Архив рубрики ПРОИЗВОДСТВО МОЛОКА

Архив за: 12-12-2017

1038631

Цена свободы. Как развивалась молочная отрасль ЕС после отмены квот

1 апреля 2015 ЕС отменил квоты на молоко, существовавшие в течение 30 лет, начиная с 1984 года. Причина – почему была введена квота на молоко для каждого государства-члена ЕС – заключалась в том, чтобы обеспечить управление ежегодными периодическими дисбалансами между спросом и... 

Архив за: 07-12-2017

KPE_000762_00001_1_t218_202630

Без особого напряжения

Учхоз «Липовая гора» остался без энергоснабжения Как стало известно „Ъ-Прикамье“, начало деятельности новых АО на базе ФГУП «Учхоз „Липовая гора“» оказалось под вопросом: «Пермэнергосбыт» отказывался заключать договор на энергоснабжение без решения вопросов долга... 

Архив за: 28-11-2017

Cow_Brown_haired_Sitting_505050_1440x900

Топ-30: регионы-лидеры в производстве молока в сельхозпредприятиях за десять месяцев 2017 года

За десять месяцев текущего года сельхозпредприятиями первой тройки рейтинга произведено 2 млн 214 тыс. тонн молока. В топ-5 регионов сельхозорганизации произвели 3 млн. 197 тыс. тонн молока. В целом рейтинг достаточно стабилен за исключением роста показателей отдельных регионов. Материал... 

Архив за: 23-11-2017

KKZ_001835_00009_1_t218_000951

Молоко свернулось

В Татарстане завершили передел агрохолдинга «Вамин Татарстан» В Татарстане закрыто дело о банкротстве в прошлом крупнейшего агрохолдинга «Вамин Татарстан», долги которого перед банками-кредиторами превышали 12,6 млрд руб. Имущество должника удалось продать лишь за 2,7 млрд... 

Архив за: 14-11-2017

KVR_000974_00296_1_t218_221300

Воронеж ждет молока по-израильски

Регион рассчитывает на 15 молочных комплексов в рамках совместного проекта Правительство РФ определилось с предварительными параметрами проекта создания ряда совместных российско-израильских молочных комплексов, анонсированного в ноябре 2016 года. В одном из регионов,... 

Архив за: 06-11-2017

Молоко.

Ответ потребителя: почему падает спрос на молоко

В России падает спрос на молочные продукты. По данным аналитической компании Nielsen, с октября 2016 года по сентябрь 2017 года продажи молочной продукции в натуральном выражении упали на 4,7%. Эксперты связывают падение продаж с максимальным ростом цен на молоко, а молочники во всем... 

Архив за: 28-10-2017

коровы

«Молвест» идет на север

Холдинг может вложить 3 млрд рублей в молочные комплексы в Карелии Воронежский холдинг «Молвест» планирует возвести в Карелии несколько молочных комплексов с общим поголовьем 3 тыс. животных, инвестировав в проект 3 млрд руб. Это может позволить«Молвесту» занять 15–20% местного... 

Архив за: 06-10-2017

KMO_157211_00092_1_t218_202153

Major въехал на ферму

Совладельцы автодилера занялись животноводством Учредители второго по обороту российского автодилера Major Павел Абросимов и Дмитрий Канарейкин создали проект в сельском хозяйстве. Их компания «Шульгино» приобрела молочную ферму на 1,7 тыс. голов в Подмосковье и планирует... 

Архив за: 03-10-2017

кор

Рентабельность производства молока доходит до 20%

Рентабельность производства молока вышла на неплохие уровни, утверждает председатель правления Национального союза производителей молока («Союзмолоко») «За последние три года сложилась благоприятная рыночная конъюнктура: после девальвации рубля в 2014 году себестоимость... 

Архив за: 12-09-2017

кор

Молочной отрасли грозит перепроизводство?

Правительство Вологодской области надеется, что внутренний рынок удастся отрегулировать с помощью товарно-закупочных интервенций государства. Производство растёт — спрос падает Итоги деятельности молочной промышленности за прошлый год, которые подвёл Национальный союз... 

Архив за: 26-08-2017

агроном

Управлять фермой частинского «УралАгро» можно с планшета или смартфона

Лишь один проект развития сельхозпредприятий в Прикамье получит федеральную субсидию. Из федерального и краевого бюджета частинская компания «УралАгро» получит по 26,6 млн рублей. Общая сметная стоимость проекта составляет 85,4 млн рублей. (Фото: animalreader.ru) Всем установленным... 

Архив за: 26-07-2017

6907

Производители молока просят изменить правила перехода на ЭВС

Производители молока и продукции из него отмечают, что работа системы электронной ветеринарной сертификации (ЭВС) не отлажена, и ее необходимо протестировать на сырье, прежде чем внедрять электронную сертификацию на готовую продукцию. Опрошенные ТАСС участники рынка приветствуют... 

Архив за: 25-03-2017

d5aa4f951347612c264440311dbe850c4b50bdf7

Любовь к молоку. «Система Чичкина» и её создатель.

«Молочного короля» старой России, купца первой гильдии Александра Чичкина  вспоминали недавно в материале о Николае Верещагине. Но Чичкин интересен сам по себе – как блестящий организатор производства, как «идеолог деловитости». В нынешнем году – 145 лет со дня его рождения,... 

Архив за: 01-02-2017

sh

Быть в рейтинге ведущих «молочников» России – итог большого труда

Главное открытие недавно опубликованного списка ТОП-50 производителей сырого молока от аналитиков «Центра изучения молочного рынка» – доминирование отдельных предприятий в Сибирском и Уральском федеральных округах при том, что крупные производители молока сосредоточены... 

Архив за: 24-11-2016

b7b155d280b296a2ac6f5eb7ea1fefb3-w1024-h800

Молочные зубы Минсельхоза

     Молоко дорожает рекордными темпами, оптовая цена, от которой пляшет вся кисломолочная индустрия, подбирается к 30 рублям. Вдобавок, хотя Россия за последние 15 лет много сделала в молочной отрасли и вышла на седьмое место в мире по удоям, своего молока всё ещё не хватает.... 

Архив за: 31-10-2016

gorchit-moloko-animal-reader.ru-004

ТОП-30 регионов лидеров в производстве молока КРС в сельхозорганизациях по итогам трех кварталов 2016 года

The DairyNews представляет рейтинг регионов-лидеров в производстве сырого молока КРС в крупных, средних и малых сельхозпредприятиях РФ по итогам девяти месяцев 2016 года, подготовленный на основе данных Росстата. № в рейтинге РЕГИОН ОБЪЕМ ПРОИЗВОДСТВА МОЛОКА В ЯНВАРЕ-СЕНТЯБРЕ... 

Архив за: 12-07-2016

КФХ Русское Поле

Запуск второй очереди в КФХ Русское поле.

  На сегодняшний день в животноводческом комплексе ООО «КФХ Русское поле» (село Маршанское Каргатского района) полным ходом идет монтаж 2-й карусели Magnum 90 на 72 места, производства концерна GEA.   Это уже второй доильный зал типа «Карусель», установленный на данном предприятии. Покупка... 

Архив за: 22-06-2016

IMG_2295

Концерн GEA в Казахстане

            14 июня в Астане состоялась конференция «День GEA в Казахстане», организаторами которой выступили российские специалисты международного машиностроительного концерна GEA (Global Engineering Alliance). Конференция была посвящена вопросам сотрудничества GEA с промышленными... 

Архив за: 18-06-2016

20160608_121047-300x169

Семейные фермы на острие молочного фронта.

8 июня 100 семейных фермеров из 12 регионов великой Отчизны (Псковской, Тверской, Вологодской, Ленинградской областей и др.), закаленных в борьбе с проверяльщиками разных мастей, собрались в пос. Михайловский на базе Ярославского НИИ животноводства и кормопроизводства (ЯрНИИЖК),... 

Архив за: 07-06-2016

fullscreen-29u

Тайская CP Group инвестирует в Россию $1 млрд

  Компания построит молочный кластер, который обещает стать крупнейшим в отрасли. CP Group имеет все шансы обойти нынешних лидеров рынка   Совместное предприятие крупнейшего конгломерата Таиланда Charoen Pokphand Group (CP Group) и китайской BannerDairy – Banner Infant Dairy Products вместе с Российским... 

12
1038631

Цена свободы. Как развивалась молочная отрасль ЕС после отмены квот

Роберт Схорсей
Роберт Схорсей
управляющий директор Greenmark Dairy Ingredients

Система квотирования молока была успешной с точки зрения сокращения производства молока (Производство молока в ЕС с 1974 года):

С момента введения системы квотирования и до 2009 года производство молока сократилось на 20%, то есть примерно на 27 млрд. кг. С 1993 по 2010 производство молока было относительно стабильным. Однако с 2010 года по настоящий момент производство молока возросло на 11,6%.

Инструмент квотирования был эффективным для сокращения как производства молока, так и интервенционных запасов. Можно видеть, что в течение нескольких лет интервенционные запасы сокращались, и новые закупки в частные фонды не проводились до 2009 года. Надо отметить, что закупки в частные фонды в 2009 году были обусловлены не так структурным дисбалансом между спросом и предложением, как финансовым и банковским кризисом, всколыхнувшщим мир в 2008 году. Это привело к временному уменьшению спроса. В 2009 году производство СОМ выросло на 17%, и уже в начале года запасы частных фондов были на уровне 651 000 т, то есть на уровне, которого мы с тех пор больше не видели.

В период квотирования молока было 8 лет, когда интервенционных запасов СОМ не существовало. В частности, так было в период с 2012-2014 гг. Если сравнить данные таблицы (Интервенционные запасы ЕС 1974-2017), то с отменой квот на молоко в 2015 году мы наблюдаем скачок в производстве молока и накопление запасов в частных фондах.
В годы до периода квотирования и после него не было ни одного года, когда бы не было интервенционного вмешательства частных запасов СОМ.

При отсутствии управления производством молока, можно сказать управления ростом его производства, данные приведенной выше таблицы позволяют предположить, что запасы СОМ в частных фондах чаще встречаются в пост-квотные годы.

С маслом другая картина. Во время периода квотирования молока было шесть лет, когда запасов масла в частных фондах не было. Интервенции масла из запасов проводились чаще, чем это случалось с СОМ. С 2011 года рост запасов масла прекращается. Важнейшая причина заключается в том, что рост производства компенсировался ростом спроса, а в последние годы рост спроса даже превысил рост производства.

Сейчас интервенционные запасы ЕС исторически низкие. Проблема заключается в том, что производство масла сопровождает появление значительного объема обезжиренного молока, для которого есть много вариантов переработки в биржевые молочные товары, ингредиенты или готовый молочный продукт.

Если производства жизнеспособных и объемно значимых альтернативных продуктов переработки обезжиренного молока, кроме СОМ, нет, то можно сделать вывод, что, поскольку производство сливочного масла и сливок растет, чтобы удовлетворить растущий спрос на них, то появляется структурный избыток СОМ. Как отмечалось в недавнем отчете Greenmark Dairy Ingredients, потребление сливочного масла увеличилось и вряд ли сократится в ближайшее время.
Отмена квот создала возможности для дальнейшего роста производства молока, но ловушка в том, что только некоторые компоненты молока имеют достаточный запас перспективы продаж, чтобы обеспечить стабильность роста. Масло чувствует себя на рынке хорошо, чего не скажешь о СОМ. Это затрудняет решение проблемы. Очевидно, что выпуск дополнительных объемов молока необходим, чтобы удовлетворить спрос на сливочное масло, но это молоко  лишнее с точки зрения спроса на протеин.

Кроме проблем, которые молочная промышленность имеет из-за дисбаланса жира и протеина, существует еще одна проблема, которая, скорее всего, приведет к тому, что вместо производства классического масла, для которого нужно больше молока, промышленности, возможно, придется искать альтернативы, чтобы обеспечить доступность продукта. Возможно, следовало бы подумать о более низком содержании жира в масле или сохранить то же содержание жира, но с частью растительного масла.

Рост доступности жиров можно видеть на примере производства обогащенного жиром сухого молока, которое практиковалось еще в конце 90-х годов. Основная проблема заключается в том, что постепенное и неуправляемое наращивание производства молока стоит молочной промышленности ЕС 13700000. евро ежедневно. Если мы посмотрим на средние цены до и после отмены квот на молоко, это выглядит так (Среднегодовые цены на молокопродукты к отмене квот и после):

Несмотря на то, что цены на масло фактически выросли, все остальные цены снизились, и это привело к общему снижению потока доходов.

Что касается СОМ & масла, то поток доходов в указанный период, до отмены квот на молоко, составлял € 37/100 кг. Эта цифра рекордно снизилась до € 31,60 / 100 килограммов молока в пост-квотный период. Это снижение на 15%.

Если мы проанализируем годовые продажи ЕС для вышеупомянутой продукции, то потери дохода от продаж является значнительными (Потеря дохода от продаж / год переработчиками ЕС после отмены молочных квот):

Основные годовой убыток переработчиков по вышеупомянутой продукции составил 3, 4 млрд евро. Для производства этих продуктов используется примерно 60-65% общего объема молока ЕС. Можно быть уверенным, что для производства продуктов, произведенных исходя из баланса молока, подобные потери были ощутимыми, и более реальной оценкой была бы ежегодная потеря доход близка к 5 млрд евро. Это 13,7 млн евро каждый день. В процентах, снижение за 31 месяц после отмены квот по сравнению с 31 месяцем до отмены составляет 11,7%.

Само по себе это о многом не говорит, если рассматривать то, насколько (если вообще) пострадала маржа переработчиков, ведь закупочные цены также снижались. Это интересно. Если мы рассмотрим средние закупочные цены на молоко в ЕС за 31 месяц до отмены квот и через 31 месяц после их отмены, становится понятным, что фермеры ощутили большее снижение доходов, чем переработчики (Средняя закупочная цена на молоко за 31 месяц периода до отмены квот и 31 месяца после их отмены):

Для фермеров ЕС, производящих ежегодно 153 миллиарда килограммов молока, потеря дохода за 31 месяц после отмены квот относительно 31 месяца до отмены, составила 19,8 млрд евро. При молочном стаде 23,5 млн голов в 2016 году, это потеря дохода по 860 евро на одну корову.

Если рассмотреть показатели ряда стран, производящих молоко, получим следующие цифры потери дохода в среднем на ферму (страна / оценочное количество поголовья на ферме / потеря дохода за период 01.04.2015 – 31.12.2017 / потеря дохода в год на среднюю ферму):

Кроме того, ЕС потратил около 700 млн евро на закупку СОМ. Вопрос, сколько же теперь будет получено от продажи СОМ, которое до сих пор остается в запасах, остается открытым. Сейчас ЕС продает сухое молоко по € 1390 / т и в запасах еще остается 378 тыс. т. Уже рассчитана предполагаемая потеря ЕС 116 млн евро, и со временем эта цифра будет увеличиваться.

2017 был довольно удачным, если учитывать закупочную цену на молоко со средним значением € 34,21 / 100 кг в октябре этого года. В 2016 году цена была € 28,43 / 100 кг.

В настоящее время существует избыток молока, при этом темпы наращивания его производства растут благодаря высоким закупочным ценам. Рост производства, и как результат, снижение цен на конечную продукцию, неотвратимо приведет к снижению закупочных цен. И дополнительные доходы, которые получают молочные фермеры в 2017 году (во всяком случае их часть) испарятся в 2018 и позже.

Если мы посмотрим, во что обошлась отмена квот на молоко, то увидим, что:

с 1 апреля 2015 до 31 декабря 2017 молочная промышленность потеряла доходов: 13 768 500 000 евро, –
с 1 апреля 2015 по 31 декабря 2017 потерянный доход молочных фермеров: 19 800 000 000 евро, –
ЕС потерял минимум 116 000 000 евро, –

Учитывая, что потерянные доходы и прибыли фермеров – среди основных убытков, понесенных европейскими налогоплательщиками после отмены молочных квот, справедливо сказать, что право каждого производить столько молока, сколько он может, стоит очень дорого.

Мягкая посадка после отмены квот, обещанная ЕС, не состоялась, хотя в Европейской Комиссии говорят, что могло быть и хуже, если бы Комиссия не вмешивалась в процесс. И в этом они абсолютно правы.

Однако следствием вмешательства ЕС в рынок является то, что интервенционные запасы препятствуют восстановлению рынка, поскольку примерно 3 млрд. кг эквивалента жидкого молока в виде запасов СОМ будут продолжать давить на рынок.

Комиссия ЕС заявила, что собирается распорядиться запасами как можно быстрее, используя все имеющиеся возможности. В этом году этого не произойдет, но можно рассчитывать, что это случится в следующем году.

Если товар не будет как-то использован – в виде биомассы или оказания продовольственной помощи – это неизбежно будет иметь сильное влияние на рынок в целом.

Сбой между спросом на жир и протеин – это непростая проблема, и первым шагом к ее решению будет внедрение действенных инструментов для управления ростом производства молока.

Большинство тех, кто работает в молочной отрасли, одобряют отмену молочных квот, но они, особенно фермеры, задумываются, не было ли регулирование цен на самом деле выгоднее для них, чем нынешняя свобода.

Материал предоставил для ИНФАГРО Роберт Схорсей,

Источник: infagro.com.ua

 

KPE_000762_00001_1_t218_202630

Без особого напряжения

Учхоз «Липовая гора» остался без энергоснабжения

Как стало известно „Ъ-Прикамье“, начало деятельности новых АО на базе ФГУП «Учхоз „Липовая гора“» оказалось под вопросом: «Пермэнергосбыт» отказывался заключать договор на энергоснабжение без решения вопросов долга обанкротившегося госпредприятия. Управляющий ФГУП и минсельхоз просят «Пермэнергосбыт» дать отсрочку в погашении долга, энергетики же полагают, что новые АО, получив электроэнергию, «забудут» о долге банкрота.

Как сообщил „Ъ-Прикамье“ конкурсный управляющий ФГУП «Учхоз „Липовая гора“» Дмитрий Силин, с 28 ноября ПАО «Пермэнергосбыт» (ПЭСК) отключило производственный комплекс предприятия от электроэнергии. Сейчас на фермах предприятия находится более 1 тыс. голов скота. Сам комплекс, по решению комитета кредиторов, был передан в уставный капитал двух вновь созданных ФГУП обществ — АО «УЧ Липовая гора» и АО «АгроТехноПарк». Отключение электроэнергии состоялось из-за долга ФГУП в 1,1 млн руб., а также отсутствия договора на энергоснабжение между ПЭСК и новыми АО. Сейчас электроснабжение на фермах ФГУП частично поддерживается за счет дизель-генераторов, переданных в АО в аренду основным кредитором ФГУП Денисом Корепановым.

Господин Корепанов сообщил „Ъ-Прикамье“, что с лета 2017 года АО пытались оформить отношения с ПЭСК, но поставщик отказался, сославшись на отсутствие у ФГУП счетчиков, и предложил сначала оформить все на предприятие-банкрота. «Но объекты недвижимости, которым нужна электроэнергия, принадлежат не ФГУП, а АО», — отмечает господин Корепанов. Затем, по его словам, поступило предложение заключить договор с альтернативным поставщиком — ЗАО «КЭС-Мультиэнергетика». Однако сельхозпредприятие это не устраивает: независимый поставщик имеет право устанавливать тарифы ежеквартально, а ПЭСК, как гарантирующий поставщик, работает по ежегодно утверждаемым ФАС тарифам. «ПЭСК пользуется своим монопольным положением, на контакт не идет, даже не отвечает нам на официальные письма», — утверждает кредитор.

При этом руководство ФГУП отмечает, что по действующим тарифам (6 руб. за 1 кВт-ч) ему сложно вести бизнес. «Тарифы в Пермском крае просто огромные, и нет деления на день и ночь», — сетует Денис Корепанов. При ежемесячной выручке в 4 млн руб. 25% ее надо отдавать на покупку электроэнергии. ФГУП обратилось с письмами в ФАС и прокуратуру — с просьбой проверить законность действий энергетиков. На предприятии считают также, что от них фактически отвернулся владелец — Росимущество.

Если подача электроэнергии не возобновится, то руководство учхоза будет вынуждено пустить под нож поголовье, добавляет господин Силин. По его словам, топ-менеджмент «Липовой горы» готов расплатиться с энергетиками: заготовленные корма сельхозпредприятие намерено продавать с начала зимы, и из этих средств погасить долг перед энергетиками. Кроме того, в будущем предполагается продажа образованных АО, что даст возможность ФГУП рассчитаться со всеми кредиторами.

В ПЭСК заявляют, что ФГУП должным образом не уведомило компанию о расторжении договора энергоснабжения, а также не погасило задолженность перед ПЭСК в размере 1,132 млн руб., что является обязательным при расторжении действующего договора. «Новообразованные АО, в свою очередь, не представили необходимый гарантирующему поставщику (ГП), каким является „Пермэнергосбыт“, пакет документов для заключения договора», — сообщили в ПЭСК.

«Фактически нам предлагают „забыть“ о долге ФГУП, нарушить закон, понести убытки и заключить договор с новыми АО. На это мы не пойдем. „Преемники“ ФГУП должны представить полный пакет документов для договора, и если не погасить долг, то как минимум утвердить с нами график погашения», — говорит собеседник „Ъ-Прикамье“ в ПЭСК. По его словам, АО вполне могут заключить договор с энергоснабжающими компаниями, которые не являются ГП и где условия заключения договора не такие жесткие. «Ни о каком монополизме речи нет. А обещания закрыть долг часто остаются невыполненными обещаниями», — подчеркивает собеседник.

ФГУП «Учебно-опытное хозяйство „Липовая гора“» является производителем мяса и молока. Учредитель — Министерство сельского  хозяйства РФ. Выручка в 2016 году — 65 млн руб., чистый убыток — 109 млн руб. Число работающих — 70 человек.

12 октября арбитражный суд края признал ФГУП банкротом и ввел на предприятии процедуру конкурсного производства. Против введения процедуры выступили представители ПГСХА и федерального Рос­имущества. Кредиторская задолженность ФГУП составляет 94,5 млн руб. У госпредприятия на праве бессрочного пользования в Пермском районе находится 415 га земли кадастровой стоимостью 2,711 млрд руб. Крупнейшим кредитором «Липовой горы» с общим требованием в 35,5 млн руб. является бизнесмен Денис Корепанов и его родственные компании. В начале этого года управляющий ФГУП принял решение о создании на базе предприятия двух новых обществ — АО «АгроТехноПарк» (занимается растениеводством) и АО «УЧ Липовая гора» (животноводство) с уставным капиталом 15,564 млн руб. и 30,829 млн руб. соответственно. Это было сделано, чтобы сохранить компанию. Основная часть имущества «Липовой горы» уже переведена на два АО, работать общества начали с июля этого года. Все 70 сотрудников были также переведены туда. Пакеты акций находятся на балансе предприятия-банкрота. Сейчас Росимущество оспаривает в арбитраже создание двух АО.

В этом конфликте краевой минсельхоз поддерживает аграриев. По словам представителей ведомства, в ноябре минсельхоз, узнав о грядущих санкциях, направил энергетикам ходатайство с просьбой предоставить ФГУП отсрочку по оплате долга до 31 декабря 2017 года. Ведомство отмечает, что предприятие является учебной базой для студентов сельхозуниверситета и способствует подготовке специалистов для отрасли. «ФГУП в силу определенных обстоятельств оказалось в сложной финансовой ситуации, в связи с чем образовалась задолженность по оплате электроэнергии», — говорят в минсельхозе.

Глава Пермского муниципального района Александр Кузнецов сообщил „Ъ-Прикамье“, что ему докладывают о ситуации в «Липовой горе». Господин Кузнецов сомневается, что вмешательство властей в ситуацию поможет снизить тариф для ФГУП.

Вячеслав Суханов

Источник: www.kommersant.ru

Cow_Brown_haired_Sitting_505050_1440x900

Топ-30: регионы-лидеры в производстве молока в сельхозпредприятиях за десять месяцев 2017 года

Материал подготовлен The DairyNews на основе оперативных данных Росстата по малым, средним и крупным сельхозпредприятиям страны за период с января по октябрь 2017 года. В рейтинг вошли крупнейшие регионы-производители молока в секторе сельхозорганизаций.

Поднялась в рейтинге Свердловская область – с 10 на 8 место. Объем производства молока в сельхозпредприятиях региона составил на 1 ноября 463 тыс. тонн (+8%). Вологодская область опередила Нижегородскую область (390,8 тыс. тонн), произведя за десять месяцев текущего года 394,8 тыс. тонн молока. Высокие темпы прироста производства молока по-прежнему демонстрирует Белгородская область (+14,4% за десять месяцев), где сельхозпредприятия выпустили 371,7 тыс. тонн сырого молока. В Калужской области сектор СХО прирос молоком на 14,1% до 217,5 тыс. тонн за десять месяцев.

№ в рейтинге РЕГИОН ОБЪЕМ ПРОИЗВОДСТВА МОЛОКА В СЕЛЬХОЗОРГАНИЗАЦИЯХ В ЯНВАРЕ-ОКТЯБРЕ 2017г. (Изменение показателя к аналогичному периоду 2016г.)
1. Республика Татарстан 939,3 тыс. тонн (+3,9%)
2. Краснодарский край 736,6 тыс. тонн (+ 1,3%)
3. Удмуртская республика 538,5 тыс. тонн (+4,2%)
4. Кировская область 497,1 тыс. тонн (+6,2%)
5. Воронежская область 486,2 тыс. тонн (+6,8%)
6. Ленинградская область 479,6 тыс. тонн (+2,3%)
7. Московская область 472,2 тыс. тонн (+0,7%)
8. Свердловская область 463 тыс. тонн (+8%)
9. Алтайский край 462,5 тыс. тонн (+1%)
10. Республика Башкортостан 459,3 тыс. тонн (-2,1%)
11. Новосибирская область 444,9 тыс. тонн (+2,9%)
12. Вологодская область 394,8 тыс. тонн (+4,6%)
13. Нижегородская область 390,8 тыс. тонн (+4,3%)
14. Белгородская область 371,7 тыс. тонн (+14,4%)
15. Пермский край 319,6 тыс. тонн (+1,6%)
16. Красноярский край 314,1 тыс. тонн (+1,2%)
17. Владимирская область 298 тыс. тонн (+4,6%)
18. Омская область 291 тыс. тонн (+4,7%)
19. Рязанская область 289,8 тыс. тонн (+5,4%)
20. Республика Мордовия 274,2 тыс. тонн (+4%)
21. Тюменская область (в т.ч. ХМАО) 247,8 тыс. тонн (+6%)
22. Ярославская область 237,4 тыс. тонн (+7,1%)
23. Калужская область 217,5 тыс. тонн (+14,1%)
24. Брянская область 156,9 тыс. тонн (+1,7%)
25. Оренбургская область 153,9 тыс. тонн (-5,2%)
26. Липецкая область 147 тыс. тонн (+0,1%)
27. Курская область 143,9 тыс. тонн (+2,3%)
28. Челябинская область 142 тыс. тонн (+8,1%)
29. Пензенская область 133,2 тыс. тонн (+4,7%)
30. Псковская область 132,1 тыс. тонн (-0,5%)
Источник: DairyNews.ru
KKZ_001835_00009_1_t218_000951

Молоко свернулось

В Татарстане завершили передел агрохолдинга «Вамин Татарстан»

В Татарстане закрыто дело о банкротстве в прошлом крупнейшего агрохолдинга «Вамин Татарстан», долги которого перед банками-кредиторами превышали 12,6 млрд руб. Имущество должника удалось продать лишь за 2,7 млрд руб., кредиторы получили около 2 млрд руб. В результате банкротства произошел передел молочного рынка республики: крупнейшие заводы «Вамина» отошли татарстанской группе «Агросила» и удмуртскому «Комос групп». Ранее на диверсификации производства «Вамина» настаивали власти Татарстана, считая, что «такой суперхолдинг реально не имеет права на дальнейшую жизнь». Они через госструктуру за «бесценок» скупили активы «Вамина» и, как отмечают эксперты, перепродали новым инвесторам. По расчетам аналитиков, убытки кредиторов «Вамина» могли достичь 8–9 млрд руб.

Арбитражный суд Татарстана завершил конкурсное производство в отношении ОАО «Вамин Татарстан», которое было признано несостоятельным еще в 2013 году. Согласно материалам суда, в реестр требований кредиторов было включено 12,6 млрд руб., в том числе обеспеченных залогом — 5,2 млрд руб. Вместе с тем за пять лет банкротства на расчетный счет «Вамина» поступило лишь 5,8 млрд руб., из которых только 2 млрд руб. были выплачены в пользу кредиторов. Таким образом, требования кредиторов удовлетворены лишь на 16%.

Напомним, ОАО «Вамин Татарстан» — в прошлом крупнейший агрохолдинг республики. В его состав до ухудшения финансового состояния входило 27 агрофирм, 28 молочных комбинатов, 10 хлебоприемных и зерноперерабатывающих предприятий, рыбное хозяйство, 2 предприятия, осуществляющих ремонт техники и оборудования, автотранспортное предприятие, а также управление торговли, учебный комбинат. Продукция «Вамина» занимала, по экспертным оценкам, примерно 35% молочного рынка Казани. Холдингом владела семья депутата Госсовета Татарстана и экс-сенатора Вагиза Мингазова, который до осени 2011 года был генеральным директором «Вамина».

Банкротство «Вамин Татарстан» инициировал ВТБ, задолженность предприятия перед которым составила 436 млн руб. Также претензии предъявили Россельхозбанк (2,9 млрд руб.), Ак Барс банк (2,7 млрд руб.), Сбербанк (2,05 млрд руб.), Татфондбанк (1,5 млрд руб.) и другие. Фактически ход банкротства контролировало принадлежащее правительству Татарстана АО «Татагролизинг», которое выкупило основные долги банкрота, консолидировав более 8 млрд руб. требований.

При этом выявленного имущества у «Вамина» могло хватить на погашение всех требований кредиторов. Его балансовая стоимость, по данным суда, составила 12,6 млрд руб., а рыночная стоимость была оценена еще выше — почти в 16 млрд руб. Вместе с тем конкурсный управляющий Сергей Кондратьев, на отстранении которого ранее настаивали федеральные банки, смог выручить от реализации имущества лишь 2,7 млрд руб. (в том числе от продажи залогового имущества — 2,1 млрд руб., незалогового — 0,6 млрд руб.). Большую часть активов за 519 млн руб. скупил «Татагролизинг». Первоначально они предлагались за 10,5 млрд руб., но покупателей в ходе торгов не нашлось. От взыскания дебиторской задолженности удалось получить 29 млн руб. Также в конкурсную массу было возвращено имущество, которое ранее отошло в собственность ООО «Казан», принадлежащего родственникам акционеров «Вамина», на сумму 778 млн руб. Помимо этого господину Кондратьеву удалось оспорить шесть сделок «Вамина» на сумму 75 млн руб.

Часть средств (по оценкам „Ъ“, около 2 млрд руб.) на счета должника поступили за счет деятельности заводов холдинга, которыми во время банкротства управляло созданное властями Татарстана УК «Просто молоко», директором которого был назначен первый заместитель руководителя аппарата президента Татарстана и экс-глава агентства «Татмедиа» Марат Муратов. При этом расходы на проведение банкротства «Вамина» оказались значительно выше — 4,7 млрд руб. Выручка УК «Просто молоко» от управления предприятиями «Вамина» в 2016 году достигала 8,96 млрд руб., чистая прибыль — 261 млн руб.

Марат Муратов стал одним из приобретателей бывших активов «Вамина», скупленных «Татагролизингом». Ему перешел сырный завод в Мамадыше. Все своим компании — ООО УК «Просто молоко», ООО ТД «Просто молоко», а также 80% в ООО «Просто молоко агро» — господин Муратов переоформил в собственность своей жены Гульнары Муратовой. 8 ноября он вернулся на службу в аппарат президента Татарстана.

Самые крупные активы «Вамина» были перепроданы «Татагролизингом» другим крупным агрохолдингам. Так Казанский молочный комбинат выкупило ООО «Комос групп» из Удмуртии, которое заявляло о планах инвестировать в предприятие 1,5 млрд руб. Завод в Набережных Челнах был продан группе «Агросила», контролируемой семьей гендиректора АО «Сетевая компания» Ильшата Фардиева. Суммы сделок власти республики не раскрывают. Однако, по мнению экспертов, только Набрежночелнинский комбинат мог стоить около 1 млрд руб.

В ходе конкурсного производства оборудование Буинского маслодельно-молочного комбината «Вамина» выкупило АО «Зеленодольский молочноперерабатывающий комбинат». Некоторые бывшие активы «Вамина» (Балтасинский и Арский молокозаводы) были переданы ООО «Арча», которым владеют дети Вагиза Мингазова — Минтимер Мингазов и Фарида Фазлиева. Самого господина Мингазова кредиторы требовали привлечь к субсидиарной ответственности по делу «Вамина» на 10,6 млрд руб., однако суд отклонил это ходатайство. Год назад господин Мингазов был признан банкротом как физическое лицо. Его дело закрыли в июле этого года. С депутата удалось взыскать лишь 52 тыс. руб. и €1 при общих долгах в 9 млрд руб.

Диверсификация производства «Вамина» соответствовала планам правительства Татарстана. Еще до начала банкротства АО вице-премьер, министр сельское хозяйство и продовольствия Татарстана Марат Ахметов заявлял, что «такой суперхолдинг» как «Вамин Татарстан» «не имеет права на дальнейшую жизнь» (см. „Ъ“ от 4 октября 2012 года), поскольку компания является плохо управляемой из-за своей величины. «Кто бы ни стал собственником, должны появиться минимум три таких холдинга»,— говорил министр.

Аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов считает, что банкротство «Вамина» «означает перераспределение активов, и, к сожалению, временное снижение потребления молочных продуктов в регионе»: «Рушатся логистические цепочки, снижается объем производства, могут вырасти на 2–3% цены». В то же время он отмечает, что власти Татарстана выиграли от банкротства, поскольку «Татагролизинг» «купил активы „Вамина“ за бесценок»: «Думаю, что реальная рыночная цена этих заводов в совокупности приближается к 5–6 млрд руб.». При этом эксперт считает, что убытки «кредиторов могли составить внушительную сумму в 8–9 млрд руб.», поскольку из 12,6 млрд руб. требований было погашено 2 млрд руб. «плюс, наверное, еще какая-то часть была получена в виде залогов, предположим, 2–3 млрд руб. В тоже время он отмечает, что 2016 году в 67% случаев банкротств кредиторы «вообще получили ноль рублей». «Банкротство в России является процедурой, при которой за ошибку собственника платят кредиторы и сектор, в котором он работает»,— заключает господин Антонов.

Кирилл Антонов

KVR_000974_00296_1_t218_221300

Воронеж ждет молока по-израильски

Регион рассчитывает на 15 молочных комплексов в рамках совместного проекта

Правительство РФ определилось с предварительными параметрами проекта создания ряда совместных российско-израильских молочных комплексов, анонсированного в ноябре 2016 года. В одном из регионов, который будет выбран на конкурсе, предполагается за пять лет построить 15 молочных ферм по 1,2 тыс. голов каждая. Основным претендентом на реализацию программы остается Воронежская область, интерес к проекту уже проявил местный холдинг «Молвест». После утверждения законодательной базы компаниям и субъектам предстоит пройти два этапа отбора. В регионах готовы участвовать в программе, но говорят о целесообразности корректировки ее отдельных параметров.

О деталях реализации российско-израильского молочного проекта “Ъ-Черноземье” вчера рассказал курирующий АПК воронежский вице-премьер Виктор Логвинов. Речь об этих планах шла в ходе пресс-конференции, посвященной в том числе развитию в регионе молочного животноводства. Отвечая на вопрос о ходе проекта, чиновник пояснил, что в правительстве РФ готовится постановление, регулирующее условия льготного кредитования российско-израильского молочного кластера. По его словам, в профильном совещании в Минсельхозе в конце прошлой недели также приняли участие другие регионы-претенденты – Тамбовская и Смоленская области, а также Татарстан.

Речь идет о возможном строительстве в одном из субъектов 15 молочных ферм по 1,2 тыс. голов каждая, подчеркнул вице-премьер Логвинов. Чтобы принять участие в программе, российские компании должны будут подать заявки, которым предстоит пройти два этапа конкурса — сначала профильную комиссию Минсельхоза, а затем общую правительственную комиссию. Среди критериев отбора – наличие земли и собственной переработки, а также готовность в софинансировании со стороны региона и строительства инфраструктуры за счет областного бюджета. Предполагается, что после возведения комплексов их собственникам будет компенсировано 20-30% капитальных затрат – аналогичную поддержку российские комплексы уже получают. Израильская сторона должна будет заниматься программным обеспечением, управлением стадом, ветеринарным сопровождением и обучением; более подробно механизм отбора и участия зарубежных партнеров пока неизвестен. Ранее сообщалось, что принять участие в проекте может израильский агроинтегратор LR Group совместно с РФПИ. Со стороны Воронежской области возможность участия в проекте рассматривает холдинг «Молвест», но вовлечены в проект будут и другие инвесторы, отметил Виктор Логвинов.

Напомним, дорожную карту по реализации проекта премьер Дмитрий Медведев

подписал в Израиле еще в ноябре 2016 года. С израильской стороны программу

курирует директор по внешней торговле Министерства сельскогохозяйства и

аграрного развития Гилад Элираз. Проект стал основной темой российско-

израильского молочного форума, прошедшего в июне 2017 года в Воронеже. Тогда

господин Элираз заявил, что, хотя регион для реализации проекта будет

отбираться федеральным правительством, в израильском минсельхозе надеются,

что Воронежская область «окажется в числе основных». Тогда же стало известно,

что определиться с субъектом федеральные власти могут уже осенью 2017 года.

В ноябре 2016 года, когда проект находился на стадии обсуждения, речь шла о кластере на 100 тыс. голов с предполагаемым объемом производства 8 млн т молока в год. Объем инвестиций в него оценивался в $1 млрд руб. Теперь же параметры проекта оказались впятеро меньше. Впрочем, и строительство в одном регионе 15 комплексов на 1,2 тыс. голов потребует значительного объема земли – около 30 тыс. га, подчеркивают участники рынка. Тем не менее параметры еще могут корректироваться. «Мы готовы участвовать в программе, земельный ресурс имеется, но мы можем предложить строить комплексы крупнее, — сказал «Ъ» вице-премьер Логвинов. — У нас есть успешно реализованные проекты на 2,2 и 2,8 тыс. голов, в то время как в Израиле нет комплексов больше, чем на 1,2 тыс. голов. При этом надой на одну фуражную корову у них достигает 12 тыс. кг в год (в сельхозорганизациях России по итогам 2016 года показатель составил 5,4 тыс. кг — «Ъ»)». Начальник управления сельского хозяйства Тамбовской области Александр Аксенов вчера сказал «Ъ», что регион заявился для участия в программе, но у местных производителей нет настолько масштабного опыта работы в отрасли, как у воронежских коллег.

Ранее LR Group оценивал бюджет одного российского кластера из 15 ферм в 12 млрд руб., отмечает партнер практики АПК АО «НЭО Центр» Владимир Шафоростов. «С учетом масштаба программы и опыта LR Group бюджет в 800 млн руб. за ферму вполне достижим. Но это оценка проекта без учета стоимости внешней инфраструктуры и земли. Эти два фактора могут существенно повысить стоимость проекта, но их способен взять на себя бюджет субъекта, — констатировал господин Шафоростов. — В то же время валютные риски будут сохраняться».

Олег Мухин

Молоко.

Ответ потребителя: почему падает спрос на молоко

В России падает спрос на молочные продукты. По данным аналитической компании Nielsen, с октября 2016 года по сентябрь 2017 года продажи молочной продукции в натуральном выражении упали на 4,7%. Эксперты связывают падение продаж с максимальным ростом цен на молоко, а молочники во всем винят кризис и «развернутую антимолочную рекламную кампанию».

Неожиданное падение

Как показал ретейл-аудит компании Nielsen, с октября 2016 года по сентябрь 2017 года продажи молочных продуктов в натуральном выражении упали на 4,7%, хотя годом ранее демонстрировали рост на 1,3%. Как говорят эксперты, снизились темпы продаж и в денежном выражении. За этот год рост выручки сократился вдвое — с 7,8% в прошлом году до 4,1% в этом. В Северо-Западном федеральном округе спрос на молочные продукты упал на 3%, однако выручка производителей выросла на 5%.

Падение спроса — это ответ на увеличение цен, уверены эксперты. За взятый период цены на молочную продукцию выросли в среднем на 9% — по данным Nielsen, это максимальный показатель среди упакованных продовольственных товаров категорий FMCG (fast moving consumer goods — быстро оборачиваемые потребительские товары). Годом ранее цены на молочную продукцию увеличивались на 6,7%. Цены на молочные товары на Северо-Западе выросли в среднем на 8%.

Дорогой фальсификат

Участники рынка также подтверждают падение продаж. Как рассказал РБК Петербург председатель правления ГК «Галактика» Игорь Дю, его компания ощутила снижение спроса на молочные продукты во всех сегментах, но особенно чувствительно — в сегментах middle+ и premium.

«На фоне подорожания молочной продукции, естественно, снижается спрос. Реальные доходы населения падают почти три года подряд, а молочная категория очень чувствительна к этим изменениям. Мы наблюдаем сокращение спроса, прежде всего, по молокоемким позициям — это сыры, сливочное масло — и современные молочные категории [йогурты, десерты, глазированные сырки]», — рассказал РБК Петербург исполнительный директор Национального союза производителей молока Артем Белов. При этом, по его словам, есть небольшой прирост потребления питьевого молока и кисломолочных продуктов. «Эти позиции традиционно наиболее доступные по цене. Более того, данные позиции во многом являются трафикообразующими для сетей. Возможно, поэтому цены на них растут чуть меньше, чем на остальные категории», — добавил Белов.

Отрицательную динамику Игорь Дю также связывает с ростом цен и падением покупательской способности населения. Правда, глава «Галактики» уверяет, что увеличение стоимости — не вина производителя. «Девять процентов — это уровень инфляции в сельском хозяйстве. Производитель молока не просто так поднимает цены, он зависит от цен совхоза. А совхоз поднимает цены из-за инфляции, из-за роста своих затрат на топливо и многое другое», — говорит Дю.

«За последние три года достаточно серьезно выросла себестоимость производства сырья — а это ключевой фактор роста цен», — добавляет Белов.

Сами виноваты

Негативно сказывается на снижении потребления и «антиреклама» молока, уверен Дю. По его словам, информация о пальмовом масле или фальсификате, которая часто появляется в медийном пространстве, пугает людей и ведет к снижению спроса.

Заместитель заведующего Лабораторией экономико-социологических исследований НИУ ВШЭ Светлана Барсукова, в свою очередь, обращает внимание на то, что эти страхи небезосновательны. По ее словам, снижение импорта молочных продуктов после эмбарго 2014 года привело к увеличению доли фальсификата с использованием растительных жиров. Производители стали снижать себестоимость, экономя на ингредиентах. По данным Барсуковой, импорт пальмового масла за январь—октябрь 2015 года увеличился на 25%. Примерно столько же выпускалось продукции с содержанием разных заменителей. А 78% всех сыров — фальсификат, говорила исследователь со ссылкой на данные Россельхознадзора.

Решение проблемы

В условиях падения спроса у производителей есть несколько способов поддержать свой бизнес. «Первое — это поднять доверие у населения к нашей молочной продукции», — говорит Дю. ГК «Галактика», например, запустила недавно систему контроля «Современная пищевая безопасность» на основе блокчейн совместно с Политехническим университетом и X5 RetailGroup. По замыслу создателей, каждая упаковка молочной продукции будет иметь уникальный код, просканировав который, покупатель сможет все узнать о происхождении товара.

Второй способ — переключиться на товары, которые в перспективе могут стать драйверами роста, считает эксперт по ретейл-аудиту Nielsen Марина Лапенкова. «Некоторые производители, находясь в поисках новых возможностей роста, расширяют свой портфель такими нишевыми категориями, как соевое молоко и другие растительные виды молока», — объясняет эксперт. Сейчас доля категории соевого молока в структуре продаж рынка молочной продукции составляет менее одного процента, но за последний год продажи этого продукта выросли на 50% в натуральном выражении.

«Российские потребители изменили модель поведения и активно ищут новый опыт и здоровые предложения, поэтому для производителей расширение своего портфеля новыми категориями может стать конкурентным преимуществом», — добавляет Лапенкова.

Справка

По данным Петростата, в 2016 году средний объем потребления молока на одного человека в Петербурге составляло 312 кг в год. При этом средний житель Ленобласти выпивает 293 кг молока, а среднегодовое потребление молока по всей России в прошлом году было на уровне 236 кг.

 

Ксения Юркина.

 

коровы

«Молвест» идет на север

Холдинг может вложить 3 млрд рублей в молочные комплексы в Карелии

Воронежский холдинг «Молвест» планирует возвести в Карелии несколько молочных комплексов с общим поголовьем 3 тыс. животных, инвестировав в проект 3 млрд руб. Это может позволить«Молвесту» занять 15–20% местного рынка, а республике получить увеличение производства конечного продукта вдвое.

О планах «Молвеста» в Карелии  рассказал курирующий АПК вице-премьер республики Владимир Лабинов. Реализация проектов предусмотрена соглашением, подписанным «Молвестом» и министерством сельского, рыбного и охотничьего хозяйства республики, а также соответствующей «дорожной картой». Компании было предложено реализовывать проекты либо в южном Олонецком районе, на границе с Ленинградской областью, либо в северо-западном Сортавальском, возле границы с Финляндией. Приоритетным рассматривается второй вариант. «Разместить в районе 3 тыс. голов на одной площадке будет сложно, поэтому, скорее всего, поголовье будет распределено на две-три», — сказал господин Лабинов. Речь может идти о землях бывшего совхоза «Сортавальский», территории племенного совхоза имени Дзюбенко (оба участка прилегают к райцентру) и неиспользуемых землях, арендуемых эстонским бизнесменом Айво Халлистом.

Глава «Молвеста» Анатолий Лосев не стал подробно комментировать „Ъ“ карельские проекты, отметив лишь, что сейчас компания прорабатывает вопрос с банками. Господин Лосев также не подтвердил и не опроверг информацию о возможном приобретении «Молвестом» крупного, по карельским меркам, Олонецкого молочного комбината. Господин Лабинов вчера сказал , что информацией о покупке завода не обладает, но подчеркнул, что «Молвест» рассматривает вопрос строительства собственных перерабатывающих мощностей.

В 2016–2017 годах в Карелии наметился небольшой спад в производстве молока. По данным правительства республики, в 2016 году в регионе было произведено 68,2 тыс. т молока (99,8% к уровню 2015 года), из которых в сельхозорганизациях — 61,6 тыс. т. За январь-август 2017 года спад достиг уже 10%, а всего произведено было 42,6 тыс. т молока, в том числе 38,4 тыс. т в сельхозорганизациях. Комплексы на 3 тыс. голов могут производить около 25 тыс. т сырого молока в год — таким образом, проекты «Молвеста» могут увеличить показатели республики по сырью на треть. Молочное поголовье в Карелии уменьшается, причем именно в сельхозорганизациях: на конец августа в регионе содержалось 24,1 тыс. голов КРС (в том числе 10,5 тыс. дойного стада), из которых 19,7 тыс. — на предприятиях; снижение к августу 2016 года составило 5%.

Непростая ситуация в республике сложилась с переработкой. Поголовье снижается именно на активах молокоперерабатывающих предприятий — ООО «Медвежьегорский молокозавод» и АО «Пряжинское». Кризис на медвежьегорском предприятии вчера дошел до его временного отключения от электричества из-за долгов, а нехватка кормов на принадлежащем Айво Халлисту АО «Пряжинское» вынудила работников записать видеообращение к населению с просьбой поделиться картошкой и яблоками: коровы гибли от голода. Олонецкий молочный комбинат на фоне других выглядит более позитивно. В 2016 году предприятие нарастило объем переработки до 13,9 тыс. т молока при 11,5 тыс. т в 2015-м. Цельномолочной продукции было произведено 13,23 тыс. т, нежирной — 500 т, сливочного масла — 65 т, сыра — 52 т. В модернизацию объекта было вложено 9,8 млн руб. Всего на предприятии с выручкой за 2016 год 613 млн руб. и чистой прибылью 33,5 млн руб. работают 170 человек. Сырьем его обеспечивают расположенные в Олонецком районе небольшие молочные комплексы. Фактически единственным крупным конкурентом комбината является завод «Славмо»: его проектная мощность составляет около 100 тыс. т сырья в год, но из-за изношенности оборудования он перерабатывает лишь 37 тыс. т.

Все молокозаводы республики в год производят около 21 тыс. т молока (за восемь месяцев 2017-го — 13,6 тыс. т) и около 350 т масла, не считая другой продукции, следует из данных министерства экономического развития и промышленности Карелии. Если «Молвест» направит все 25 тыс. т сырья на переработку в молоко, то его будет получено примерно 24 тыс. т, подсчитал глава воронежского ОАО «Молоко» Василий Остроушко. Но даже удвоение производства в республике до 45 тыс. т не позволит удовлетворить ее собственные потребности: они составляют около 145 тыс. т молока в год (в среднем один житель Карелии, по данным правительства региона, потребляет 230 кг в год).

Для строительства в Сортавальском районе молочных комплексов на 3 тыс. голов компании необходимо будет 3,5-4 тыс. га под корма, полагает экс-сенатор Николай Ольшанский (управляет двумя крупными молочными комплексами в Воронежской области и возводит еще один). Таким образом, «Молвест» должен будет консолидировать почти четверть всех сельхозземель Сортавальского района, которых насчитывается 18 тыс. га, либо искать дополнительные земли в соседних районах — Лахденпохском, Питкярантском или Суоярвском. В администрации Сортавальского района „Ъ“ вчера не смогли оперативно пояснить, смогут ли найти в районе 4 тыс. га свободных сельхозземель. Кроме того, качество кормов, выращенных на карельских почвах, может оказаться хуже, чем в Черноземье. Но проблему, приводящую к снижению надоев, можно решить за счет завоза компонентов кормов, который приведет к некоторому увеличению себестоимости молока, констатирует Василий Остроушко.

Продукции «Молвеста» на карельском рынке предстоит конкурировать с крупными производителями Северо-Западного федерального округа, расположенными в Ленинградской области, отмечает руководитель проектов практики АПК «НЭО Центра» Екатерина Михалева. Речь может идти, в частности, о продукции ООО «Санкт-Петербургский молочный завод “Пискаревский”» и концерна «Детскосельский». При этом в Карелии есть потенциал роста рынка за счет увеличения потребления, которое сейчас ниже, чем в целом по СЗФО, на 35 кг на человека в год, констатирует госпожа Михалева.

Рентабельность Олонецкого молочного комбината составляет лишь 5,4%, подсчитал аналитик «Алора» Алексей Антонов. Несомненным плюсом для предприятия он называет низкую долговую нагрузку (около 50% чистой прибыли), а также субсидирование в Карелии 2,8 руб. на литр произведенного молока. Рыночную стоимость комбината он оценил в 120–150 млн руб., а объем молочного рынка Карелии в денежном выражении — в 1–1,5 млрд руб.

Олег Мухин

Источник: www.kommersant.ru

KMO_157211_00092_1_t218_202153

Major въехал на ферму

Совладельцы автодилера занялись животноводством

Учредители второго по обороту российского автодилера Major Павел Абросимов и Дмитрий Канарейкин создали проект в сельском хозяйстве. Их компания «Шульгино» приобрела молочную ферму на 1,7 тыс. голов в Подмосковье и планирует вложить 1,5 млрд руб. в строительство в регионе мясомолочного комплекса.

О том, что ООО «Шульгино» на этой неделе подписало соглашение об инвестировании 1,5 млрд руб. в строительство животноводческого комплекса в Московской области, сообщил региональный минсельхоз. Подробности проекта не разглашались. Согласно данным «СПАРК-Интерфакс», «Шульгино» было создано в начале 2016 года Евгением Поляничко. В мае этого года владельцем 85% компании стал Павел Абросимов, остальную долю получил Дмитрий Канарейкин. Господин Абросимов считается одним из основных владельцев автомобильного холдинга Major. Ему принадлежат 100% ООО «Мейджор автосервис», 100% ООО «Мейджор сервис Балтия», 54% ООО «Мейджор холдинг» и доли еще в нескольких связанных с холдингом структур. Господин Канарейкин владеет 40% ООО «Мейджор карго сервис» и 50% ООО «Мейджор сервис».

В сентябре администрация Волоколамского района Подмосковья сообщила на своем сайте о строительстве в регионе животноводческого комплекса. В местном управлении экономразвития и АПК “Ъ” сказали, что это проект «Шульгино». Комплекс должен включать ферму на 130 голов дойного стада из Ирландии, планируется завоз коз и овец альпийских пород. Ожидается, что «Шульгино» будет выпускать около 1,3 тыс. тонн молока в год и производить разные виды сыров, в том числе из козьего и овечьего молока. Также в комплексе идет строительство цеха для мясного стада и площадок по выпуску полуфабрикатов и колбасных изделий. В районном управлении АПК и минсельхозе области вчера не смогли сообщить о дополнительных параметрах проекта. Связаться с Павлом Абросимовым и Дмитрием Канарейкиным не удалось, в Major на запрос не ответили.

Major, по версии «Автобизнесревю», второй по обороту автодилерский холдинг России после «Рольфа». В 2016 году его выручка выросла на 22%, до 100 млрд руб. По данным Major, он является официальным дилером 39 марок, 77 филиалов работают в Москве и области, еще семи — в Санкт-Петербурге.

Исполнительный директор Национального союза производителей молока («Союзмолоко») Артем Белов подсчитал, что из 1,3 тыс. тонн сырья «Шульгино» сможет выпускать 130–150 тонн твердых или 300–400 тонн мягких сыров в год. Такой объем, по его словам, характерен для продукции премиального класса. По мнению директора по маркетингу компании «Умалат» Рустема Мустафина, у сыров из козьего или овечьего молока есть потенциал в России: «Но сегодня продукт почти не представлен в стране, нет и культуры потребления таких сыров».

Интересы совладельцев Major в агросекторе не ограничиваются собственным проектом. В августе 2017 года «Шульгино» приобрело 100% ООО «Агроферма “Авангард”». По данным Центра изучения молочного рынка, эта компания управляет фермой в Волоколамском районе Подмосковья на 1,7 тыс. голов дойного стада мощностью 14,8 тыс. тонн молока в год. Ранее «Агроферма “Авангард”» входила в ООО «Агрохолдинг “Авангард”». Там не ответили на звонок. Господин Белов оценивает стоимость подобной фермы в 400–700 млн руб. без учета долга. По его оценке, ее мощности хватит для выпуска примерно 2 тыс. тонн сыров массового сегмента.

Сыроделие в последнее время стало популярным бизнесом. Экс-гендиректор Globus в России Йоханнес Толай намерен выпускать твердые сыры премиум-класса на заводе под Рязанью, владелец группы «Дело» Сергей Шишкарев стал соучредителем компании по производству сыров в Костромской области. Крупный проект на рынке сегодня развивают также основной владелец группы «Русагро» Вадим Мошкович и миноритарный акционер «Магнита» Алексей Богачев. Их компания «МСК-строительство» планирует модернизировать Бондарский сыродельный завод в Тамбовской области (текущая мощность — 6,5 тыс. тонн в год) и построить в регионе фермы на 15 тыс. голов.

Анатолий Костырев

кор

Рентабельность производства молока доходит до 20%

«За последние три года сложилась благоприятная рыночная конъюнктура: после девальвации рубля в 2014 году себестоимость и отпускная цена сырого молока пропорционально выросли. Но позже рубль стал укрепляться, а стоимость молока осталась на хорошем уровне — 24 руб./кг без НДС, — рассказал он. — В итоге доходность бизнеса высокая — на уровне 20%».

Так, например, у крупнейшего производителя молока, компании «ЭкоНива», рентабельность по EBITDA в 2016 году составила 34%, согласно ее годовому отчету. В этом году такой уровень сохранится, прогнозирует эксперт. Однако Даниленко акцентирует, что в первую очередь речь идет о современных модернизированных комплексах. Старые фермы вряд ли покажут такие результаты: из-за высокой инфляции существенной проблемой для производителей остается повышение себестоимости производства, многие работают с отрицательной рентабельностью.

Негативным фактором для отрасли стало падение потребления молочной продукции, что является следствием снижения доходов населения и подорожания товаров в результате роста себестоимости, в том числе из-за ослабления рубля и повышения стоимости сырья. В 2016 году сокращение среднедушевого потребления, по оценке «Союзмолоко», составило около 2,5%. По данным Росстата, оно уменьшилось на 1,3% относительно 2015-го, до 236 кг.

Кроме того, в целом сохраняется низкая инвестиционная привлекательность молочного скотоводства в сравнении с другими подотраслями сельского хозяйства из-за продолжительного периода окупаемости финансовых вложений, отмечает Даниленко. В результате на рынке образовался дефицит молока-сырья, компенсируемый за счет увеличения импорта. «Для повышения уровня продовольственной безопасности и самообеспеченности в отношении молочной продукции, недопущения расширения импортных поставок объемы государственной поддержки должны как минимум сохраняться на уровне 2016 года, в противном случае снижение инвестиционной привлекательности молочной отрасли не позволит отечественным производителям обеспечивать потребности страны, и ввоз молочных продуктов будет увеличиваться», — говорит эксперт.

В 2017 году произошло кардинальное изменение системы господдержки, в результате чего ее объем для отдельных подотраслей, который в предыдущие годы был ориентировочно понятен исходя из соответствующих лимитов, стал неопределенным как для инвесторов, так и для сельхозпроизводителей и других участников рынка. Это может привести к сокращению финансирования молочного скотоводства и еще большему снижению инвестиционной активности в секторе и его привлекательности для инвесторов, опасается Даниленко. Вместе с тем, это единственная подотрасль животноводства, для которой в федеральном бюджете все же предусмотрена отдельной строкой одна из мер поддержки — субсидии на повышение продуктивности. Однако лимит средств на 2017 год (7,9 млрд руб.) составляет только 30% суммы, выделенной отрасли в 2016 году по всем направлениям поддержки, а также на 37% меньше лимита по соответствующему направлению (12,7 млрд руб.). Более того, в 2018 году предусмотрено сокращение субсидирования на 3,3% до 7,7 млрд руб., а в 2019-м — еще на 2,4%, до 7,5 млрд руб. Таким образом, за два года снижение может составить 5,7%. Лимиты остальных мер поддержки молочной отрасли будут определяться региональными органами управления АПК на основании общих доведенных до регионов лимитов средств и сформированных приоритетов развития АПК каждого региона, добавляет эксперт.

 

Источник: agroinvestor.ru

 

кор

Молочной отрасли грозит перепроизводство?

Правительство Вологодской области надеется, что внутренний рынок удастся отрегулировать с помощью товарно-закупочных интервенций государства.

Производство растёт — спрос падает

Итоги деятельности молочной промышленности за прошлый год, которые подвёл Национальный союз производителей молока («Союзмолоко»), выглядят неоднозначно. С одной стороны, 2016 году уровень самообеспеченности России молоком и молочными продуктами составил 81,5% (рост за год на 2,1%). А, согласно нормативам Доктрины продовольственной безопасности РФ, к 2020 году молочная «самодостаточность» России должна составить 90%. Кроме того, по оценкам Федеральной службы государственной статистики, доля импортных поставок молочной продукции (в пересчете на молоко) сократилась на 12,2%, а экспорт, наоборот, увеличился на 11%.

С другой стороны, по сравнению с предыдущими двумя годами темпы роста в молочной промышленности замедлились, а цены с августа стали расти — за прошлый год средняя стоимость сырого молока поднялась на 10%, до 24 рублей за литр. Участники молочного рынка объясняют это увеличением себестоимости производства за последние два года из-за девальвации национальной валюты. По оценкам АЦ MilkNews, за 2014–2016 годы себестоимость производства молока выросла более чем на 45%, при этом цены на сырье поднялись только на 21%.

В итоге, в 2016 году цена на цельное пастеризованное молоко жирности 2,5–3,2% повысилась в среднем на 8%, сыры сычужные твердые и мягкие стали дороже для потребителей на 10,3%, сливочное масло — на 20%.
Реклама
Кликните на видео для перехода на сайт рекламодателя
Оборотной стороной повышения цен стало падение потребительского спроса в прошлом году на 2,5%. Причём, падающие доходы населения не просто заставляет россиян сокращать потребление — меняются приоритеты: место качественных молочных продуктов в структуре потребления замещают их производные и суррогаты. Люди переходят с сыров на сырные продукты, со сливочного масла на спреды и т. д.

«Эксперт» констатирует, что молочники всерьез обеспокоены увеличением себестоимости производства молока в сочетании с сокращением платежеспособного спроса. Производители и переработчики находятся перед непростым выбором: либо сокращать объемы производства, либо снижать цены и жертвовать доходностью. Таким образом, впервые за долгое время наша страна столкнется со значительным превышением предложения сырого молока над спросом. По данным «Союзмолока», к концу 2017 года профицит может составить до 4–5% общего объема производства товарного молока.

Сырьевики и переработчики оказались зажаты в рыночные ножницы. Если такая ситуация будет продолжаться, то в доходности потеряют все игроки, и уже в среднесрочной перспективе может произойти снижение объемов производства товарного молока. Навёрстывать это падение потом придётся довольно долго — молочная отрасль весьма инерционна.

Региональный ракурс: потребляется всё

Естественно, что общероссийские тенденции не обошли стороной и Вологодскую область, позиционирующую себя в качестве сельскохозяйственного региона, специализирующегося как раз на молочном производстве.

По данным департамента сельского хозяйства и продовольствия региона, в 2016 году объём производства сырого молока в Вологодской области вырос на 4% (в сравнении с 2015 годом) и составил 489,3 тыс. тонн. Рос объема готовой молочной продукции за тот же период составил 14%. Внутри региона было потреблено 265,9 тыс. тонн, часть сырого молока и готовой продукции — вывезено за пределы Вологодчины.
Несмотря на общероссийское падение спроса на молочную продукцию, сельскохозяйственный департамент со ссылкой на производителей региона заявляет, что на Вологодчине реализация идёт «в полном объёме», складских остатков на предприятиях нет.
Планируемое в Вологодской области производство молока в 2017 году составляет 500 тыс. тонн (+10,7 тыс. тонн к 2016 году). При этом вероятность профицита, о котором говорит «Союзмолоко», в правительстве области считают маловероятным. И возлагают надежды на основной механизм регулирования товарного баланса на внутреннем рынке молока — на государственные товарно-закупочные интервенции.

Главное переждать

Впрочем, по информации «Союзмолока», в текущем году интервенции для российских производителей молока пока не предусмотрены. Но, даже если в России будет закупаться в интервенционный фонд или в Росрезерв порядка 5% объема текущего производства молока — 14 тыс. тонн готовой продукции (7000 тонн сухого обезжиренного молока, 3000 тонн сухого цельного молока, 4000 тонн сливочного масла), то это позволит рынку вздохнуть свободнее.

Может выручить молочников и реализация программ поддержки потребительского спроса. Таких, например, как введение продовольственных карточек для нуждающихся групп населения по типу американской системы Foodstamp, которое недавно всерьез обсуждалось в нашей стране. Как отмечают эксперты, такая программа уже существует, не решен только вопрос её финансирования.

В любом случае, уверены представители «Союзмолока», тенденцию увеличения объемов производства товарного молока на 3% в год нужно сохранить.
В перспективе десяти-двенадцати лет доходы населения будут восстанавливаться. Нужно только дождаться улучшения общеэкономической ситуации. А потенциал наращивания роста потребления у отрасли есть и немалый: сегодня норма потребления молочных продуктов составляет 233 кг на человека в год, на треть ниже, чем в советское время. Кроме того, в дальнейшем увеличение производства молочного сырья положительно скажется и на импортозамещении. В настоящее время импорт составляет почти 25%, прежде всего это молокоемкие продукты — сливочное масло и сыры.

Автор: Сергей Авдеев.

агроном

Управлять фермой частинского «УралАгро» можно с планшета или смартфона

Лишь один проект развития сельхозпредприятий в Прикамье получит федеральную субсидию.

Из федерального и краевого бюджета частинская компания «УралАгро» получит по 26,6 млн рублей. Общая сметная стоимость проекта составляет 85,4 млн рублей. (Фото: animalreader.ru)
Всем установленным по проекту оборудованием фермы «УралАгро» можно управлять с ноутбука или смартфона. «Задача — увеличение валового производства молока за счет введения в эксплуатацию инновационных модернизированных производственных мощностей в сельском хозяйстве», — пояснили РБК Пермь в краевом минсельхозе.

Проект ООО «УралАгро» направлен на модернизацию двух телятников и двух коровников по двести голов. Модернизация первого двора включает установку двух доильных роботов (система добровольного доения) с необходимым оборудованием.

Во втором дворе будет организовано родильное управление с установкой доильного зала типа «Ёлочка» и станции, программирующей специализированные рационы и планы кормления. Она подключена к интегрированной компьютерной программе управления стадом. Кроме того в обоих корпусах будут дополнительно установлены маятниковые щетки для коров и танки-охладители, обеспечивающие быстрое охлаждение молока до температуры 4-6˚С.

Из федерального и краевого бюджета частинская компания «УралАгро» получит по 26,6 млн рублей. Общая стоимость проекта составляет 85,4 млн рублей.

Министерство сельского хозяйства России ранее проводило отбор инвестиционных проектов, направленных на строительство и (или) модернизацию объектов агропромышленного комплекса. Всего в федеральное ведомство было направлено 95 проектов на общую сумму 26,7 млрд рублей. Из них на рассмотрение комиссии по отбору проектов был допущен 41 российский проект, утверждено — 39 на сумму 14,5 миллиардов рублей. Общий объем поддержки по возмещению части прямых понесенных затрат на строительство и модернизацию объектов агропромышленного комплекса с учетом проведенного отбора составит 12,9 млрд. рублей из федерального бюджета в 2017 году.

От Пермского края свое проекты отправили четыре сельхозпредприятия. Однако только проект ООО «УралАгро» комиссия признала соответствующем требованиям Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции.

Начиная с 2015 года государство возмещает от 20% до 35% затрат на строительство и  модернизацию молочных и тепличных комплексов, овоще- и картофелехранилищ, плодохранилищ, оптово-распределительных, селекционно-семеноводческих и селекционно-генетических центров.

Размер компенсации зависит от вида деятельности предприятия. Для тепличных комплексов, хранилищ и ОРЦ — 20% сметной стоимости (но не выше предельной стоимости объекта; для регионов, входящих в состав ДФО — 25 %). Молочные фермы и селекционно-генетические центры по разведению и трансплантации эмбрионов крупного рогатого скота группы черно-пестрых, палевых и красных пород могут рассчитывать на возмещение 30 % сметной стоимости объекта (но не выше предельной стоимости объекта, а для регионов, входящих в состав ДФО — 35%).

Автор: Катерина Заякина.

6907

Производители молока просят изменить правила перехода на ЭВС

Опрошенные ТАСС участники рынка приветствуют переход с бумажных на электронные сертификаты на сырье, но отмечают ряд трудностей, в том числе с доступом в интернет в отдаленных селах.

При этом ЭВС для готовой продукции, по их мнению, в принципе избыточна, и в итоге затраты, которые понесут заводы на увеличение штата сотрудников, их обучение и закупку техники, могут привести к росту себестоимости и цен.

С 1 января 2018 года в РФ вводится обязательная ветеринарная сертификация широкого ряда подконтрольных продуктов животного происхождения, в том числе молочной продукции. Она будет осуществляться в государственной информационной системе «Меркурий».

Любое перемещение партии готовой продукции станет возможным только при условии оформления ветсертификата. О том, насколько российские регионы готовы к новому формату сертификации, чем грозит производителям переход на него и какие изменения могут почувствовать покупатели — в материале ТАСС.

Успешный опыт

После ввода ЭВС любое перемещение партии продукции станет возможным только при условии оформления электронного документа. Одним из плюсов возможности отследить продукцию от фермы до прилавка называют борьбу с фальсификатом молока. По данным Роспотребнадзора, его доля в РФ колеблется в районе 6-8%.

Между тем, как сообщила ТАСС исполнительный директор Российского союза предприятий молочной отрасли Людмила Маницкая, на рынке этот процент может быть существенно выше. «Мы надеемся, что программа ЭВС и прослеживаемости полностью решит эту проблему. Там будет все: откуда пришло сырье, что мы применили, чтобы произвести конкретную продукцию, — сколько молока, сколько других составляющих», — сказала она.

У российских регионов есть успешный опыт работы: в агрохолдинге «Ашатли» (лидер по производству сырого молока в Пермском крае) ТАСС сообщили, что ЭВС уже ведется и «это не вызвало никаких проблем у предприятия». Также не ощутил трудностей и другой крупный производитель молочной продукции Прикамья — маслозавод «Нытвенский».

Маницкая отметила, что предприятия отрасли готовятся к внедрению ЭВС, однако часть из них все еще надеется на перенос сроков.

Ранее сообщалось, что производители молочной продукции, в частности Danone, говорят о необходимости переноса сроков ее введения для сырого молока в связи с тем, что молокозаводы не готовы к ее внедрению до 2022-2023 года для готовой, переработанной молочной продукции.

Трудности перехода

Большинство опрошенных ТАСС участников рынка поддерживают переход с бумажной ветсертификации сырого молока на электронную, но считают его преждевременным.

Так, вице-президент группы компаний Danone по корпоративным отношениям в России и СНГ Марина Балабанова заявила журналистам, что считает необходимым перенести срок ввода электронной сертификации хотя на год. А на Любинском молочноконсервном комбинате в Омской области добавляют, что производители молочной продукции региона рассматривают возможность подачи массового заявления в Минсельхоз с просьбой о сдвиге сроков.

Что касается готовой продукции, по мнению Балабановой, эта мера в принципе лишняя. «Мы не видим никаких положительных моментов для ее введения. Нигде в мире подобной процедуры не существует», — отметила она.

Аналогичную точку зрения высказала и заместитель гендиректора Псковского городского молочного завода Надежда Петрова. «Для нас, молочников, нужна не просто отсрочка введения таких сертификатов (для готовой продукции — прим. ТАСС), а отмена. Не надо бежать впереди планеты всей», — отметила она.

По ее мнению, следует остановиться на уже почти законченном этапе — ЭВС входящей продукции, 90% поставщиков сырья завода работают в этой системе.

«Наши специалисты одобряют электронную ветеринарную сертификацию от хозяйств-поставщиков. Мы можем в любое время заблокировать получение продукции с фермы, если на ней вдруг окажется вспышка какой-то болезни. На приемке продукции у нас стоит компьютер, и мы отслеживаем это в реальном времени. Думаем, на этом этапе и нужно остановиться», — сказала она.

Проблемы доступа

В комитете государственного ветеринарного надзора Нижегородской области, где переход на ЭВС находится на стадии завершения, также считают его преждевременным: есть хозяйства в удаленной сельской местности, у которых отсутствует доступ к интернету. Об этой проблеме говорят и в Новосибирской области, которая, по данным регионального управления Россельхознадзора, входит в пятерку субъектов РФ, где оформляется наибольшее количество ветсертификатов в электронном виде.

По словам и. о. министра сельского хозяйства региона Евгения Лещенко, вопрос с покрытием будет решаться постепенно, однако откладывать сроки, даже учитывая этот момент, по его мнению, нет необходимости.

«У нас покрытие сетью интернета на территории области достаточно слабое, из-за этого возникают проблемы определенные. Это слабое звено, но со временем оно тоже будет преодолеваться», — сказал он ТАСС.

В качестве довода о неготовности молочной отрасли к таким переменам приводят также неотлаженную работу системы «Меркурий», которая, по словам Балабановой, «подвержена сбоям» и «еще не настолько технически совершенна». По оценкам гендиректора краснодарской «Фирмы «Калория» Татьяны Садовой, к 1 января завершить тестирование «Меркурия» не удастся.

Как добавили в комитете госветнадзора Нижегородской области, производители опасаются также, что система поставит под угрозу коммерческую тайну предприятий.

«Применительно к «Меркурию» не установлен состав открытых данных, содержащихся в данной системе. Как позиционирует данную информационную систему Россельхознадзор, по ней любой потребитель сможет проследить путь подконтрольной продукции «от коровы до стола потребителя». То есть любое лицо может получить информацию об объемах товарооборота, о поставщиках и покупателях того или иного хозяйствующего субъекта», — пояснил собеседник ТАСС.

Цена для потребителя

По мнению экспертов, с введением ЭВС могут возрасти и затраты предприятий — необходимо будет взять на работу дополнительных специалистов, провести их обучение и закупить более мощную компьютерную технику.

На Международной молочной неделе, которая прошла в июне в городе Углич, производители в своей резолюции также отметили, что ЭВС готовой продукции потребует дополнительных инвестиций в аппаратное обеспечение складских цифровых технологий. По их мнению, в сумме все затраты могут поставить отечественных производителей в неравные конкурентные условия с производителями евразийского экономического сообщества.

Как отметила представитель Danone, если будет введена ЭВС для готовой продукции, на ее внедрение компании может потребоваться до 1,5 млрд рублей, а затраты на производство килограмма продукции могут возрасти в среднем на 3,6 рубля.

Маницкая также не исключила, что рост цен возможен, но, по ее мнению, покупатель проголосует рублем и остановит свой выбор на приемлемой по цене и качеству продукции. «Выше покупательской способности цены не вырастут. Есть потолок, по которой потребитель готов покупать молоко», — отметила она.

При этом среди российских производителей есть примеры внедрения ЭВС, которая в итоге не отразилась на стоимости товара. На маслозаводе «Нытвенский» и в агрохолдинге «Ашатли» корреспонденту ТАСС заявили, что сертификация никак не повлияла на повышение цен, они остались на прежнем уровне.

 

Источник: tass.ru

 

d5aa4f951347612c264440311dbe850c4b50bdf7

Любовь к молоку. «Система Чичкина» и её создатель.

«Молочного короля» старой России, купца первой гильдии Александра Чичкина  вспоминали недавно в материале о Николае Верещагине. Но Чичкин интересен сам по себе – как блестящий организатор производства, как «идеолог деловитости». В нынешнем году – 145 лет со дня его рождения, что тоже повод поговорить об удивительной судьбе этого человека.Начало

Их знакомство с Верещагиным началось ещё в августе 1870-го. В Коприно, родном селе Чичкина, Верещагин открывал первую в Ярославской губернии крестьянскую артельную сыроварню. Это был «совместный проект» Николая Верещагина (напомним – отца отечественного масло- и сыроделия) и его единомышленника, бывшего сослуживца по флоту, а теперь купца — «молочника» Владимира Бландова. Чем-то Бландову глянулся сметливый местный мальчишка Саша Чичкин. Копринская сыроварня одновременно являлась филиалом знаменитой впоследствии верещагинской Едимоновской школы молочного хозяйства – Бландов предложил Саше в ней заниматься. И дальше ему патронировал. Забегая вперёд, Саша, повзрослев, на племяннице Бландова женился. Так вот иногда всё одно к одному завязывается. После верещагинской школы путь Саши лежал в Петровскую сельскохозяйственную академию. Закончил с отличием. Был любимцем знаменитого естествоиспытателя К. Тимирязева (тот, что «депутат Балтики») и другом будущего академика В. Вильямса. Продолжил учёбу в Париже, в Институте Пастера. Но, вернувшись домой, в науку не пошёл.

Дураки, дороги и… 

Не секрет, что главное в сельском хозяйстве – не вырастить урожай, а, сохранив, донести его до потребителя. В России при любой власти помимо дураков и дорог было ещё два несчастья – недород, ведший к голоду, и очень большой урожай, который негде было хранить. Делом всей жизни Александра Чичкина стало молочное производство. И думал он о том же – как добиться, чтобы ни одна капля молока не пропадала даром. До него никто этим в России серьёзно не занимался. Молоко и его производные горожане покупали на рынках или у молочниц (как там у Пушкина – «с кувшином охтенка спешит, под ней снег утренний скрипит»). Гарантии качества и чистоты продукта никто, однако, не давал. Чичкин считал, что в молочном деле нужно что-то менять. На льготный кредит (ведь родня самого Бландова!) он открыл в Москве на Петровке, 17, свой первый молочный магазин. Качество товара гарантировалось. Москвичи быстро это оценили. От покупателей не было отбоя. Дальше Чичкин с помощником Александром Поповым решил открыть в Первопрестольной молочный завод – первый в истории города. Попов поехал в Европу с целью изучить и привезти «самое ценное и достойное для использования в России». Берлин, Мюнхен, Стокгольм, Лондон… Молокозавод в Москве был построен в 1910 г. на Новорязанской улице. «Он отличался от европейских технической оснащённостью, обилием света, продуманной компоновкой цехов, перерабатывал 100–150 тонн молока в сутки» (А. Кишкин, исследователь жизни и деятельности А. Чичкина). Заметим, за рубежом заводы перерабатывали 10–30 тонн. Перед Первой мировой войной фирма «А.В. Чичкин» имела только в Москве 91 магазин. 700 поставщиков от 25 тысяч коров обеспечивали более 2,8 млн вёдер высококачественного молока и около 86 тыс. пудов сливок. Фирма имела филиалы в Рязанской, Московской, Тверской, Владимирской, Ярославской, Херсонской, Бессарабской, Ярославской губерниях, в Одессе, Харькове, Баку, Киеве, Тбилиси, Вологде, Ростове-на-Дону… Плюс – маслосырозакупочные пункты в Сибири.

Кадры решают всё

В нашей справке мы коротко говорим о чичкинской системе работы с кадрами. Дополним. В штате фирмы было три тысячи сотрудников. Чичкин строил для них общежития с бесплатными столовыми и прачечными, лазареты. После пяти лет работы его сотрудники получали 50 рублей наградных и имели право на оплачиваемый отпуск. После 10 лет –100 рублей наградных и ежемесячные проценты за выслугу. Деньги зачислялись на личные счета с выплатой 6% годовых. Чичкин не боялся конкурентов – у него хорошие работники от добра добра не искали. Учёбу всех желающих Чичкин оплачивал сам. И не только профессиональную. По словам его секретаря Зинаиды Дмитриевой, одна из её подруг «училась за его счёт на бухгалтерских курсах, другая – в балетной школе, а кассирша из его магазина Татьяна Бах благодаря его помощи стала известной артисткой оперетты». Первый в России грузовой автотранспорт, первые кассовые аппараты – это тоже Чичкин. Основной капитал фирмы в 1917 году оценивался в 10 млн рублей, а ежедневный доход составлял 100–150 тыс. рублей.

Ничто человеческое

Жил он со вкусом. Любил спорт, одним из первых в России получил лицензию на управление своим «роллс-ройсом». Чуть позже купил самолёт «Фарман» и летал на нём по утрам над Ходынским полем. При этом молодой миллионер сочувствовал революционерам, а конкретно – большевикам. Через будущего наркомпроса А. Луначарского передавал деньги РСДРП, в его доме укрывались такие крупные в дальнейшем партийные деятели, как П. Смидович, Н. Подвойский, В. Молотов. Были большевики и среди чичкинских сотрудников. Когда их арестовывали – хозяин сохранял им заработок. А во время восстания 1905 года распорядился, чтобы все его магазины были готовы к приёму раненых. Кстати, в то бурное время сам тоже посидел в тюрьме. Тут интересна его логика. Характерно: на магазинных вывесках фамилия «Чичкин» вопреки тогдашним правилам писалась без твёрдого знака. Рекламный ход? Да. Но возникший, говорят, ещё и потому, что носитель фамилии искренне считал: Россия должна обновляться, обновляться во всём – от орфографии до политической системы. А революционеры – они же за обновление? Значит – союзники?

При новой власти

Потому в 1918-м Чичкин сам передал новой власти всё – от заводов и магазинов до любимого «Фармана». В акте комиссии по национализации особо отмечалось, что «с ноября 1917 года большая часть рабочих фирмы «А.В. Чичкин» прочно стоит на платформе советской власти. Все состоят членами профсоюза. (…) Степень сознательности и культурный уровень рабочих удовлетворительный. Трудовая дисциплина существует, т.к. она является результатом неуклонно проводившейся в течение 30 лет системы, при которой воспитывалось более трёх поколений: дедов, отцов и детей». Добавим: трое недавних чичкинских молочников были зачислены в охрану Ленина. Новая власть всех членов правления фирмы и её главу, оставила на своих местах. Сам молочный завод Чичкина переименовали в молокозавод им. Горького. Но в том же 1918 году на Александра Васильевича обрушилась череда личных трагедий: нелепо, в результате диких случайностей, погибли один за другим сын и оба брата. Душевный надлом и стечение обстоятельств привели Чичкина в эмиграцию. Казалось бы, всё, конец биографии. Но оказалось – наоборот, преддверие нового поворота в жизни. Ему ведь советской власти бояться было нечего! И вот через три года с помощью «красного графа» А. Игнатьева и наркома здравоохранения Н. Семашко Чичкин вернулся на родину. Там уже начался НЭП. Бывшему купцу первой гильдии разрешили открыть в Москве свой молочный магазин. При этом он стал консультантом Наркомата торговли. Что, правда, не уберегло его в 1929-м от ссылки в Кустанай. Но, видимо, нашлись покровители – три года Чичкин просто читал там лекции в местном вузе (согласитесь, не худший вариант). А в 1931-м стараниями Молотова и Микояна был возвращён в Москву, восстановлен в правах и в должности консультанта наркома пищепрома. И дальше он до самой пенсии работал на благо советской молочной промышленности, был даже награждён орденом «Знак Почёта». В войну – в эвакуации. Помогал развивать молочное производство в Средней Азии – за что 9 мая 1945 года получил личную благодарность Сталина. Умер в январе 1949-го. Похоронен на Новодевичьем кладбище. Там с 1918 года покоился его сын, и Министерство мясной и молочной промышленности СССР ходатайствовало (видимо, по просьбам родни), чтобы Александр Васильевич лёг рядом. Я видел это письмо в архиве Новодевичьего – Чичкин в нём назван «сильнейшим специалистом». На могильном камне – надпись: «Самородок русской деловитости».

Система Чичкина

«Деловитость не груша, она с ветки сама не падает, – писал А. Чичкин. – Её надо воспитывать с пелёнок, о ней надо твердить в школах, департаментах, министерствах, ежедневно и ежечасно, растить во всех делах, радостно отмечать малейшие проявления и ростки её и, не жалея сил, тянуть их вверх, туда, где слово и дело, сливаясь воедино, звучат без фальши, как симфония до блеска отрегулированного трудового ритма». Для воспитания этой самой «деловитости» в среде своих сотрудников Чичкин разработал целую систему. Толковый подросток из небогатой, но «честной и трудовой» провинциальной семьи привозился в Москву в чичкинскую «профтехшколу», получал специальность и образование, знакомился с «этикой» фирмы. Потом брался на работу. Дальше – целая стратегия. До 25 лет молодого человека постоянно перемещали с места на место – оценивая исподволь его инициативность, склонность к новым идеям, рвение. С 30 лет (поскольку уже обзавёлся семьёй), наоборот, не трогали, давали возможность максимально реализоваться на выбранном участке. С 40 лет – статус если не руководителя, то авторитетного специалиста с правом учить молодых и проверять остальных. Система предполагала «кнут» (лодырь или жулик мог потерять выгодную работу), но было и множество «пряников»: Чичкин не скупился на премии, подарки «от фирмы», разные формы поддержки. Каждый из «этапов становления» имел своё название: «Рождение любви к профессии», «Энтузиазм», «Честолюбие», «Ожидание», «Исполнение мечты» … Говорят, «систему Чичкина» переняли японцы в пору тамошнего «экономического чуда». Может, и так – они по всему миру искали и брали на вооружение полезный опыт. Может, и легенда, просто хорошая идея в одну голову не приходит. Но некое сходство с кадровой политикой корпораций Страны восходящего солнца явно имеется.

sh

Быть в рейтинге ведущих «молочников» России – итог большого труда

Быть в рейтинге ведущих «молочников» России – итог большого труда
В престижный список попало и южноуральское СПК «Коелгинское им. И.Н. Шундеева», единственное из Челябинской области.

Председатель сельхозкооператива Анатолий Шундеев анализирует успех своего профессионального коллектива:

«Хорошо, что подобные обзоры стали составляться – информагентство The DairyNews опубликовало несколько рейтингов не только производителей молока, но и переработчиков. Такая информация даёт возможность оценивать работу как отдельных предприятий, так и целых регионов.

Безусловно, было приятно увидеть наше СПК среди крупнейших производителей сырого молока, и это притом, что, к сожалению, Челябинская область из лидеров молочного животноводства Урала превратилась в аутсайдера. Это факт. Если вся область сегодня производит 400 тонн товарного молока за сутки, то этого объёма хватит для обеспечения только одной пятой жителей региона. На этом фоне мы и смотримся лидером со своими ежедневными 56 тоннами молока.

И, кстати, рейтинг составлен правильно – по объёму валового производства – это показатель, который трудно подделать. А вот когда начинают расписывать рейтинги по надоям на фуражную корову, которые сами по себе ни о чем не говорят, да еще и часто грешат процентом «привирания» – такой рейтинг абсолютно не объективный. В зарубежном молочном производстве данный показатель просто информативный. Основные характеристики эффективности молочного производства – это валовый объём и рентабельность».

С почти 18 тысячами тонн товарного молока за предыдущий год СПК «Коелгинское» заняло 48 строчку в рейтинге 2016 года среди сотен отечественных производителей, и отрадно, что этим фактом оно представило в списке и Челябинскую область.

«Сквозь тернии» – это про путь Коелги …

Так странно сложилось, что Коелгу (короткое имя СПК в народе) последние 5 лет ежегодно подвергают финансовой обструкции: то один найдут повод, то другой… Вроде бы крупное сельхозпредприятие с большими налогами в казну надо лелеять да помогать «высоко держать знамя» лучшего молочного предприятия в области. Отнюдь, «Коелгинское» не в табеле любимчиков у областного минсельхоза: гостей при случае повезут не к ним, а по «гостевому маршруту» с парой образцово-показательных предприятий. А Коелгу, да еще несколько хозяйств–работяг со знающими и опытными, но строптивыми директорами, объедут стороной – зачем гостям серьезные разговоры? Ведь Шундеев, например, снова заведет разговор о субсидиях, о том, как странно и непрозрачно раздаются они в области: кому с гулькин нос, а кому от щедрот по полной жмене…

Не обошел эту животрепещущую тему Анатолий Иванович и сейчас:

«Субсидии – деньги от государства, которые стимулируют, в частности, молочное производство – вещь замечательная, но для их получения вводится ряд показателей, к примеру, субсидии на молоко в Челябинской области определяются пространным списком показателей: что только туда ни забивают: и выход телят, и прирост молока, и неизменность поголовья, и прочая – селяне знают. Чем сложнее, запутаннее схема выдачи субсидий, тем сильнее – общеизвестно – коррупционная составляющая. А непрозрачность выдачи субсидий стала прямо-таки многолетней «традицией» местного минсельхоза при любой региональной власти. Мы об этом уже неоднократно говорили и писали в СМИ. К примеру, о призрачном коэффициенте, который то появляется в формуле расчета, и с Коелги снимают почти 4 миллиона, то вдруг, по происшествии года, исчезает, а по нему нам были бы должны уже добавить около 10 миллионов. И мы снова ни с чем… Вы спрашиваете, как у наших соседей? Я прекрасно знаю систему выдачи субсидий в Свердловской области, там все гораздо проще и прозрачнее, вот и все».

– По итогам 2016 года у свердловчан молочное производство в плюсе, причем, динамика эта постоянная, а у Челябинской области (смотрела сводку на сайте Минсельхоза РФ) было по итогам 11 месяцев минусом 2%.

– Именно так, но у свердловчан не только простота выдачи субсидий, там еще сумма всех субсидии – и не только на литр сырого молока – гораздо выше, чем в Челябинской области.

– Анатолий Иванович, наш разговор идет по известному историческому слогану – «лучший способ отметить наши праздники, это поговорить о наших проблемах» — начали с приятного, а продолжаем слишком серьезно. Стало известно, что челябинские власти (с подачи монополиста) пригрозили, что лишат СПК региональных субсидий на производство молока, потому что вы – о ужас! – отправляете его на переработку в соседние Свердловскую и Курганскую области и в Башкортостан! Это уже не смешно.

–Да, такой вот новогодний сюрприз мы получили – предупреждение о полном снятии региональных субсидий на литр молока. А история такова: Коелга – единственное крупное предприятие, поставляющее значительную часть молока за пределы области. Почему? В области действует монополизированный рынок сбыта молока, диктующий закупочные цены – это частный холдинг в составе трех заводов, Челябинского «Первый вкус», Магнитогорского и Чебаркульского. Цены, прямо скажем (это подтвердят директора немногих наших молочных хозяйств), ниже некуда на фоне общероссийских (и почему- то областной минсельхоз с этим спокойно мирится – Л.К.). Вот и получается «двойной гнет» молочников – субсидии меньше и цены меньше, чем в других регионах. Что сделает рачительный хозяин? Правильно: будет работать с тем покупателем, у кого цена краше. Именно поэтому Коелга отправляет свое молоко и в Челябинскую область, и в соседние уральские регионы.

– А ведь это все – Россия, даже один федеральный – Уральский — округ! Одно – родное – экономическое пространство!

– Все абсолютно так, но почему- то у челябинских чиновников мнение другое: раз молоко субсидируется в регионе, значит, при поставке молока за пределы области местные субсидии – запретить!

В России не плюют в колодец…

Трудно понять логику «запретителей» хотя бы потому, что челябинский монополист–переработчик, тот самый холдинг, уже многие годы закупает товарное молоко — до 40% своих потребностей — из других регионов, власти которых, надо полагать, относятся спокойно, по–государственному к сему факту и своих «молочников» не лишают местной финподдержки. Челябинцы рискуют создать прецедент, сняв с Коелги региональную субсидию – тогда и власти других регионов должны будут подобным образом «прижать» своих производителей молока, которые под угрозой отмены регсубсидий перестанут сотрудничать с челябинским переработчиком–монополистом. Лишиться порядка 200 тонн «соседского» молока для него будет ощутимым ударом. Так кто выиграет от этого «бряцания оружием»? Анатолий Иванович, к слову, вспомнил один показательный факт в тему, когда Владимир Путин публично и довольно резко осадил одного из высоких чиновников, решившего ограничить вывоз зерна из своего региона. Президент объяснил ему, что мы живем в одном-едином экономическом пространстве и никому не дано право нарушать его. Лишать российских крестьян субсидий, потому что молоко перерабатывают в соседней российской области, это в чистом виде «политика удельных князей», как говорится, дожили… Челябинские апологеты удельщины забыли, что это «местное» молоко продукцией возвращается на полки челябинских магазинов…

Черная, где белая полоса?

Пока разбирались на «черной полосе» – с субсидиями, в кабинете председателя раздался телефонный звонок из Москвы – и вот снова позитив на жизненной «зебре»: известие, что силос Коелги победил в конкурсе на лучший сенаж/силос в России, а посему достоин награды! Получить ее пригласили Анатолия Ивановича на крупнейшую международную животноводческую выставку «АгроФарм 2017». Еще один успех крупного молочного хозяйства региона, где трудятся люди работящие и высокопрофессиональные, с традициями еще от своего первого директора Ивана Шундеева! Как он поднял планку для хозяйства, показал в лихие годы, как надо работать, чтобы выстоять, так и живут, так и трудятся. Отличное, здоровое хозяйство: вот уж где следовало проводить российский конкурс операторов машинного доения, честно заслужили местные животноводы такого статуса. А пока вернемся к силосу, в чем его уникальность – интересуюсь. «Наши новинки в заготовке кормов уже не раз освещали в СМИ, это как раз одна из них, — рассказывает Шундеев. — Подобную технологию, её назвали «коелгинской», ранее никто не применял. Суть ее в том, что обычный кукурузный силос обогащается корнажом, заготовленным по немецкой технологии. В одну траншею закладывается их смесь в объемах, поставленных двумя комбайнами, параллельно работающими на силосе и корнаже. По качественным показателям, особенно по высокому содержанию крахмала – до 343 г на 1 кг сухого вещества — «коелгинский» силос и был так высокого оценен».

Хорошо то, что было хорошо. Что впереди?

А в Коелге уже радеют о новой посевной, – закупили семена, ждут льготные кредиты от Россельхозбанка под удобрения и топливо, обсуждают планы покупки техники. Итоги прошлого года подведены, задачи на новый – прописаны, будущее, как всегда, в надеждах.

– Основной наш производственный показатель – это молоко, оно дает две трети дохода, — говорит Анатолий Иванович. — Валовый надой в 2016 году составил 18 тысяч 600 тонн, поголовье дойного стада увеличили на 160 голов. Держим давний «производственный ритм» – ежегодный надой поднимать от 800 до 1000 тонн. Планируем построить в этом году новый коровник на 400 голов, вот где бы нам «наддать», но пока не выкроили средств. Наши собственные финансовые возможности – не шагреневая кожа, до бесконечности не растянешь…

Коелга – Челябинск

Источник: uralpress.ru

 

b7b155d280b296a2ac6f5eb7ea1fefb3-w1024-h800

Молочные зубы Минсельхоза

 

 

 Молоко дорожает рекордными темпами, оптовая цена, от которой пляшет вся кисломолочная индустрия, подбирается к 30 рублям. Вдобавок, хотя Россия за последние 15 лет много сделала в молочной отрасли и вышла на седьмое место в мире по удоям, своего молока всё ещё не хватает. Как подсчитал Минсельхоз, при внутреннем производстве порядка 30 млн т в год, ещё 7 млн т молока приходится завозить по импорту, это обходится в 350 млрд рублей. В связи с этим аграрное ведомство резко обрушилось на молочную отрасль. «Мы что, не можем? Разве у нас нет выгулов, нет травы, нет зерна? Ничего подобного, всё есть», – заявил министр сельского хозяйства Ткачёв.

Заколдованные тонны 

В чём министр не соврал. С молочной отраслью дело неладно, причём давно. Правда в том, что производство молока в РФ третий год подряд топчется на месте. Как закончили 2014 г. с выпуском 30,79 млн т, так и в 2015 г. надоили практически столько же, 30,78 млн тонн. По итогам 2016 г. ожидается в лучшем случае крохотный рост, на уровне статистической погрешности. И это на фоне грандиозных планов правительственной госпрограммы, в которой уже на 2014 г. заложен рост молочного производства до 37 млн т, на 2016-й – до 39 миллионов.

Мало того что позорно недобрали 7 миллионов тонн. Странный многолетний молочный ступор стал особенно явным на фоне общего бурного подъёма, где по многим продуктам выпуск за последние три года рванул у кого на 20%, у кого на 30–40%. При этом по молоку перспективы были блестящие, потому что санкции расчистили от импорта пятую часть рынка. Если в 2013 г. в Россию завезли 9,5 млн т молока, в 2015 г. импорт упал до 7,1 млн т, в нынешнем году будет меньше 7 миллионов. При этом с наших молочных прилавков полностью вымело Европу, которая давала 38% импорта.

Только где он, ожидавшийся бурный рост? Если в 2010 г. в России выпустили 11,3 млн т цельного молока (идущего исключительно на питьё), в 2013 г. наметился подъём – до 11,6 млн тонн. Но ожидания не оправдались, в 2015 г. выпуск составил ровно те же, будто заколдованные, 11,6 миллиона. Прибавка в коридоре трёх лет вообще отсутствует. Хорошо, за годы санкций хотя бы выросли по сыру и сливочному маслу. Выпуск масла в России с 2013 г. поднялся с 220 до 260 тыс. т, твёрдых сортов сыра – с 340 до 448 тысяч. Но тут есть разные взгляды, за счёт чего достигнут этот рост и участвовало ли в нём молоко как таковое. Во всяком случае все аналитики дружно отмечают, что больше всего, с 87 до 133 тыс. т, за три минувших года вымахал выпуск не сыра, но сырных продуктов.

В целом по поводу ситуации в нашей молочке, как и её причин, мнения сильно расходятся. Одно дело – позиция молочных лоббистов. В ноябре 2016 г. отраслевой союз, объединяющий две сотни крупнейших хозяйств, выпускающих 70% российского молока, отправил челобитную вице-премьеру А. Дворковичу. Жалуются, что в нынешнем году государство зажало обещанные молочные субсидии на 7,5 млрд рублей. Производители назвали эту отрасль одновременно самой сложной и самой низкоприбыльной в аграрной индустрии. Мол, на мясе и зерне хозяйства зарабатывают по 15–20% годовой прибыли, тогда как на молоке – от силы 5%. Поэтому отдача от крупных вложений растягивается на десятилетия. Между строк заметен шантаж: не будет субсидий, заморозим проекты.

Творожная угроза

И что это за трудности и убытки, если в 2016 г. мы видим сыр по 700–800 руб. за кг, кефир по 70–100 руб. и творог по 300–500 рублей? Это почему-то никого не удивляет, хотя ещё пару лет назад цены были вдвое ниже. Вообще якобы низкоприбыльное молоко – многолетний чемпион ценового роста – не первый год бежит с большим отрывом впереди инфляции. Многие до сих пор с ужасом вспоминают события трёхлетней давности, когда в 2013 г. в стране разразился кисломолочный коллапс, за год отпускная цена выросла на четверть. Тот год начался с 15 руб. за кг, закончился, перевалив за 20 рублей.

Конечно, антимонопольная служба показательно била кнутом, хотя реально не пострадал ни один из крупных агрохолдингов. В итоге всё списали на подорожание кормов, хотя объяснение вышло неубедительным. Следующий 2014 г., несмотря на все высочайшие обещания усмирить цены, отметился скачком ещё на 15%. Тут уже государству было не до показательных разборок, на очередное странное подорожание просто закрыли глаза. В прошлом году рост молочных цен слегка притормозил, но в 2016 г. отыграл всё с лихвой.

В общем, обидно до ужаса. Главное, даже гипотетические 38 млн т надоев в год, с которых начнётся молочная самодостаточность страны, – цифра вовсе не фантастическая. Для сравнения: в 1990 г. молочное стадо РСФСР насчитывало 20,6 млн коров, с них получали 55,7 млн литров в год. В тот момент это был абсолютный мировой рекорд. С тех пор аграрные технологии подтянулись, в среднем по миру стада и удои резко выросли. Скажем, сейчас даже Индия при бешеном дефиците сельхозземель и особом отношении к коровам ухитряется производить более 100 млн т молока в год. Крошечная Новая Зеландия с населением 4,6 млн человек, то есть на уровне нашей Свердловской или Ростовской области, только на экспорт отправляет по 16–18 млн т в год.

Максимальный охват

Что за палка попала в молочные колёса и как поднимать отрасль? Базовая проблема понятна, молока мало, потому что коров не хватает. Зависимость тут очевидная, если сравнить с 1990 г., производство молока в стране сократилось на 24 млн т, то есть почти на 45%. За то же время молочное стадо уменьшилось на столько же, сейчас в России 8,4 млн молочных коров, тогда в последние годы советской власти было 12 с лишним миллиона. Причём процесс тянется по сей день. Что говорить, если ещё в 2011 г. у нас насчитывалось более 9 млн коров.

Вторая загвоздка – продуктивность. Половину коров в России держат в личных хозяйствах или мелких фермерских, половину – в крупных. У фермеров и на мелких подворьях надои практически не растут. В то время как титаны аграрного бизнеса за последние пять лет нарастили надои с 4 до 4,8 т молока на корову в год, у фермеров все эти годы показатель топтался на уровне 3,2 т в год, в хозяйствах населения 3,5 тонны.

Есть третий подводный камень. По сей день не решена глобальная проблема нашей молочной отрасли – неровное качество. «Только 15–20% молока в России производят предприятия, построенные в последние годы с нуля или прошедшие полную реконструкцию. Вдобавок у нас очень мало породистого высокопродуктивного скота, обеспечивающего удои в 8–10 тонн качественного молока с коровы в год», – объясняют специалисты Всероссийского НИИ животноводства.

Ещё одна большая проблема вытекает из всех предыдущих. Эксперты рассказывают про правило пятисот километров. «Это максимальный радиус доставки свежего молока от ферм до перерабатывающих заводов и магазинов», – объясняет гендиректор крупного молочного хозяйства А. Свешников. Иными словами, в каждом регионе нужны крупные местные производители. Так, чтобы свежего продукта хватало напоить окрестные города. У села всё в порядке, в молочном плане оно на полном самообеспечении. По данным Росстата, 48% всего молока в России и производится, и потребляется сельскими жителями. Значит, у четверти населения России по крайней мере нет проблем со свежей молочной продукцией.

В городах дела обстоят по-другому. В половине регионов по-прежнему нет крупных местных хозяйств. Это можно понять в случае северных территорий. Например, в Мурманской, Сахалинской и Магаданской областях на Чукотке и в Хабаровском крае местное молочное производство стремится к нулю. Но низкие средние надои по загадочным причинам отмечены также в Костромской, Нижегородской и Тверской областях. Громадные по населению Ленинградская и Московская области тоже не обеспечивают себя собственным молоком.

С другой стороны, как-никак в России 36 молочных регионов-доноров, где надои превышают 2 л на душу в день, продукт в избытке, его отправляют в соседние регионы. Тут впереди всех Вологодская и Волгоградская области, Алтайский край и Ставрополь. Самая приятная молочная новость 2016 года: на фоне общего застоя 28 регионов всё-таки нарастили поголовье коров, при этом в шести оно выросло на 50 тыс. и более. Тут лидеры – Бурятия, Дагестан и Брянская область.

Что делать дальше?

Шаги в будущее понятны, первым делом нужно переломить тенденцию, сделать всё, чтобы возоб­новился рост стада. Следующее направление удара – нужно решить проблему с дефицитом сырого молока. Для этого поднять выпуск до уровня автономности, знаковой планки 38 млн т в год. Это резко изменит ситуацию, когда молока станет достаточно, наступит пора масштабной работы над ростом качества. Затем развитие переработки, в частности, Россия должна обеспечить себя собственным качественным сыром. Всё это понятные давно назревшие действия. Не сказать что простые, но вполне выполнимые.

Константин Гурдин

Источник: Argumenti.ru

 

gorchit-moloko-animal-reader.ru-004

ТОП-30 регионов лидеров в производстве молока КРС в сельхозорганизациях по итогам трех кварталов 2016 года

в рейтинге РЕГИОН ОБЪЕМ ПРОИЗВОДСТВА МОЛОКА В ЯНВАРЕ-СЕНТЯБРЕ 2016 г. (Изменение показателя к аналогичному периоду 2015 г.)
1 Республика Татарстан 822,6 тыс. тонн (+3,6%)
2 Краснодарский край 657,1 тыс. тонн (+2,8%)
3 Удмуртская республика 471,3 тыс. тонн (+4,6%)
4 Республика Башкортостан 427,9 тыс. тонн (+3,3%)
5 Московская область 424,8 тыс. тонн (-1,5%)
6 Кировская область 422,2 тыс. тонн (+5,8%)
7 Ленинградская область 422,1 тыс. тонн (+4%)
8 Алтайский край 421,9 тыс. тонн (+0,4%)
9 Воронежская область 414,1 тыс. тонн (+13,8%)
10 Новосибирская область 397,2 тыс. тонн (+0,5%)
11 Свердловская область 385,7 тыс. тонн (+1,6%)
12 Нижегородская область 342,6 тыс. тонн (-1,3%)
13 Вологодская область 340,3 тыс. тонн (+3,7%)
14 Белгородская область 293, 8 тыс. тонн (+2,3%)
15 Пермский край 286,6 тыс. тонн (+1,7%)
16 Красноярский край 282,6 тыс. тонн (-2,2%)
17 Владимирская область 257,9 тыс. тонн (+3,7%)
18 Омская область 254,8 тыс. тонн (-3,8%)
19 Рязанская область 249,6 тыс. тонн (+1,4%)
20 Республика Мордовия 240,9 тыс. тонн (+3,9%)
21 Тюменская область (в т.ч. ХМАО) 213 тыс. тонн (+0,2%)
22 Ярославская область 200,8 тыс. тонн (+4,6%)
23 Калужская область 173,3 тыс. тонн (+9,3%)
24 Оренбургская область 148,4 тыс. тонн (-6,5%)
25 Брянская область 141,8 тыс. тонн (+3%)
26 Липецкая область 133,7 тыс. тонн (+2,2%)
27 Курская область 127,9 тыс. тонн (+1,4%)
28 Псковская область 121,2 тыс. тонн (+4,9%)
29 Челябинская область 119,4 тыс. тонн (-4,2%)
30 Кемеровская область 116,9 тыс. тонн (+0,1%)

Отметим, что по итогам 9 месяцев года производство молока в хозяйствах всех категорий в РФ уменьшилось на 0,7%, составив 24,19 млн. тонн.

В сегменте сельхозпредприятий производство молока по итогам трех кварталов года увеличилось на 1,8% к аналогичному периоду прошлого года, что говорит о росте эффективности производства в СХО. В общей сложности сельхозпредприятиями России с января по сентябрь было произведено 11,51 млн. тонн сырого молока.

Преимущественно, во всех регионах темпы роста производства молока сезонно уменьшаются. Пятерка регионов-лидеров остается неизменной. При этом в Татарстане темпы прироста производства молока в сельхозпредприятиях сохраняются на протяжении последних двух месяцев, тогда как Московская область уменьшает производство к аналогичному периоду прошлого года не первый месяц подряд.

Наибольший прирост производства молока в сельхозорганизациях за девять месяцев года показывают Воронежская область (+13,8%), Калужская область (+9,3%), Кировская область (+5,8%). Хорошие темпы прироста показывают Псковская, Ярославская, Вологодская области, Удмуртская республика.

Значительнее всего производство молока продолжает сокращаться сельхозпредприятиями Оренбургской области (-6,5%), Челябинской области (-4,2%), Омской области (-3,8%). Минусуют Красноярский край (-2,2%) и Московская область (-1,5%).

При этом Пензенская область, замыкавшая рейтинг топ-30 регионов по производству молока КРС в сельхозорганизациях за 8 месяцев года, выбыла за его пределы по результатам трех кварталов. В регионе объемы производства молока в СХО сократились на 3,2% к уровню аналогичного периода 2015 года – до 115,8 тыс. тонн

 

источник DairyNews.ru

КФХ Русское Поле

Запуск второй очереди в КФХ Русское поле.

КФХ Русское Поле

 

На сегодняшний день в животноводческом комплексе ООО «КФХ Русское поле» (село Маршанское Каргатского района) полным ходом идет монтаж 2-й карусели Magnum 90 на 72 места, производства концерна GEA.

 

Это уже второй доильный зал типа «Карусель», установленный на данном предприятии.

Покупка второй карусели служит доказательством того, что изначально выбор был сделан правильно.

 

AR Magnum оборудован инновационным автоматизированным доильным комплексом Apollo(tm) MilkSystem. Система представляет собой запатентованную технологию автоматической обработки сосков в конце доения прямо в доильном стакане и автоматическую промывку и дезинфекцию доильного аппарата после снятия, обеспечивая превосходное доение каждый раз, когда корова попадает в доильный зал.

 

В КФХ Русское поле животные содержатся на глубокой подстилке, в качестве  которой хозяйство планирует использовать сепарированный навоз. Для этого на предприятии установили промышленный вальцовый сепаратор X-Press GEA HOULE. Выбор именно этого оборудования был сделан не случайно. Получаемый подстилочный материал не только соответствует самым высоким зоотехническим требованиям, но и обладает уникальными характеристиками. Дело в том, что сепаратор GEA Houle не нарушают структуру волокон. Длина волокна подстилочного материала получается больше, чем после сепараторов других производителей такого оборудования. Это в свою очередь делает материал упругим и рыхлым. Подстилка не прилипает к вымени, не слёживается, что повышает комфорт животного и обеспечивает лучшие абсорбционные свойства материала. В результате улучшается гигиена в коровнике, снижаются затраты на регулярное внесение подстилки в бокс и обслуживание животного.

 

Напомним, что открытие первой очереди животноводческого комплекса ООО «КФХ Русское поле» состоялось  в декабре 2014 года. После завершения всех работ он станет крупнейшим за Уралом комплексом полного цикла на 4 450 голов дойного стада, а с учетом уже имеющегося в хозяйстве скота общее поголовье составит 10 250 коров.

 

Завершить запуск 2-ой очереди планируется в середине августа 2016г.

 

Для справки:

Международный машиностроительный концерн GEA – один из  крупнейших производителей системных решений для производства продуктов питания с широким спектром обрабатывающих отраслей промышленности. Работающий по всему миру технологический концерн специализируется на производстве техники и компонентов для точных производственных процессов в различных сегментах рынках. Более 70 процентов оборота концерна приходится на растущие в долгосрочной перспективе отрасли продуктов питания. На 31 марта 2015  в концерне по всему миру насчитывалось более 18.000 сотрудников. GEA относится к лидерам рынка и технологий в своих сферах деятельности. Акции компании котируются на немецкой фондовой бирже MDAX (G1A, WKN 660 200). Акция GEA является частью индекса MSCI Global Sustainability. В молочной отрасли GEA является поставщиком комплексных индивидуальных решений, основанных на многочисленных профессиональных ноу-хау.

Дополнительную информацию Вы можете найти на сайте www.gea.com.

 

IMG_2295

Концерн GEA в Казахстане

 

 

image001

 

 

 

 

14 июня в Астане состоялась конференция «День GEA в Казахстане», организаторами которой выступили российские специалисты международного машиностроительного концерна GEA (Global Engineering Alliance).

Конференция была посвящена вопросам сотрудничества GEA с промышленными предприятиями Казахстана в области внедрения передовых решений для сложных производственных процессов.

В рамках работы Конференции с докладами выступили 12 спикеров из России и 1 представитель концерна из Италии.

«День ГЕА в Казахстане» проходил на базе отеля «Мариотт» в г. Астана  и собрал около 100 участников.

Все мероприятие можно условно разделить на официальную программу и тематические презентации для экспертов пищевой промышленности, нефтегазовой отрасли и широкого спектра других обрабатывающих отраслей.

14 июня открыл конференцию и выступил с приветственным словом Оливер Ческотти Президент GEA в регионе Россия, Беларусь, Казахстан, Средняя АзияIMG_2295 и Кавказ. В своем выступлении г-н Ческотти представил новую структуру концерна GEA и подробно рассказал о возможностях одного из крупнейших производителей системных решений для пищевой и перерабатывающей промышленности.

Большой интерес участников был отмечен к докладу специально приглашенного итальянского эксперта Вице-президента направления Oil&Gas концерна GEA Серджио Писсавини «Риск менеджмент при проектировании и строительстве промышленных объектов».

Сергей Поликарпов Вице-президент Бизнес-направление «Сервис» поделился практическим опытом в области энергосбережения, проведения инструментального энергоаудита промышленных предприятий и на примерах реализованных проектов показал возможности  экономии электроэнергии за счет внедрения инновационных технологий GEA. Подробно остановился на вопросах сервисного обслуживания оборудования и рассказал о возможностях сервисной службы.

С докладом «Совокупная стоимость владения средствами производства (Total cost of ownership (TCO)) выступил Вице-президент Бизнес-направление «Проектные решения» Олег Муравьев. На примере установки охлаждения 35% водного р-ра пропиленгликоля с температурами -5/-10 холодопроизводительностью 1500 кВт был проведен анализ и показан расчет полной стоимости владения на срок эксплуатации 20 лет.

О технологиях контроля за промышленными выбросами в атмосферу (emission control) рассказал менеджер проектов химического отдела Александр Глазер. Технологии газоочистки ГЕА находят применение в черной и цветной металлургии, цементной и стекольной промышленности, нефтеперерабатывающей и химической промышленности. IMG_2451

Во второй части программы гостям мероприятия была предоставлена возможность выбрать интересующие темы и присоединиться к площадкам согласно представленной отрасли.

Представители пищевой промышленности познакомились с проектами концерна в сфере переработки молока: молочные заводы «под ключ» — реконструкция и Green Field; компрессорные и холодильные установки ГЕА для пищевой промышленности; глубокая переработка пшеницы; инновации в молочном животноводстве – примеры автоматизации современных ферм.

 

Представители нефтегазовой отрасли приняли участие в семинарах на темы энергоэффективных решений в области создания вакуума в нефтеперерабатывающией и нефтехимической промышленности; компрессорных и холодильных установок ГЕА для добычи и переработки нефти и газа; центробежных технологий и оборудования ГЕА для подготовки сырой нефти, переработки нефтесодержащих отходов (НСО) и очистки замазученных грунтов.

О практическом опыте применения ТР ТС 010\2011, 032\2013, 012\2011 на территории Таможенного союза подробно рассказал главный инженер ГЕА Игорь Новиков.

Продолжить общение эксперты нефтегазовой отрасли и специалисты концерна ГЕА смогли в рамах крупнейшей открытой отраслевой площадки региона, организованной под эгидой Министерства Энергетики Республики Казахстан и Ассоциации «KAZENERGY» бизнес – форума «Нефтепереработка и нефтехимия Центральной Азии», которая прошла в Астане 15 и 16 июня.

GEA занимает активную позицию в развитии бизнеса в Казахстане. В планах компании еще один «День GEA», который пройдет в Алма-Ате до конца текущего года, а также организация целого ряда специализированных отраслевых семинаров и круглых столов для экспертов в различных сегментах рынка.

20160608_121047-300x169

Семейные фермы на острие молочного фронта.

20160608_1210478 июня 100 семейных фермеров из 12 регионов великой Отчизны (Псковской, Тверской, Вологодской, Ленинградской областей и др.), закаленных в борьбе с проверяльщиками разных мастей, собрались в пос. Михайловский на базе Ярославского НИИ животноводства и кормопроизводства (ЯрНИИЖК), чтобы обсудить вопросы повышения эффективности своей работы. Всеобуч при поддержке Минсельхоза России провел Молочный клуб, действующий в рамках АККОР.

– Молочная отрасль является наиболее уязвимой с точки зрения критериев продовольственной безопасности, – отметила модератор, заместитель директора АККОР Ольга Башмачникова. – Несмотря на вливание инвестиций в крупные молочные комплексы статистика из года в год показывает снижение поголовья коров. К сожалению, ежегодно сокращается на 3-5% производство молока и в ЛПХ, и в целом объем производства топчется на месте. Положительную динамику демонстрируют только крестьянские — фермерские хозяйства: в 2015 году, как и в прошлые годы, они показали наивысшие темпы роста производства молока — 6,1 процент. Только у фермеров растет поголовье коров — за период с 2008-2015 гг. оно увеличилось в два раза или на 584,6 тыс. голов.

В КФХ более низкая себестоимость молока за счет экономных издержек, собственных кормов, низких затрат на ветпрепараты. Хозяева семейных ферм существенно экономят на использовании «наемников», стараясь выполнять наиболее сложные операции своими силами. В мегафермах более высокие показатели удоев, но здоровое ли это молоко? Ведь высокая продуктивность идет от коров со сниженным иммунитетом. Срок окупаемости семейной молочной фермы втрое (!) ниже затрат «крупняка» за счет низкой стоимости скотоместа. Между тем, на все семейные фермы России выделяется столько же средств, сколько на один-два крупных животноводческих комплекса.

20160608_114030По словам Башмачниковой, являющейся одновременно председателем Аграрной партии России, одна из задач Молочного клуба АККОР состоит в распространении опыта передовых хозяйств в повышении удоев, технологическом оснащении и механизации производства.

Представитель Департамента развития сельских территорий Минсельхоза РФ Александр Горин отметил эффективность мер господдержки начинающих фермеров, семейных животноводческих ферм:

– В целом по стране в прошлом году грантовая поддержка оказана 3 508 фермерам, всего было направлено 0,8 млрд рублей, а средний размер гранта составил 1,14 млн рублей. Свыше 40% фермеров занимаются животноводством. Сегодня на долю малых форм хозяйствования приходится 52 процента молока, производимого в стране. Оказывая поддержку МФХ, государство заботится не только об увеличении производства сельхозпродукции, но и создает условия для развития сельской инфраструктуры.

Интерес к программам поддержки растет и в Ярославской области, жители которой активно включились в фермерское движение еще на этапе его зарождения.

– В 2016 году в конкурсную комиссию на получение грантов обратились десятки сельчан и горожан. В результате отбора 13 начинающим фермерам и 3 семейным будет выдано на развитие хозяйств около 40 млн рублей, – сообщил директор департамента АПК и потребительского рынка Ярославской области Александр Кошлаков. – На семейных фермах содержится 2,84 тыс. голов КРС. В 2015 году КФХ произвели 3,2 тысячи тонн молока, 3 тысячи тонн мяса скота и птицы, 406 тысяч штук яиц.

Директор ЯрНИИЖК А. Коновалов, замдиректора по научной работе ЯрНИИЖК В. Танифа, член-корреспондент РАН (ВИЭСХ) Ю. Цой, зампредседателя Молочного клуба АККОР М. Богданов, руководитель АО «Капитал-Прок» С. Тананова, начальник Управления АО «Росагролизинг» В. Горин рассказали о технологиях и механизации семейных ферм, программах льготного приобретения техники, племенного скота в лизинг….

«Вы едете на машине без приборов»

Я бывал на многих семинарах, на некоторых чуть не засыпал от монотонного жужжания ораторов: усилить, поддержать, обратить внимание… Но, когда доходчиво, приближенно к реальной жизни, земле и навозу выступил технический директор «Капитал-Прок» Сергей Николов, последовал гром аплодисментов. Уколов рассказал о грамотном кормлении животных и заготовке кормов, «разжевал» от чего идут болезни животных, секреты ухода за Зорьками («если корова не накормлена по рациону, не отдохнула, то она идет «тусить» с подружками по стаду – какие тут будут удои!?»).

20160608_115355А когда на его вопрос к залу, кто имеет программу управления стадом, никто не ответил, спец бросил: «Вы едете на машине без приборов». С зала сразу раздалось: где об этом можно прочитать? Семейные фермеры, как слепые. Вновь остро всплывает тема развития в регионах информационно-консультационных центров для них.

Участникам был представлен опыт работы эффективных семейных ферм на 25-50-100 коров из Ярославской области, Республики Татарстан, Восточной Сибири. Дотошно обсуждались вопросы искусственного осеменения животных и замены поголовья на высокопродуктивное. Особенно впечатлило выступление директора НПП «Агромакс» Александра Фокина о системе эффективного хозяйствования малой фермы в Республике Татарстан.

На семинар приехали не случайные люди. Дельные предложения вносил с места Николай Склепкович. В перерыве я попросил его ответить на пару актуальных вопросов. Вместо этого он дал материалы к докладу о проекте «Семейные молочные фермы для условий Крайнего Севера» на апрельской коллегии министерства, АПК и торговли Архангельской области. Склепкович снял документальный фильм о семейных фермах Северной Норвегии (технология заготовки кормов – сенаж в силосных ямах, режим работы фермеров, трудозатраты, качество молока, земельные ресурсы и др.) и внес рекомендации Ассоциации «Фермеры русского Севера» для проекта отечественных ферм.

В блиц-интервью спецкору «Крестьянских ведомостей», директор департамента АПК и потребительского рынка Ярославской области Александр Кошлаков отметил: «Доля семейных ферм в общем объеме производства молока пока еще невысока – 3-5%, но число ФХ растет. Учитывая особую востребованность молочной продукции на рынке, а также высокую значимость, которую Минсельхоз РФ придает развитию фермерских хозяйств, проведение тематических семинаров Молочного клуба АККОР является важным элементом в структуре поддержки фермеров. На нынешнем сборе состоялся живой конструктивный диалог по насущным проблемам молочного производства в малых формах хозяйствования, грамотные спикеры дали квалифицированные советы по многим технологическим и другим вопросам».

«А есть ли у вас лицензия на утилизацию навоза»

20160608_162854 (3)Когда кавалькада из десятка легковушек и автобуса въехала на семейную ферму Сергея Кузнецова у деревни Кучерево, тот был несколько обескуражен такому вниманию, но быстро взял себя в руки. Крепко стоящий на ногах мощный мужик в простой клетчатой безрукавке под сенью берез спокойно поведал свою историю:

– В фермерстве с 1989-го, получил 146 га земли – у меня на документе еще печать с гербом РСФСР стоит. До этого после лесотехникума работал в лесхозе, был трактористом. А после окончания строительного факультета сельхозинститута – прорабом в совхозе. Но всегда хотел иметь свое дело. Когда в стране провозгласили курс на многоукладность, решился фермерствовать. Начинал с 25 коров. Набил много «шишек». Спасибо «силаевскому миллиарду» за то, что помог встать на ноги и компенсировать 30% затрат. В «нулевые» годы молоко хорошо дотировалось, долгов не имел, в магазине на ценники не смотрел,

Ныне имею 185 га, кошу на корма. Несвязанная поддержка – хорошая вещь, но больно мала, курам на смех. В прошлом году дотация на литр молока была 2 рубля 20 копеек. Сейчас еще не оформлял. С постройкой новой фермы влез в долги с кредитом Россельхозбанка – 4 миллиона на мне висят. Выручает то, что кроме молока занимаюсь еще лесозаготовкой. Содержу 150 коров в боксах беспривязно. В прошлом году надой составил 4000. Молоко продаю в местный кооператив по 14 рублей 50 копеек за литр. Молочное производство – тяжелый бизнес….

20160608_171024Стоящая рядом жена Людмила кивнула, а коллеги-фермеры очень удивились низкой цене. Мы вошли на ферму: кругом порядок, чистота, но заметил, что-то гложет хозяина. Поинтересовался у Кузнецова его отношению к семейным фермам. «Динозавр» фермерского движения твердо ответил:

– Будущее, несомненно, за семейными фермами, но я с молочной специализации уйду на мясную. Хлопотное и затратное это дело – раньше за анализ молока платил 1000 рублей, с апреля – 3000.  Достает волокита с оформлением ветеринарных свидетельств. Один кВт/час электроэнергии стоит 7 рублей! Измотали проверки – лишь бы сорвать куш с нашего брата. Представьте, звонили из УБЭП, именно оттуда: а есть ли у меня лицензия на утилизацию навоза?! Скоро проверяющие будут спрашивать: не подкованы ли коровы? Но особенно волнует: фермеры увеличивают производство цельного молока, а на заводах используют его заменители, натуральных молочных продуктов в магазинах становится все меньше. Я не против пальмового масла, но, чтобы на этикетке оно указывалось и покупатель имел право выбора.

20160608_165859Возмущение Кузнецова можно понять. Вспоминаю февральский 27 съезд АККОР, на котором отмечалось невыносимое административное давление. Фермер не успевает отбиваться от контролеров, отчетов. То надо срочно провести аттестацию рабочих мест, то обновляй экологический паспорт, то разбирайся с налоговиками. Потом наезжают транспортники – проверяют тахографы. А за ними в очереди ветеринары, тоже проверяют, начиная с бродячих собак и кончая теплым санпропускником в соответствии с требованиями 1986 года. Да, много еще удивительного творится на «молочном фронте».

Этот пресс давит на фермеров всё сильнее. И самое печальное, что все эти проверяющие и контролеры имеют мандат государства и действуют от имени государства, негодует Кузнецов. Сегодня проблема административного давления – самая ключевая. Многие фермеры не выдерживают – уходят в ЛПХ. Вот официальная статистика: только за прошлый год в стране было вновь создано почти 29 тысяч КФХ, но при этом закрылось 30 тысяч КФХ. На 1 января 2016 года в стране насчитывалось 215218 хозяйств. А за 4 года закрылось 93 тысячи фермерских хозяйств.

20160608_165813Но Кузнецова не сломать. И вот почему. Часть земель фермера принадлежала еще его прадеду Михаилу Александровичу, обосновавшемуся здесь в1905 году во времена Столыпинских реформ. В этих местах в Тутаевском районе руководил совхозом его отец Николай. Здесь его корни. На хуторе стоят добротный двухэтажный дом фермера, хозяйственные постройки, техника. Рядом сенокосные угодья, пастбище, которое постоянно окультуривается. Можно сказать, фермерское хозяйство – это родовое поместье Кузнецова, и он будет облагораживать его, укреплять, заботиться о земле. Чем больше таких КФХ в России – тем сильнее Держава.

… В Резолюции заседания Молочного клуба АККОР, в частности, предлагается Минсельхозу РФ совместно с АККОР провести работу по сбору эффективных технологий уже применяемых в малом молочном животноводстве и опубликовать в виде методических материалов и рекомендаций, разработать федеральную программу по замене лейкозного поголовья коров с государственной поддержкой, совместно с научным сообществом разработать типовые проекты строительства семейных молочных ферм на 25,50, 100 коров с минимизацией затрат по стоимости скотоместа. Россельхознадзору рекомендуется снизить количество проверок фермерских хозяйств, вовлеченных в молочное производство.

P.S. Будучи аккредитованным корреспондентом в Совете Федерации, в апреле 2014 года на заседании аграрного комитета услышал от президента АККОР Владимира Плотникова, что в одном регионе (не буду называть его) строят комплекс, в котором стоимость одного скотоместа для коровы составляет миллион рублей! Это однокомнатная квартира для коровы! Просто безумие какое-то. Как можно окупить эти затраты? Сравните: 120 тыс. рублей цена скотоместа в КФХ и 1 млн рублей – в крупном хозяйстве. Поэтому мы должны четко проверить, куда идут государственные деньги, выделенные на отрасль, предложил Плотников. С тех пор особых изменений нет – огромные средства вбухивают в мегафермы, а семейным выделяют – по мере возможности. Так что при таком раскладе мы десятилетия будем выводить молочную отрасль из застоя и поить россиян порошковым молоком.

Александр Рыбаков

fullscreen-29u

Тайская CP Group инвестирует в Россию $1 млрд

 

Компания построит молочный кластер, который обещает стать крупнейшим в отрасли.

CP Group имеет все шансы обойти нынешних лидеров рынка

 

Совместное предприятие крупнейшего конгломерата Таиланда Charoen Pokphand Group (CP Group) и китайской BannerDairy – Banner Infant Dairy Products вместе с Российским фондом прямых инвестиций (РФПИ) инвестируют около $1 млрд в строительство молочно-товарного комплекса в Рязанской области. Об этом «Ведомостям» рассказал гендиректор РФПИ Кирилл Дмитриев и подтвердил представитель CP Group. Делегация инвесторов из Таиланда вела переговоры о создании в регионе молочного кластера, сообщила представитель правительства Рязанской области. «Мы ждем этот проект, это очень большие инвестиции», – добавила она.

Среди инвесторов проекта также ведущие ближневосточные инвесторы и банки, отметил Дмитриев. Он не назвал конкретных имен и не раскрыл, в каких пропорциях партнеры инвестируют в проект.

18 мая 2016 года, в Санкт-Петербурге,  в присутствии премьер-министра России Дмитрия Медведева и Таиланда Праюта Чан-Оча, были подписаны ряд совместных документов о сотрудничестве..

CP Group – холдинг, инвестирующий в агробизнес, телекоммуникации, недвижимость, фармацевтику, ритейл и другие отрасли. Более 51% холдинга контролируют тайский миллиардер Тханин Чиараванон и его братья. Доля Тханина составляет около 13%, Bloomberg оценивает его текущее состояние в $1,5 млрд. Один из основных активов холдинга – агропромышленная компания Charoen Pokphand Foods (CP Foods, см. врез).

В 2015 г. на Петербургском международном экономическом форуме CP Group и РФПИ договорились о создании фонда на $1 млрд для инвестиций в российское сельское хозяйство. А годом ранее CP Foods заявляла об инвестициях в российские агропроекты свыше $2 млрд до 2020 г.

По словам Дмитриева, это будет производство полного цикла – от сырья до готовой продукции. Комплекс будет включать молочные фермы на 80 000 коров дойного стада, в частности 40 000 на первом этапе до конца 2017 г., 40 000–60 000 га сельхозземель для выращивания зерновых и многолетних растений, комбикормовый завод и перерабатывающий завод мощностью до 400 000 т готовой молочной продукции в год. Срок реализации проекта, по словам Дмитриева, – 3–5 лет. Управлять предприятием будет CP Group, добавил он.

ВСТАВКА  Начали с птицы и свинины

CP Foods – один из крупнейших агропромышленных холдингов в Азиатско-Тихоокеанском регионе, работает в 14 странах и экспортирует продукцию в 40 стран. В 2015 г. выручка CP Foods составила $12,3 млрд, чистая прибыль – $323,4 млн; капитализация – $6,2 млрд. Компания уже присутствует в России. В 2015 г. CP Foods приобрела за $680 млн контрольный пакет двух крупных птицефабрик «Северная» и «Войсковицы». Также у компании есть в России свиноводческие комплексы в Московской и Калининградской областях.

В России проектов такого масштаба и такого уровня технологий не существует, отмечает Дмитриев. Разработанная тайской компанией технология производства под названием zero distance позволяет получить готовый продукт уже через два часа после начала дойки коров, подчеркивает он.

Как отметил Дмитриев, производство создается как для поставок на внутренний рынок, так и с перспективой экспорта в страны Юго-Восточной Азии.

Если CP Group реализует проект, то компания станет крупнейшим в России производителем сырого молока с заметным отрывом от нынешних лидеров, выпуская порядка 300 000–350 000 т в год уже после запуска первой очереди, замечает исполнительный директор Национального союза производителей молока (Союзмолоко) Артем Белов. Крупнейшие производители молока в России, согласно Союзмолоку, сегодня Агрокомплекс им. Н. И. Ткачева, принадлежащий семье министра сельского хозяйства России Александра Ткачева, и «Эконива» немецкого бизнесмена Штефана Дюрра. По собственным данным, первый в 2015 г. произвел 203 000 т, вторая – 180 000 т молока. Всего в прошлом году, по подсчетам Минсельхоза, в России произведено 30,8 млн т молока, что соответствует уровню предыдущего года.

Перерабатывающий завод, о котором заявляют РФПИ и его партнеры, по словам Белова, точно войдет в топ-3 крупнейших предприятий страны.

Для сравнения: сегодня крупнейшее в России молокоперерабатывающее предприятие – Лианозовский молочный комбинат (принадлежит PepsiCo) – производит свыше 1000 т молочной продукции в сутки, по собственным данным, или свыше 370 000 т в год.

CP Group не первая компания из Юго-Восточной Азии, заявившая об инвестициях в молочное животноводство на территории России. Так, 18 мая вьетнамский концерн TH Group начнет строительство молочного комплекса в Московской области стоимостью $500 млн. Первую очередь животноводческого проекта на 45 000 коров планируется ввести в эксплуатацию уже в 2017 г., а также построить молочную фабрику, сказано в сообщении регионального правительства. Похожий проект компания планирует построить и в Калужской области, вложив $220 млн в первую очередь на 12 000 голов, рассказывал ранее чиновник областного правительства. В российскую экономику TH True Milk (входит в TH Group) готова инвестировать суммарно около $2 млрд, заявляла в ноябре 2015 г. на молочном форуме президент вьетнамской кfullscreen-1i1омпании Тхай Хыонг.

Сегодня в России потребление молочных продуктов составляет около 240 кг в пересчете на молоко на душу при норме ВОЗ 330 кг, напоминает Белов. Несмотря на текущее снижение потребления молочной продукции из-за сокращения доходов россиян, потенциал рынка огромен, считает он.

Ирина Скрынник Ведомости