях в обороне Сталинграда. Иногда он вспоминал насколько это было сложно, тем более,  что это была самая холодная зима за все военные годы, но эта выдержка, выработанная на фронте, помогла и в дальнейшем, когда мы вернулись из Средней Азии и обустраивались на совершенно новом месте –  не все семьи  возвращались в те населенные пункты, откуда они были депортированы.

День Победы многое значит для нашей семьи, отцу важна эта дата. Кроме того, с 1975 года, к 30-летию Победы, решением администрации того населенного пункта, где мы жили, на домах участников войны были установлены памятные таблички с именами ветеранов войны, проживающих в этих домах, что было очень приятно отцу. В то же время, переселение в Казахстан сыграло  как отрицательную роль в части лишений моего народа  (потери  от болезней и голода ), так и положительную – там выросло целое поколение людей, которые получали образование в школах и институтах Среднеазиатских республик (на территориях не затронутых войной). Тем самым, я считаю, народ совершил  достаточно большой скачок  в повышении уровня грамотности и образования. Надо иметь в виду, что на Кавказе советская власть установилась не в 1917 году, а ближе к 30-м годам, также были волнения в 1932 — 1935 годах, поэтому наладить стабильную жизнь до начала войны на Кавказе не получалось.

– Любовь к сельскому хозяйству вам перешла по наследству от отца? Расскажите, пожалуйста, нашим читателям о ваших родителях и своем детстве.  Судя по вашей биографии, книга о вас стала бы настоящим бестселлером. Каким был школьник Салис Каракотов? Как учился? О чем мечтал? Сбылись ли его мечты?

– Любовь к сельскому хозяйству возникла в первую очередь от того, что мы проживали в сельской местности и отец был всю жизнь связан с урожаем. Он более  35 лет руководил крупным совхозом, в какой-то период он назывался даже опытным хозяйством. Именно там я впервые увидел применение средств защиты растений, осознал значимость зерновых и урожая как для Карачаево – Черкесской области, так и для страны. Поэтому биография отца, который был  предан своей профессии,  не могла не повлиять на то, чтобы в школьные годы я начал интересоваться этой стороной жизни. Учились мы хорошо, так как родители с огромным уважением относились к образованию. Это влияло и на наше отношение к учебе.  Из шестерых детей четверо окончили школу с золотыми медалями. Можно сказать, что культ образования в нашей семье был колоссальным.

Мои первые наблюдения  применения химии в сельском хозяйстве пришлись на конец 60-х годов. И связаны они были прежде всего с деятельностью отца, ведь в его ведении находился весь запас СЗР и урожай совхоза. Рядом с местом, где мы жили, осуществлялась подготовка семян, именно там я впервые увидел применение протравителей семян. Там же наблюдал как происходит обработка гербицидами и видел работу опытных образцов 2,4-Д препаратов, которые появлялись в таких передовых совхозах, как наше опытное хозяйство Сторожевское.

Конечно, я не мечтал быть агрономом, но был увлечен наукой, связанной с сельским хозяйством, с химией, физикой. В дальнейшем жизнь сложилась так, что я поступил в РХТУ им. Д.И. Мендеелева на факультет, где была специальность «технология химических средств защиты растений», но там была и закрытая специальность, связанная с военной химией, которая также казалась интересной. Тем не менее, основная моя гражданская специальность была связана с технологией средств защиты растений. После окончания института и аспирантуры в том же институте  я пришел на то, единственное и любимое предприятие в моей жизни, на котором работаю сегодня.

– Салис Добаевич,  вы всю жизнь работаете на одном предприятии.  Расскажите, пожалуйста, о своих первых впечатлениях, когда впервые пришли в Щелковский филиал ВНИИ химических средств защиты растений.

– Первое впечатление, — что это та самая отрасль, в которую мне по своему уровню подготовки, возможностям и планам  хотелось попасть. Был, конечно, и Головной институт, но я должен сказать, в целом эти два подразделения –  Головной институт ВНИИХСЗР в Москве и Щелковский филиал – были практически неразделимы, тем более, что завод, на территории которого находился филиал, именовался Опытным заводом Щелковского филиала ВНИИХСЗР. Более того, и головная часть института, и Щелковский филиал отработку  своих технологий осуществляли на нашем опытном заводе. Впоследствии, Опытный завод в результате реорганизаций 1980-ых отделили от Института, и он стал самостоятельным юридическим лицом.  Вплоть до конца 1990-ых – начала 2000-ых он находился таковым, когда, как почти все химические предприятия, он прошел процедуру банкротства и в настоящее время основная его производственная часть по средствам защиты растений вновь вернулась в ведение нашего коллектива, то есть,  бывшего Филиала ВНИИХСЗР.

Впечатление о первом пребывании в стенах Института было исключительно положительное, поскольку мы видели кипение отраслевой науки, мы затронули задачи последнего XIII пятилетнего плана, был колоссальный подъем у всех. В середине 1980-ых были возможности хорошего финансирования науки, мы чувствовали это внимание к развитию отраслевой науки, отвечающей за химию в сельском хозяйстве, и не испытывали практически никакого недостатка в приобретении оборудования, финансирования опытно-промышленных исследований,  в проведении исследований по синтезу новых веществ, по отработке препаративных форм. Надо сказать прямо, что сегодня это нам очень сильно помогает. Лаборатория нашего Института в составе системы защиты растений считалась одной из наиболее продвинутых по созданию новых препаративных форм, чем мы и по сей день занимаемся. Мы все знаем, что этот подъем тогда продлился не очень долго, примерно до начала 90-ых, когда у нас начались трудности с распадом Советского союза. Страна разделилась и перестала существовать в том виде, в котором была. Поэтому, можно сказать, что подъем закончился полнейшей разрухой, что привело к банкротству щелковского завода, к прекращению финансирования науки как щелковской, так и всей отраслевой в этом направлении. И я, уже будучи с 1990 года руководителем Щелковского филиала, был вынужден самостоятельно решать вопросы финансирования коллектива. Конечно, коллектив сократился, с 350 человек — наполовину, но, тем не менее, это состав, который предопределил сегодняшнее состояние нашего предприятия, в особенности его научного потенциала.

– Наверное, самое тяжёлое время для всех предприятий бывшего Советского Союза выпало на 90-ые годы. Скажите, за счёт чего в то время  вам удалось сохранить кадры предприятия? Каким образом «Щелково Агрохим» выжило?

– Выживание, как и всем в России, далось трудно. В 1998 году на базе нашего химического завода и Щёлковского филиала ВНИИХСЗР была создана абсолютно новая компания –  «Щёлково Агрохим». В её распоряжение было передано несколько основных цехов по производству пестицидов, а также ряд складов. Но главное  –  мощный интеллектуальный ресурс, ведь костяком коллектива молодой компании стали люди с богатым практическим опытом. Главным достижением считаю то, что мне удалось сохранить в коллективе лучшие кадры, которые ещё оставались в науке, несмотря на финансовые и прочие трудности. Именно эти люди все свои знания и силы вложили в развитие АО «Щёлково Агрохим». С тех пор главенствовать на предприятии стало не производство, как это было прежде, а наука. Завод был реанимирован благодаря новейшим разработкам и вовлеченности коллектива в общий процесс.

– Какие качества, прежде всего, цените в людях?

– Прежде всего, ценны в людях честность, аккуратность и ответственность – эти качества дают возможность не стоять на месте, что-то созидать, преодолевать. На самом деле важно, чтобы человек был ответственен за то, что делает, поскольку предприятие не только экономически значимо, но и социально, и занимает достаточно большую долю рынка в России, в среде сельхозпредприятий, поэтому мы должны понимать, что несем определенную экономическую и социальную нагрузку, именно среди наших кадров, работающих на предприятии, должна быть ответственность за то, что выполняется.

– Салис Добаевич, вы в большей степени ощущаете себя управленцем или ученым? Нелегко, наверное, совмещать научную деятельность с управленческой?

– Здесь, конечно же, есть определенный баланс и того, и другого, но мне кажется, что в большей степени я заинтересован в научной деятельности, тем более, что мы создали немало интересных направлений в области взаимоотношений растений и химии для сельского хозяйства. Мы многое для себя поняли, в отношении именно управления развитием растений и это больше привлекает меня,  с точки зрения личного интереса. Что касается управленческих функций, они были выработаны в процессе длительного управления коллективом ученых Щелковского филиала ВНИИХСЗР, и с тех пор накопился огромный собственный опыт.

– Какое количество представительств и дистрибьюторов на сегодняшний день в России имеет АО «Щелково Агрохим»?

–  «Щелково Агрохим» – предприятие, которое ориентировано на собственную сеть продаж, и главным образом ее мы и развиваем. На сегодняшний день у нас  30 представительств, в планах открытие еще нескольких. В частности, мы недооценивали некоторые регионы, такие как Костромская, Ярославская, Ивановская, Владимирская области, — сейчас мы будем открывать представительства в этих областях, а также в Брянске и Калуге. Конечно,  мы уделяем важное внимание и  дистрибьюторским компаниям, но в наших продажах  они занимают незначительную долю,  примерно 10%.

– «Щелково Агрохим»  поставляет свою продукцию за границу. Скажите, в каких странах сегодня присутствует ваша компания?  Какую долю производимой вами продукции, занимает экспорт?

– Здесь надо упомянуть, что во всех бывших республиках Советского Союза у нас также имеются представительства или дочерние предприятия. В частности, в Казахстане, Узбекистане, Туркменистане, в Монголии у нас есть уполномоченная дистрибьюторская компания. В ряде стран Кавказского региона: в Армении, Азербайджане, а сейчас планы и по Грузии, поэтому стараемся охватить весь бывший Советский Союз, за исключением трех стран Прибалтики. В настоящий момент мы открываем представительства и дочерние компании в странах Ближнего Востока, Северной и Западной Африки: Алжир, Египет, Тунис, Марокко, Гана. Кроме того, в планах компании начать продажи нашей продукции в Турции и Иране. Экспорт в объеме производимой продукции составляет 30%.  Кроме того, с каждым годом  у нас растет объем производства, что очень радует меня как руководителя. Соответственно растет и объем продаж как на внутреннем рынке, так и в странах ближнего и дальнего зарубежья.

– Какой объем пестицидов в 2016  году произвело АО «Щелково Агрохим»?

– Общий объем продаж пестицидов в 2016 году составил около 15 млрд рублей из которых, 30% заняло зарубежье, остальное – это территория России. Надо сказать, что в 2016 году мы выросли достаточно серьезно и рост составил 31% по отношению к 2015 году. Здесь никаких особенных чудес нет, так как выросла не только наша доля в продажах, но также доля других компаний, в 2016 году наблюдался общий рост рынка пестицидов в России.  Я связываю это с хорошими представлениями о конъюнктуре основных видов сельхозпродукции, в частности, зерновых, масличных, сахарной свеклы и бобовых культур. Рост рынка отмечают не только наши продажи и продажи других российских производителей СЗР, но и продажи европейских компаний.

– Салис Добаевич, какой продукт «Щелково Агрохим» вы считаете самым востребованным в России?

– Здесь, конечно же, надо смотреть на суммы продаж и тоннажи. Продуктом номер один уже несколько лет остается препарат, на основе технического глифосата — Спрут Экстра. В 2016 году общие продажи этого препарата составили 5 млн литров. В этом году мы планируем небольшой рост в продажах данного продукта. Важно отметить не только один препарат, а серию продуктов  нетипичных для тех, хорошо знает ассортиментный ряд пестицидов. Необходимо  упомянуть о том, что мы имеем целый класс препаративных форм  для различных групп препаратов в виде наноразмерных продуктов: микроэмульсии, коллоидные системы, масляные дисперсии – их насчитывается  более 30. Поэтому востребовано то, что отличается в лучшую сторону именно необычной препаративной формой, высокой эффективностью, мягкостью воздействия на культуру и эффективностью в борьбе над вредными объектами. Поэтому наше направление в создании таких специфических препаратов в новых препаративных формах, оно как раз и оправдывает интерес к целой группе препаратов.

– В связи  с различными внешними и внутренними факторами увеличилась доля рынка, которую занимают сейчас российские производители СЗР. Как вы думаете это надолго? Что нужно делать компаниям, чтобы закрепиться на этих позициях?

– Я должен сказать, что эти наблюдения не совсем верны, потому что вплоть до 2015 года российские производители СЗР постоянно показывали рост. Справедливо будет отметить, что этот рост привел к приблизительному паритету между внешними поставками и внутренним производством. Правда, в 2016 мы видим скачок импорта, тем не менее, на фоне состоявшегося внутреннего роста,  объем внешних поставок составил больше половины рынка российского потребления, даже можно сказать, что импорт составил более 60%, а внутренние производства менее 40%. В конкуренции с внешними поставщиками мы, в финансовом отношении, находимся в неравных условиях, потому что стоимость привлекаемых финансовых средств в нашем случае в российских условиях гораздо дороже финансирования, которое привлекают иностранные компании. Поэтому отвечая на вопрос, что нужно сделать, чтобы закрепиться на достигнутых позициях,  я должен сказать, что мы не только должны закрепиться на достигнутых позициях, а существенно вырасти. Расти заставляет наша внутренняя экономическая политика, направленная на максимальное развитие внутреннего производства, защита внутреннего рынка и внутреннего  производителя. Надо сказать, что эту позицию активно поддерживает комиссия  ЕврАзЭС, в которую входит пять известных стран.

– Салис Добаевич, вы – ученый. Можете рассказать о своих научных приоритетах?

– Говоря о своих научных приоритетах, в первую очередь, надо иметь в виду наши достижения в сфере создания новых продуктов. Как человек из науки, я в точности выполняю миссию своего профессионального образования, которое изначально называлось «технологией производства средств защиты растений». Необходимо напомнить, что много лет я и значительная часть нынешнего коллектива, проработали в ВНИИХСЗР и, следовательно, продолжаем научные приоритеты и планы, которые нам хорошо понятны. Необходимо напомнить, что Щелковский филиал ВНИИХСЗР был высококвалифицированным научным коллективом по созданию новых препаратов, технологии синтеза действующих веществ, я и сейчас ставлю в приоритет  создание новых действующих веществ на территории России. Эта задача, наверное, важнее всех прочих, поскольку  мы утратили за последние 20 лет  все, что производилось раньше.

Сейчас многие говорят об этом, включая Министерство промышленности и торговли РФ, и АО «Щелково Агрохим», наверное, единственная компания, которая может совершенно четко утверждать, что мы синтезируем в значительных объемах несколько необходимых для нас действующих веществ.  Конечно, синтез действующего вещества достаточно сложная научно-технологическая задача, которую мы своим коллективом вполне способны решить, а что касается моих собственных интересов, я должен упомянуть о том, что мы развиваем и исследуем технологии управления вегетацией, а именно глубокую взаимосвязь развития растения в период всей истории вегетации и взаимосвязь вегетации растений с разрешенными химическими воздействиями, и в этом смысле, декларируемая нами технология управляемой вегетации или контроля вегетации растений,  чрезвычайно интересна, поэтому, помимо первостепенной задачи создания новых препаратов, мы, конечно же, должны интересоваться возможностями воздействия на культуру с целью достижения максимального потенциала урожая культуры.

– АО «Щелково Агрохим» прочно удерживает позиции одного из крупнейших производителей средств защиты растений в России, хотя конкуренция очень высокая. За счет чего достигается успех?

– Как я уже говорил, в первую очередь, это создание нетипичных продуктов, отказ от копирования известных в мире препаратов, далее стоит задача создания собственных брендов и технологий новых препаратов. Второе, что удерживает рядом с нами наших давних  клиентов – это возможность развиваться нашим потребителям вместе с нами, ведь из года в год появляются новые продукты и технологии, и надо сказать, что мы не продаем нашим клиентам препараты, мы поставили своей задачей продавать и предоставлять технологии по каждой индивидуальной культуре. Это самое привлекательное, что может получить рынок, конкретный фермер или крупный холдинг. При этом я должен сказать, что мы одними из первых создали такую форму взаимоотношений с нашими клиентами, как агротехнологическое сопровождение.

В нашем штате на сегодняшний день около 70 высококвалифицированных агрохимиков, агрономов, ученых, которые в отличие от многих компаний, не привлекаются нами на короткий сезон, а находятся в постоянном штате и проводят колоссальную работу по полевому сопровождению возделывания сельхозкультур, а в межсезонье они проводят тренинги и учебу, обучают наших постоянных и новых клиентов. Именно такой подход позволяет нам достигать успеха и удерживать клиентов, хотя, как Вы говорите, конкуренция здесь очень высокая.

– ООО «Дубовицкое», созданное вами  в 2006 году, как опытная площадка для демонстрации разработок компании,  признано одним из лучших хозяйств  в Орловской области и России. Каковы объемы инвестиций со стороны АО «Щелково Агрохим» в это предприятие, за более чем за десять лет? Оправдали ли они себя?

– Можно утверждать, что ООО «Дубовицкое», созданное нами как технологическая площадка, оправдало себя не только с точки зрения возврата инвестиций. Пример ООО «Дубовицкое» оказался локомотивом, который позволяет нам расширять наши продажи не только в регионе Центрального Черноземья, а также регионах близких по севообороту культур, а именно, Юг России, отчасти регион Приволжья. Более того, к нам за опытом в хозяйство приезжают из Сибири, с Южного Урала,  там, где есть не только яровые, но и озимые культуры, бобовые и масличные, и мы примером нашего хозяйства в состоянии убедить многих выстроить свою экономику с точки зрения высокой рентабельности по культурам. И в этом отношении существование ООО «Дубовицкое»  незаменимо как конкретный пример успешного предприятия, которое позволяет привлекать к нам все новых и новых клиентов.

– В регионах, где находятся ваши представительства и филиалы, АО «Щелково Агрохим» активно поддерживает различные социальные проекты. Скажите, это политика компании или ваше личное решение? 

–  Скажу прямо, что поддержка социальных проектов – это в определенном смысле миссия нашего предприятия. Мы, конечно, не единственная компания, есть и другие примеры успешных предприятий, как в нашей сфере, так и в сельском хозяйстве, которые социальноориентированы. Мы практически всегда откликаемся на потребности регионов, а именно, конкретных сел, сельхозпредприятий региона, которые нуждаются в поддержке спорта, образования, религиозных конфессий и других социальных сферах. Также непосредственно в Щелковском районе, где расположено предприятие, живет и трудится основной коллектив, стараемся помогать школам, больницам, образовательным и спортивным учреждениям для того, чтобы решать острые вопросы, на которые не всегда хватает бюджета. Я знаю, что коллектив никогда в этом вопросе не имеет возражений, ведь это наше социальное лицо.

– Салис Добаевич, каков на ваш взгляд, объем рынка пестицидов в России? Какую его долю сегодня занимает АО «Щелково Агрохим»? 

– Российский рынок пестицидов сегодня  мы оцениваем приблизительно в 75 млрд рублей. Наша доля на этом рынке составляет около 11 млрд, со временем мы должны приблизиться к доле рынка в 20%.  Я думаю, что общими усилиями с Российским союзом производителей химических средств защиты, заинтересованного в том, чтобы доля всех российских компаний подросла,  мы этого роста добьемся.

– Многие агрохимические компании, специализировавшиеся ранее на выпуске пестицидов, стали активно развивать производство других видов продукции. Если говорить о АО «Щелково Агрохим», есть  ли у вашей компании новые направления производства?

– Да, конечно же, мы заинтересованы в том, чтобы развивать и хорошо осваивать смежные  с сельским хозяйством отрасли.  В частности, всем хорошо известно, что мы первыми в России построили современный завод по дражированию семян сахарной свеклы и он успешно работает. Кроме того, введенный в строй в 2011 году, уже в марте 2017 года этот проект  полностью окупился и приносит прибыль. Благодаря его производству мы занимаем на российском рынке около 11% семян сахарной свеклы, и планируем  занять до 30% этого рынка.

Мы не остались в стороне и от молочного  животноводства, поэтому нас привлекла идея создать предприятие по эмбриотрансферу. Проект был реализован в 2015 году, вот уже два года это предприятие успешно работает, производя эмбрионы высокопородных молочных коров  голштинской породы, предоставляю услуги по имплантированию и обучению этому  виду размножения молочного поголовья, у нас много клиентов. В дальнейшем планируем расширить эту работу вплоть до организации производства нетелей, которые сейчас многие молочные компании закупают за рубежом, поскольку в собственном внутреннем российском производстве достойного для этой цели поголовья не хватает. Естественно, что эти направления абсолютно взаимосвязаны с нашей основной деятельностью, потому что те, кто производит растениеводческую продукцию, используя  средства защиты растений, как правило, имеют также и животноводческие комплексы, и нуждаются в комплексном обеспечении необходимыми ресурсами.  В этом случае мы готовы сегодня предложить средства защиты растений и оказывать услуги по развитию молочного поголовья. Кроме того, мы в  больших  объемах продаем семена традиционных культур, не только сахарной свеклы, но озимой пшеницы, яровой пшеницы, ячменя, овса, гречихи, сои и гороха, в последние годы не только в центральной России, но и других регионах сложилась хорошая репутация семеноводцеского хозяйства в ООО «Дубовицкое», которое стало заметным игроком на рынке семян традиционных сельскохозяйственных культур.

– Некоторые компании производители пестицидов, говорят о росте контрафакта на российском рынке. Компания «Щелково Агрохим» сталкивается с этой проблемой? Если да, то, как вы защищаете свой бренд?

– Мы столкнулись с контрафактом, произведенным на китайских заводах под торговыми марками нашей компании 5-7 лет назад. Мы предприняли ряд мер, которые позволили прекратить это негативное явление.  В частности, создали собственные виды упаковки, также предприняли определенные меры защиты товарной формы наших продуктов, нужно иметь в виду, что грамотные потребители всегда отличат микроэмульсию, коллоидный раствор или масляную дисперсию от контрафакта, который может содержать те же действующие вещества, но никогда не  будет представлен в виде той препаративной формы, которую можем производить только мы у себя на заводе.

Поэтому я не считаю, что в настоящий момент контрафактная продукция с нашими торговыми марками может влиять на наши продажи. Хотя, надо прямо сказать, что есть ряд продуктов  не нашего  ассортимента известных мировых торговых марок, которые легко подделать. В частности, это вододиспергируемые гранулы из группы сульфонилмочевинных продуктов, которые совершенно  спокойно появляются на рынке, мы их видим. По моим оценкам, доля контрафакта может составлять  около 10% рыночного оборота.

– Как вы думаете, будущее российского сельского хозяйства за фермерами или за агрохолдингами?

– Будущее российского сельского хозяйства может быть и за фермерами, и за крупными холдингами, но мы видим, что крупные агрохолдинги все больше и больше находятся в зоне риска. События последних двух-трех лет подтверждают реальность этого риска. Мы на себе это ощутили, когда один из крупнейших наших потребителей и крупнейший еще несколько лет назад в российском и постсоветском пространстве холдинг «Иволга» потерял свои крупнейшие активы в Центрально-Черноземной зоне. Сейчас такая же ситуация наблюдается в подразделениях этого холдинга и в других регионах. Когда холдинг утрачивает свои позиции и становится трудно управляемым, экономически слабым, скорее всего, это издержки глобализма, когда масштабы агрохолдинга становятся такими, что теряется оперативное управление. Думаю, что каждому из ныне существующих холдингов надо об этом думать.

Второй пример это, конечно же, ликвидация и уход с рынка еще одного крупнейшего холдинга «Разгуляй», который был одним их первых масштабных холдингов. Его участь также подтверждает недееспособность или невозможность сохраниться в условиях жесткой конкуренции, когда менеджмент не в состоянии управлять  масштабными сельскохозяйственными проектами, требующими исключительно плотного и каждодневного внимания. Поэтому, скорее всего, холдинги могут стать меньше, сохраняя общее руководство, они могут стать более раздробленными, но экономически самостоятельными, регионально обособленными.

По моей оценке, если говорить о крупных агрохолдингах, то скорее всего эффективная управляемость ими заканчивается после 100 тыс  га земельного банка, а нынешние холдинги, которые имеют около 300-600 тыс га, находятся в зоне риска. Фермер, в первую очередь, это предприимчивый сельхозпроизводитель, им не может стать любой, кто пожелает находиться на земле. Как правило, фермерами становятся по призванию, это люди, которые заинтересованы в развитии своей семьи, своего маленького региона, это люди, которые имеют стержень, и в этом смысле фермерство – это устойчивое явление не только в нашей стране, но и в мире. Конечно, фермерство придумано не в России, оно развивалось многие десятилетия в других успешных сельскохозяйственных странах,  мы взяли пример, который себя оправдал, для того, чтобы дать возможность нашим предприимчивым единицам сельскохозяйственных предпринимателей, состояться как управленцам, производителям хорошей сельхозпродукции. Надо сказать, что есть особая привлекательность в фермерской продукции, и к ней почему-то больше доверия с точки зрения массового потребителя,  поэтому  фермерство имеет еще один стимул сохраняться и развиваться. Мы видим во многих регионах фермерское потребление нашей продукции сопоставимо с потреблением ее крупными холдингами, в частности,  в Орловской области мы работаем более чем с 200 фермерами, которые из года в год показывают свою дееспособность и платежеспособность.

– Какие меры поддержки Правительства РФ необходимы сегодня производителям СЗР России?

–  Я считаю,  что мы не вправе рассчитывать на какие-то субсидии, мы не являемся сельхозтоваропроизводителями, но мы вправе рассчитывать на административные меры поддержки, направленные на поддержку внутреннего производства СЗР и мы рассчитываем это увидеть в ближайшее время.

Беседовал Евгений Филиппов

Добавить комментарий