Архив рубрики ПЕРЕРАБОТКА

Архив за: 10-07-2018

Налог попал в молоко

Кто пострадает из-за отмены льготного НДС для ряда недорогих продуктов
Минсельхоз предложил почти в два раза — с 10 минимум до 18% — повысить НДС на продукты с заменителями молочного жира. Это лишит потребителей недорогой продукции и снизит спрос на сырое молоко, предупреждают… 

Архив за: 21-05-2018

Росрыболовство делит миллионы «на коленке»

На днях Росрыболовство разослало руководителям рыбохозяйственных ассоциаций письмо по результатам совещания в ведомстве, которое прошло 14 мая с.г. (копия имеется в редакции).
На нем, и я лично тому свидетель, обсуждалась целесообразность изменения механизма распределения… 

Архив за: 29-03-2018

Надзорные органы обожглись на молоке

 По поручению Аркадия Дворковича надзорные органы проводят масштабную проверку качества молочной продукции. Результаты совместной работы, которую оценит «открытое правительство», — часть реформы контрольно-надзорной деятельности.
Вице-премьер Аркадий Дворкович поручил… 

Архив за: 05-01-2018

Мяса и зрелищ: как лабораторные волокна заменят говядину и рыбу

Может ли лабораторно выращенные мясо и рыба накормить мир, не пролив ни капли крови? Критики называют его «франкенмясом», но стартапы из Сан-Франциско выбиваются из сил, пытаясь вывести искусственное мясо на рынок. Они представляют его как “чудесный продукт будущего”.
 

Широкие… 

Архив за: 08-09-2015

Мы берем лучший опыт производства молока в мире и используем его в России.

 
 

 
 
Компания PepsiCo — крупнейший в России производитель продуктов питания и напитков. В 2011 году в «семью» PepsiCo вошла основанная в 1992 году компания «Вимм-Билль-Данн», занимавшая лидирующие позиции на рынке молочных продуктов и напитков в России и СНГ.
PepsiCo является… 

Архив за: 02-06-2015

Спорный продукт

Одной из самых острых проблем российской молочной отрасли остается фальсификация, которая существенно снижает шансы добросовестных производителей в конкурентной борьбе на рынке и лишает потребителей возможности реального выбора. Инициатива Минсельхоза о запрете использования… 

Архив за: 03-03-2015

Абсолютная безопасность.Интервью с Виктором Тутельяном

Директор ФГБНУ «НИИ питания», академик РАН, профессор, д. м. н. Виктор Тутельян рассказал корреспонденту The DairyNews о современной индустрии детского питания и целях Национальной программы по оптимизации питания детей второго года жизни.
DN: Виктор Александрович, расскажите, пожалуйста,… 

Архив за: 17-02-2015

Консервы бьют ключом

Похоже, в стране наступила эра жестянщиков. Населению не до жира, кризис сильно прикрутил продовольственные расходы. Разнообразные излишества и деликатесы остаются лежать на полках, зато консервы в жестяных банках на коне, спрос резко вырос. Зимой 2015 г. продажи народной… 

Архив за: 30-01-2015

АПК в 2015 году может дополнительно получить 50 млрд. рублей

Согласно утвержденному Правительством плану первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности в 2015 году АПК РФ может получить до 50 млрд. рублей дополнительных средств федерального бюджета на государственную поддержку.
Данные… 

Налог попал в молоко

Кто пострадает из-за отмены льготного НДС для ряда недорогих продуктов

Минсельхоз предложил почти в два раза — с 10 минимум до 18% — повысить НДС на продукты с заменителями молочного жира. Это лишит потребителей недорогой продукции и снизит спрос на сырое молоко, предупреждают производители

Вопрос о повышении ставки налога на добавленную стоимость (НДС) на продукты, содержащие молоко, обсуждался 29 июня в Минсельхозе. Это следует из повестки прошедшего в министерстве совещания по вопросу регулирования рынка молока и молочной продукции.

Сейчас на продукты с заменителями молочного жира, как и для другой сельхозпродукции, действует льготная ставка НДС 10%. Минсельхоз предлагает повысить ее до базовых 18% и до 20% в случае принятия соответствующего законопроекта, следует из повестки совещания. Автор инициативы — департамент пищевой и перерабатывающей промышленности Минсельхоза — считает, что повышение НДС приведет к сокращению на рынке доли продукции с заменителями молочного жира.

Такой вопрос действительно обсуждается, подтвердили представители участвовавших в совещании отраслевых объединений. Дифференцированный подход к увеличению НДС в зависимости от состава продуктов питания обсуждался как мера стимулирования потребления «настоящего» молока, сообщил предправления Национального союза производителей молока (Союзмолоко) Андрей Даниленко. Окончательного решения нет, и вопрос будет прорабатываться дальше, уточняет исполнительный директор Ассоциации производителей и потребителей масложировой продукции Екатерина Нестерова.

Пресс-служба Минсельхоза не ответила на запрос РБК. В Минфине переадресовали вопросы в Минсельхоз: представитель министерства лишь пояснил, что в Налоговом кодексе установлен только список продовольственных товаров, на который действует льготная налоговая ставка 10%, а конкретный перечень продуктов устанавливается постановлением правительства, за разработку которого отвечает Минсельхоз.

На что распространяется льготная ставка НДС

Льготная ставка НДС 10%, согласно ст. 164 Налогового кодекса РФ, распространяется на большинство продуктов питания, в том числе на овощи, крупы, молоко, хлеб, мясо, рыбу (за исключением деликатесов). Такой же ставкой налога облагаются товары для детей, в том числе одежда и обувь. Льгота распространяется и на периодические печатные издания и книжную продукцию (за исключением изданий рекламного и эротического характера), а также на лекарственные средства и медицинские изделия. Кроме того, по ставке 10% облагаются услуги по внутренним воздушным перевозкам пассажиров и багажа.

Законопроект о повышении НДС с 18 до 20% с 1 января 2019 года правительство внесло в Госдуму 16 июня, и он уже прошел первое чтение. Ранее производители продуктов, в том числе один из крупнейших производителей мяса «Русагро», предупреждали, что из-за повышения НДС потребительские цены вырастут и россияне могут снова начать экономить на продуктах.

Удар по потребителю

Понятие «молокосодержащие продукты» закреплено в техрегламенте Таможенного союза «О безопасности молока и молочной продукции». К молокосодержащим относятся молочные продукты, в которых помимо молока и продуктов его переработки есть и немолочные компоненты. В таких продуктах разрешено заменять до 50% молочного жира. Чаще всего заменителем выступают растительные жиры, в частности пальмовое масло. К молокосодержащим относятся, в частности, сырные продукты и спреды, которые занимают значительную долю на рынке. Например, по данным Росстата, по итогам 2017 года было произведено 461,5 тыс. т сыра, а сырных продуктов — 181,9 тыс. т. По оценке ИК «Грифон-эксперт», в прошлом году было произведено 269 тыс. т сливочного масла и 165,4 тыс. т спредов. Такие товары стоят дешевле продуктов из цельного молока. Например, у творога из цельного молока и с его заменителями разница в себестоимости может достигать 10–15%, у сыра — около 20%, констатирует Екатерина Нестерова. По ее мнению, повышение НДС на продукты с заменителями молочных жиров приведет к увеличению их себестоимости и производители могут поднять цену пропорционально повышению НДС.

Но в этом вопросе необходимо учесть все возможные риски для бизнеса и потребителя, призывают отраслевые объединения. Увеличение НДС на любые продукты питания приведет к общему сокращению спроса, при том что потребление только начало восстанавливаться после многолетнего падения, указывает Даниленко. С мая 2017 года по апрель 2018-го продажи молочной продукции вновь растут, по данным Nielsen, как в натуральном, так и в денежном выражении — на 3 и почти 10% соответственно.

Увеличение НДС для молокосодержащей продукции и, как следствие, ее существенное подорожание «ударят по самому доступному ценовому сегменту», поставив потребителя в условиях падения реальных доходов в «достаточно затруднительное положение», полагает исполнительный директор Масложирового союза России Михаил Мальцев. Определенная категория населения не сможет употреблять эти продукты, что скажется на объемах переработки молока и его продуктов, говорит Нестерова.

Молокосодержащие продукты на 50% состоят из молока и его производных — в год это около 3 млн т в текущем потреблении, указывает Мальцев. Он предупреждает, что снижение производства молокосодержащих продуктов снизит объем потребления сырого молока, что автоматически приведет к падению цен. Увеличение НДС для молокосодержащей продукции может косвенно повлиять на снижение спроса на сырое молоко, согласен Даниленко.

Многолетняя борьба

Проблемами российских производителей молока, которые страдают от недобросовестной конкуренции, Минсельхоз озаботился уже давно. Для их поддержки министерство разрабатывало ряд мер: например, экс-министр сельского хозяйства Александр Ткачев предлагал запретить использовать растительные жиры при производстве любой молочной продукции. Активнее всех о проблеме фальсификации в молочной продукции заявлял Россельхознадзор.

В начале этого года правительство инициировало масштабную проверку молочного рынка, чтобы «раз и навсегда» поставить точку в вопросе, есть ли в молочной продукции фальсификат. Проверку проводили совместно Россельхознадзор, Роспотребнадзор и Роскачество, они исследовали три наиболее популярные у потребителей категории продуктов: молоко, сливочное масло и творог. Масштабная фальсификация молочных продуктов в России по итогам проверки не подтвердилась. Согласно результатам исследования, растительные жиры чаще всего используются при производстве масла, доля фальсифицированной продукции в этой категории — почти 14% в натуральном выражении. Для молока этот показатель не превышает 12%, для творога — 2%.

Тезис о том, что потребитель молочно-растительной продукции — это введенный в заблуждение покупатель, не соответствует действительности, считает Мальцев. Замещение молочного жира растительным не является фальсификацией, если производитель честно указал это на упаковке. «Фальсификат — это когда производитель заведомо ложно написал на этикетке состав продукта и ввел покупателя в заблуждение. Существует огромное количество добросовестных производителей, которые все четко отразили на этикетке. Но покупатель ее просто не читает», — объясняет Нестерова. К примеру, в случае с сырной продукцией речь идет о легальной продукции, спрос на которую растет: в 2017 году, по данным Росстата, было произведено почти 182 тыс. т сырного продукта, что более чем в два раза больше, чем годом ранее.

Бороться за прозрачность рынка можно, усилив практику применения контрольно-надзорных мероприятий и борясь с фальсификатом, а также регулируя импорт молочного сырья и молочных продуктов и стимулируя рынок переработки внутри страны, считает Мальцев. Для борьбы с фальсификатом необходимо закрепить четкое определение нарушений и наказания производителей за нарушения при указании масложирового состава продукции, полагает Даниленко.

 

Елена Сухорукова.

Источник: http://rbk.ru

Росрыболовство делит миллионы «на коленке»

На днях Росрыболовство разослало руководителям рыбохозяйственных ассоциаций письмо по результатам совещания в ведомстве, которое прошло 14 мая с.г. (копия имеется в редакции).

На нем, и я лично тому свидетель, обсуждалась целесообразность изменения механизма распределения квот добычи (вылова) краба. Совещание это, заметим, было более чем удивительным. Во-первых, сложно было понять, придя на мероприятие, почему на нем отсутствовал глава Росрыболовства и заместитель министра сельского хозяйства Илья Шестаков. Во-вторых, на обсуждение столь важной темы (а речь идет о сотнях миллионов рублей) не пустили журналистов. Впрочем, оно и понятно. Незадолго до мероприятия в «Российской газете» прошел «круглый стол», на котором представители рыбной отрасли, видные экономисты, политологи и общественные деятели категорически высказались против замены «исторического принципа» распределения квот на вылов краба и рыбы аукционами.

Всем собравшимся было очевидно, что в итоге пострадает не только отрасль, поскольку квоты могут быть выкуплены так называемыми квотными рантье. Пострадают и рядовые потребители.

Несмотря на единогласное мнение собравшихся, похоже, в ведомстве стоят на своем и не желают слышать предложений участников отрасли. В общем, ситуацию можно охарактеризовать очень просто. После двух выше обозначенных встреч хочу представить анализ представленного Росрыболовством документа, позволяющий сделать следующие выводы:

Итак, крабы: возможные подходы к распределению квоты

1. Анализ данного документа говорит о том, что сделан он был «на коленке» после совещания в понедельник, потому что ничего не показывать уже стало бы неприличным. То есть не существовал до него, как утверждало ФАР (Федеральное агентство по рыболовству). Проработка темы на крайне низком уровне. Аргументов нет, кроме того, что в подходах аукционов есть некая «выгода казны» (вообще словосочетание «прямые поступления в казну» вызывают ощущение, что ты находишься в какие-то петровские времена, а не в современной экономической дискуссии), а в других подходах ее нет. (Как будто «налоги», как прямые, так и косвенные, как на предприятиях непосредственно занятых в отрасли, так и их подрядчиков, не являются «выгодой казны»).

2. Тезис о том, что если из отрасли забрать явочным порядком 1-2 млрд долл., – это не повредит инвестиционным программам, судостроителям и банкам, является очевидно абсурдным и незащищаемым. Расчетов, почему это так, не приведено. Аргумент один – «краб все окупит», сколько овцу эту не стриги. Ничего себе «государственный подход»!

То есть вопрос, который стоял в понедельник, так и не решился – РАСЧЕТОВ КАК НЕ БЫЛО, ТАК И НЕТ. Утверждение, что, потеряв 1-2 млрд долл., отрасль будет все равно инвестировать в суда – неочевидно и сложнозащищаемо, поэтому регулятор просто вменяет это без аргументов: «Будут и будут». То же самое касается и взаимоотношений рыбаков и финансового сектора, хотя позиция банкиров прямо противоположная, они с аргументами доказывают, что отношения отрасли и банков драматически изменятся.

3. При расчете не учитываются следующие очевидные вещи: потери в налоге на прибыль – в основном в региональном налоге.Т.е. вопрос к ФАР должен звучать так: сколько потеряют региональные бюджеты, если прибыль краболовов уменьшится драматически – как в абсолютных цифрах, так и в процентах от бюджетов.

КАК МИНИМУМ РАСЧЕТ «ПРИБЫЛИ КАЗНЫ» СЛЕДУЕТ СЧИТАТЬ ТАК: «Аукционная сумма минус прямые потери региональных бюджетов за счет уменьшения налога на прибыль» (это как минимум, потому что по уму надо закладывать и уменьшение НДФЛ, то есть основного муниципального налога, и еще много чего). Утверждение, что все, «взятое на аукционе», является «доходом казны» – прямые ложь и манипуляция.

4. Никак не исследуется «социальный эффект» от изъятия денег из отрасли. Социальные инвестиции компаний, рабочие места, сфера образования – что произойдет с ними. Для регулятора, судя по всему, рабочих мест и социальных условий рыбаков не существует.

5. Утверждение, что «строительство нового флота» (как и другие инвестиции в основные фонды) не несет никаких экономических преимуществ и «не влияет на ВВП» – абсурдно и возмутительно, и указывает либо на низкий профессиональный уровень авторов бумаги, либо на желание манипулировать отраслью в чьих-то интересах. На важность инвестиций в смежные отрасли, прежде всего судостроение, указывала позиция Минпромторга, которая исключена ФАРом из рассмотрения.

6. Строительство новых судов в рамках подхода, связанного с инвестиционными квотами – яркий пример «пространственного развития», межотраслевого и межрегионального взаимодействия, о котором говорил президент в Послании Федеральному собранию и писал в майском «суперуказе». Одномоментное «изъятие» из отрасли – прямо противоречит принципам государственной политики, предложенным президентам.

Таким образом, ключевыми слабыми местами предложенного документа являются:

– обилие неаргументированных и прямо ложных утверждений об отсутствии связи одномоментного изъятия денег из отрасли с инвестициями и финансовой устойчивостью предприятий;

– отсутствие расчетов долгосрочных социально-экономических последствий для «казны» аукционного подхода (мы забрали деньги здесь и сейчас, ура-ура, а больше нас ничего не волнует);

– отсутствие «региональной составляющей» – ФАР не рассматривает экономическую модель отрасли, как, в том числе, градо– и субъектообразующей, ФАР озабочено тремя взятыми с потолка цифрами – миллиард туда, миллиард сюда;

– учитывая это, можно предположить, что внедрение аукционной модели как минимум подорвет разворачивающееся вокруг отрасли пространственное развитие, связанное с развитием смежных отраслей (судостроение, образование, социальная сфера), а также существенно уменьшит региональные налоговые поступления, а как максимум вызовет существенный рост социальной напряженности в регионах, связанных с промыслом.

Глеб Кузнецов

Источник: http://ng.ru

Надзорные органы обожглись на молоке

 По поручению Аркадия Дворковича надзорные органы проводят масштабную проверку качества молочной продукции. Результаты совместной работы, которую оценит «открытое правительство», — часть реформы контрольно-надзорной деятельности.

Вице-премьер Аркадий Дворкович поручил Россельхознадзору, Роспотребнадзору и Роскачеству до 26 марта провести проверку молочной продукции, рассказал источник, знакомый с текстом поручения вице-премьера. Собеседник РБК уточняет, что в рамках проверки в рознице закупаются образцы молока, сливочного масла и творога, которые затем направляются для исследования в лаборатории Роспотребнадзора и Россельхознадзора, чтобы сделать вывод о реальной доле фальсификата на рынке.

О поручении Дворковича проверить молочную продукцию, знает и сотрудник молокоперерабатывающей компании. По его информации, пробы отбираются в магазинах, проверка не затрагивает производителей. Впервые такая проверка проводится на федеральном уровне и впервые сразу три ведомства работают совместно, констатирует один из собеседников..

Проверку курирует министр по вопросам «открытого правительства» Михаил Абызов, уточняет источник на молочном рынке. По его словам, Абызову поручено утвердить программу отбора проб и проведение испытаний, а также проанализировать результаты проверки в рамках реформы контрольной и надзорной деятельности. В пресс-службе «открытого правительства» подтвердили, что работают над таким поручением. «Сейчас на площадке «открытого правительства» проходит обсуждение контроля качества молочной продукции, проходят исследования, в том числе с целью выявления типовых несоответствий продукции обязательным требованиям», — передал через представителя Абызов.

Представители Аркадия Дворковича, Россельхознадзора и Роскачества отказались от комментариев. В пресс-службе Роспотребнадзора сочли невозможным обсуждать документ правительства для служебного пользования.

Надзорные ведомства регулярно проводят проверки продукции в магазинах сети «в плановом режиме», утверждает представитель группы «Дикси». По его словам, какого-либо уведомления именно об этой проверке не было и внеплановые отборы молочной продукции в эти дни также не проводились. В X5 Retail Group (сети «Пятерочка», «Перекресток» и «Карусель») отказались от комментариев. В сетях Metro Cash & Carry и «Лента» на запросы не ответили.

В Национальном союзе производителей молока («Союзмолоко»), в PepsiCo и Danone, крупнейших производителях молочных продуктов, от комментариев также отказались.

Два ведомства — два мнения

Уровень качества отдельных видов продуктов питания оставляет желать лучшего, утверждают в «открытом правительстве». Там приводят данные, согласно которым на июль 2017 года количество недовольных качеством детского питания, мяса, молока и молочных продуктов выросло почти в два раза — до 15% населения. Более четкого государственного контроля, считают в «открытом правительстве», требует продукция, закупаемая по госконтрактам и поступающая в соцучреждения — больницы, школы, детские сады.

«Вопрос фальсификации продовольствия регулярно обсуждается в правительстве, и было пожелание первых лиц на площадке «открытого правительства» раз и навсегда поставить точку в этом вопросе, есть ли фальсификат или нет», — утверждает один из собеседников РБК на рынке. Всех волнует качество молока, при этом оценки двух надзорных ведомств — Россельхознадзора и Роспотребнадзора — разнятся, уточняет другой источник.

В январе 2017 года помощник руководителя Россельхознадзора Алексей Алексеенко заявлял о «массовой фальсификации пищевых продуктов». «По нашим выборочным проверкам, фальсифицируется устойчиво четверть всей пищевой продукции всех видов, за исключением одного — пищевое яйцо фальсифицируют только в Китае, у нас — нет», — говорил тогда Алексеенко. В Роспотребнадзоре тогда не подтверждали эти данные, назвав самыми некачественными продуктами импортную рыбу и бахчевые.

Не совпадали мнения двух надзорных ведомств и по качеству отдельно взятой молочной продукции. Ранее руководитель Россельхознадзора Сергей Данкверт сообщал, что в некоторых категориях молочных продуктов доля фальсификата (продуктов, произведенных с нарушением стандартов с использованием растительных жиров) может достигать 50%. Больше всего нарушений было найдено в ходе проверок сыра и сметаны.

У Роспотребнадзора качество российской молочной продукции, напротив, не вызывало серьезных нареканий. В ведомстве указывали, что в последние годы удельный вес несоответствующих нормам и качеству молочных продуктов, а также фальсификата снижался. Например, по данным Роспотребнадзора, в 2017 году удельный вес фальсифицированных молочных продуктов составил 3,9% против 4,3% в 2016 году. Отечественная молочная продукция — более качественная и безопасная, в то время как доля импортной продукции в забракованных партиях в последние годы растет, заявляла зам. руководителя ведомства Ирина Брагина.

Возможная реформа

«Открытое правительство» утвердило методику исследований, которой будут руководствоваться два надзорных ведомства, поэтому на этот раз расхождений в результатах проверок быть не должно, уточняет один из наших собеседников.

В самом «открытом правительстве» говорят, что проверка молочной продукции проводится в рамках реформы контрольно-надзорной деятельности. Эта реформа, по словам Абызова, призвана «коренным образом» изменить культуру взаимодействия контрольно-надзорных органов с бизнесом, избавить его от «ковровых» проверок и одновременно с этим обеспечить «качественно новый уровень безопасности жизни и здоровья граждан».

Вопрос возможного объединения Россельхознадзора и Роспотребнадзора в «открытом правительстве» не прокомментировали. Обсуждается вопрос разработки системы, в рамках которой одно уполномоченное правительством ведомство будет иметь возможность обеспечивать контроль за качеством продуктов питания «от поля до прилавка», говорил Абызов в феврале этого года в интервью телеканалу РБК.

Своего молока не хватает

Производство молока в России в 2017 году выросло, по данным Росстата, на 1,2%, до 31,1 млн т. Выпуск товарного молока, которое идет в переработку, по оценкам «Союзмолока», в прошлом году составил 21,2 млн т, что на 3% больше, чем годом ранее. Производство сливочного масла в 2017-м увеличилось на 7,8%, до почти 270 тыс. т, сыров — на 5,5%, до 462 тыс. т.

Но производимого в России молока не хватает для удовлетворения запросов населения. Как заявлял вице-премьер Аркадий Дворкович, в России есть «дефицит молока»: страна не может обеспечить собственным производством примерно 25% от объема потребления.

Недостающие объемы молока Россия в основном завозит из Белоруссии — на эту страну приходится около 80% всех импортных поставок, оценивает исполнительный директор «Союзмолока» Артем Белов.

Качество белорусской молочной продукции регулярно вызывает нарекания у Россельхознадзора. Последний скандал разразился в прошлом месяце, когда Россельхознадзор заявил, что Россия с 26 февраля приостановит поставки молока, сливок и другого молочного сырья из Белоруссии, в котором было выявлено больше всего нарушений. Но срок введения ограничений несколько раз переносился, а впоследствии запрет, который должен был вступить в силу 15 марта, был отменен.

Ирина Парфентьева, Елена Сухорукова, Наталья Новопашина.

Мяса и зрелищ: как лабораторные волокна заменят говядину и рыбу

Мяса и зрелищ: как лабораторные волокна заменят говядину и рыбу

Может ли лабораторно выращенные мясо и рыба накормить мир, не пролив ни капли крови? Критики называют его «франкенмясом», но стартапы из Сан-Франциско выбиваются из сил, пытаясь вывести искусственное мясо на рынок. Они представляют его как “чудесный продукт будущего”.

 

Широкие проспекты, расположенные на юге Сан-Франциско, усеяны штаб-квартирами известных технических фирм — от Uber и Airbnb до BitTorrent и Dropbox. На одном из таких проспектов находится компания Finless Foods. Она выращивает рыбное мясо в своей лаборатории с расчетом накормить 5000 человек, не убив ни одной рыбешки. Проект основан в 2016 году университетскими приятелями Майком Селденом и Брайаном Вирвасом. Они решили спасти планету, создав доступную и не вредящим окружающую среду рыбную пищу.

Finless Foods — первая рыбная фирма, которая решила вступить в гонку с клеточным сельским хозяйством, имитирующим мясо млекопитающих. В 2013 году крестный отец того, что называют «культивированным мясом», профессор Марк Пост из Маастрихтского университета, показал общественности первый в мире бургер из искусственного мяса. Он было сухим и не очень сочным, но вполне настоящим. А три года назад в Сан-Франциско стартовал проект Memphis Meats, делающий искусственный мясной фарш, а в этом году — и жареную курицу и утку. Год назад они представили публике «митбол, который изменит мир».

Технология культивирования клеток животных была первоначально разработана для медицинского использования. Марк Пост, чья ранняя попытка сделать гамбургер из искусственного мяса финансировалась соучредителем Google Сергеем Брином, до этого работал с реставрацией сердечной ткани. В своей лекции на мировом экономическом форуме он говорит:

«В гамбургере, который весит всего четверть фунта, входят семь фунтов зерна, 50 фунтов воды и 70 квадратных футов земли. Слишком много ресурсов для простого гамбургера. А все потому, что мы кормим коров, которые потом кормят нас. Но корова — очень неэффективное животное с точки зрения трансформации растительных белков, которые они едят. В настоящее время мы используем 70 процентов всех наших пахотных земель для производства мяса, хотя мы можем использовать эту землю для других целей. Кроме того, известно, что наша животноводческая отрасль является одним из виновников парниковых газов, наряду с транспортной индустрией».

А вышеупомянутый Сергей Брин объясняет свои инвестиции вот так : «Есть три вещи, которые могут произойти с нашей системой питания в будущем. Первая — все мы станем вегетарианцами и откажемся от мяса. Вторая — мы будем дальше игнорировать проблемы окружающей среды, и это приведет к ухудшению состояния окружающей среды. Третье — мы изобретем в сфере питании что-то революционно новое».

Среди других громких инвесторов Finless Foods — Кимбал Маск (брат генерального директора SpaceX Илона Маска), Ричард Брэнсон и Билл Гейтс. Последний хоть и признает, что гамбургеры его протежируемой компании Beyound Meat пока слишком легко отличить от говяжьих, но считает их лучшими в сегменте.

«Я попробовал бургер от Beyond Meat в мае, он шипел на сковородке как говядина и имел такую же структуру, что и обычная мясная котлета. По сравнению с другими приобретенными в магазине вегетарианскими бургерами, которые обычно на вкус больше похожи на картон, чем на мясо, Beyond Meat был вкуснее. Однако это не одурачило бы меня во вкусовом тесте вслепую с настоящим бургером из говядины», — говорит  Билл Гейтс.

В «экомясо» вкладываются и традиционные мясные и сельскохозяйственные корпорации вроде Tyson Foods. Tyson, второй в мире по величине  производитель курицы, говядины и свинины, называет этот шаг «частью общей стратегии инвестирования в решение проблемы питания для растущего населения планеты».

Как это происходит?

Сам принцип культивирования клеток относительно прост. Клетки животных с помощью биопсии изымаются у живого зверя, или, в случае с рыбой Finless, у мертвых рыб из платных акваторий. Под «культивированием» подразумевается питание клеток в растворе солей, углеводов и белков. Типичное время деления клеток большинства живых существ составляет около 24 часов.

Главная проблема заключается в том, чтобы сделать процесс доступным для расширенного производства. Необходимо найти альтернативу для сыворотки животного происхождения, которая сейчас используется на начальной стадии деления клеток. Она стоит около 500 долларов за литр, а сам принцип полностью противоречит миссии многих компаний, так как они пытаются приготовить пищу, не соприкасающуюся с животными вовсе. Кроме того, состав её нестабилен от партии к партии.

Майкл Селден,  Марк Пост и другие культиваторы искусственного мяса уверены, что скоро найдут решение проблемы. Сыворотка обеспечивает наличие белков, благодаря которым мясо растет. «Мы пытаемся узнать, какие факторы наиболее важны для роста рыбной плоти, — говорит Селден, — и пытаемся воссоздать их собственными силами». Они пытаются изобрести аналог человеческого инсулина для людей с диабетом. До 1978 года медицинский инсулин извлекали из поджелудочной железы свиней и коров. В наши же дни мы можем генетически модифицировать дрожжи или бактерии для производства человеческого инсулина. Аналогичным образом ученые ищут альтернативу для животной сыворотки.

В Finless Foods говорят, что в конце 2019 года у них будет готовый к продаже продукт, идентичный голубому тунцу. Марк Пост более консервативен  — не планирует никаких продаж в ближайшие 3 года.

Тот самый первый бургер обошелся ему в $325 000. Сегодня килограмм искусственного мяса стоит уже $80, а себестоимость одного бургера не превышает $11. Но по состоянию на ноябрь 2016 года, полкило говяжьего фарша стоило $3,6 — почти в 10 раз дешевле, чем «мясо из пробирки». И несмотря на скудное соотношение рыбы и растительной массы внутри крокетов — обваленных в сухарях шарах из искусственной рыбы, каждый такой крошечный шарик сейчас стоит 200 долларов. Такова скорость технологического прогресса.

Что дальше?

Как революция в чистом мясе может повлиять на ландшафт и окружающую среду — пока что до конца не ясно. Ханна Туомисто, специалист по экологическим последствиям производства продуктов питания в Хельсинкском университете, приступила к исследованию этого вопроса ещё в 2008 году. Кормление клеток — это одно, но конвертировать их в мускульные структуры требует дополнительных затрат, и можно только догадываться, какими расходами для промышленного производства это может обернуться.

«Когда мы оцениваем потребление энергии, — говорит она, — то сейчас её нужно столько же, сколько и говядины. Пока мало определенности в дизайне биореактора для искусственного мяса, и масштабы, которые мы сейчас рассматриваем, довольно малы». Культивирование рыбных клеток, вероятно, будет потреблять меньше энергии, чем животные клетки, потому что клетки рыб могут воспроизводиться при комнатной температуре.

Но когда дело доходит до высокогорных пастбищ вдали от цивилизации, никто не сомневается в том, что спрос на мясо животных по-прежнему будет высоким. «Похоже, что семейные фермы будут продолжать играть роль в кормлении планеты, — говорит генеральный директор Memphis Meats Ума Валетти, — Но семейные хозяйства могут производить лишь небольшую часть мирового спроса на мясо».


Тот самый нашумевший митбол от Memphis Meats

Впрочем, к искусственному мясу все еще слишком много вопросов. Например, вопрос антибиотиков: культивируемое мясо не в состоянии выжить самостоятельно, потому среда, в которой оно растет, обеззараживается постоянным введением вспомогательных препаратов. Тем не менее это же оберегает такое мясо от инфекций. Исключено заражение людей птичьим и свиным гриппом, бешенством и сальмонеллой. Но его искусственное происхождение настораживает фермеров. С одной стороны «экобургеры» помогут сэкономить миллионы на воде и борьбе с выбросами метана от рогатого скота. С другой — они поставят под удар деятельность традиционных аграриев. Впрочем, пока о тотальном замещении  обычного мяса его лабораторными аналогами речи не идет. Следующая остановка рыбных инноваторов: проба культивации искусственных сашими — блюда национальной японской кухни из филе разнообразных сортов рыб.

По материалам The Guardian

http://agro-max.ru

Мы берем лучший опыт производства молока в мире и используем его в России.

 

 

IMG_5624

 

 

Компания PepsiCo — крупнейший в России производитель продуктов питания и напитков. В 2011 году в «семью» PepsiCo вошла основанная в 1992 году компания «Вимм-Билль-Данн», занимавшая лидирующие позиции на рынке молочных продуктов и напитков в России и СНГ.

PepsiCo является крупнейшим в России переработчиком сырого молока. Компания инвестирует значительные средства в реализацию программ, направленных на повышение эффективности деятельности поставщиков молока, улучшение качества и обеспечение роста поставок сырья.

Директор Департамента  по  закупкам сырого молока ОАО «Вимм-Биль-Данн»,  Дмитрий Мирончиков,  любезно согласился ответить на вопросы журнала «Агромакс» о качестве российского молока,  о проблемах его производства и прогрессивных технологиях компании  PepsiCo  в России.

 

 

– Дмитрий, PepsiCo  в России  является лидером  по переработке молока. С какими проблемами сегодня  сталкивается компания?  

 

– Основная сложность, с которой приходится сталкиваться всем участникам рынка, в том числе, и нам — это сезонность молока в России. Безусловно, за последнее десятилетие  достигнут огромный прогресс в решении этой проблемы.  С началом реализации национального проекта по развитию сельского хозяйства, когда стали появляться современные комплексы, были увеличены инвестиции в отрасль, ситуация улучшилась, но тем не менее, сезонность производства молока в России остается актуальной проблемой. Мы производим огромный ассортимент молочной продукции повседневного спроса, полезных и необходимых для ежедневного питания  для всех членов семьи, поэтому вместе с другими участниками рынка ежедневно работаем над решением этой проблемы.

Все остальные тенденции,  происходящие  на  российском молочном рынке,  не отличаются какой-то спецификой от других рынков.

 

–   Расскажите о сырьевой базе, где Вы берете молоко-сырье, хватает ли Вам  его?

 

– Молоко мы закупаем в более чем 40 регионах России. В прошлом году, объем закупок сырого молока составил около 1,6 миллионов тонн в год. Мы работаем только с российскими сельскохозяйственными предприятиями. Если говорить о крупнейших регионах по поставкам сырого молока — это Краснодарский край, Московская область, Новосибирская область, Алтайский край, Омская область, Татарстан, Рязанская область, Владимирская область, Ленинградская область. Как правило, мы закупаем молоко в том регионе,  где у нас есть заводы. Но есть и исключения,  например, в Рязани у нас завода нет, но мы закупаем большой объем молока в Рязанской области.

 

–  Какие требования Ваша компания предъявляет к  поставщикам молока?

 

–  Мы предъявляем к молоку стандартные требования, которые устанавливает действующее законодательство Российской Федерации. Помимо этого, каждый наш поставщик сырого молока обязан иметь технологический паспорт. Расскажу о том, что это такое,  подробнее. В департаменте закупок сырого молока, руководителем которого я являюсь, работают аккредитованные специалисты,  имеющие международный сертификат аудитора. Они регулярно посещают фермы и проводят аудит хозяйств. По результатам проведенного аудита эти  специалисты оценивают разные сферы деятельности хозяйства и составляют технологический паспорт предприятия, в который вносят оценки. Данный паспорт является не столько необходимым условием для работы с нами, но, в первую очередь, является рекомендательным документом для развития той или иной фермы.

Если мы возьмем статистику по сезонности поставок молока в России, которой мы уже коснулись, то этот показатель составляет примерно два к одному. У нас сезонность в закупках достигает не более 20-30%.  Этот результат достигнут  целенаправленной, методичной, многолетней работой с поставщиками, в рамках которой повышается качество молока, снижается сезонность поставок, повышается эффективность всех процессов, которые проходят на фермах.

 

–  Поставщик молока, в основном, сам приходит к Вам?

 

–  Сами поставщики приходят, в основном, летом, когда много молока. У переработчиков  — потребности в сыром молоке прямо противоположны объему производства молока: нам больше молока требуется зимой, а летом меньше. Единственный регион, в котором наблюдается рост продаж молочной продукции летом – это юг России. Во всех остальных регионах потребность  в молочных продуктах со стороны покупателей ниже. Поэтому сами поставщики приходят только летом. Все остальное время наша команда занимается поиском поставщиков, анализом регионов. Мои коллеги, ездят по регионам, общаются, знакомятся, смотрят, проводят аудит,  и уже после этого начинаются переговоры об условиях сотрудничества.

 

–  От какого объема сырого молока Вам интересен клиент для сотрудничества?

 

–  Все упирается в экономическую целесообразность — с точки зрения логистических затрат. Идеально, когда поставщик может залить один стандартный двадцатитонный молоковоз, или расположенные рядом три фермы могут предоставить по семь-восемь тонн, чтобы мы заполнили трехсекционный молоковоз. Безусловно, в нашей базе поставщиков есть хозяйства, которые поставляют и две тонны, а есть хозяйства,  которые поставляют и 130 тонн в сутки, разброс очень большой. Вопрос упирается, в первую очередь,  в стандарты качества и соответствия требованиям по пищевой безопасности, которые мы предъявляем нашим партнерам. А второй момент – это логистическая составляющая. Основные сырьевые базы расположены в регионах, где находятся наши предприятия или в близлежащих регионах.

 

–  В прошлом году, когда в России пошел первый скачок доллара и евро, я был удивлен тому, что PepsiCo кредитует сельхозпредприятия,  у которых закупает молоко. Можете рассказать о Вашей поддержке производителей молока поподробнее?

 

–  Программа кредитования наших клиентов была разработана и запущена еще компанией «Вимм-Биль-Данн». «Вимм-Биль-Данн» был пионером именно таких программ на рынке взаимоотношений — «переработчик – производитель». В то время мы впервые в России запустили программу «Молочные реки». Она заключалась в модернизации оборудования для охлаждения молока на фермах. Благодаря этой программе более  двухсот хозяйств было оборудовано в лизинг молочными танками с охлаждением. Используя такое оборудование, фермы могли без проблем доставлять молоко до наших заводов, даже если они находятся не очень близко от наших предприятий.

 

Крупные заводы, которые были построены еще в советские времена, как правило,  находятся в крупных городах, соответственно, сырьевая зона вокруг крупных мегаполисов сокращается, и будет сокращаться, это естественный путь.

Когда «Вимм-Биль-Данн» стал частью компании PepsiCo, эта программа была не только продолжена, но и значительно расширена.

PepsiCo активно развивает программу, направленную на развитие поставщиков молока в России. Она призвана улучшить качество молока за счет внедрения лучших практик в хозяйствах поставщиков компании, обеспечить рост поставок сырого молока за счет увеличения поголовья и надоев, снизить себестоимость производства молока и транспортные затраты. Кроме того, PepsiCo оказывает значительную финансовую поддержку своим поставщикам молока посредством краткосрочного, среднесрочного и долгосрочного беспроцентного авансирования сезонных работ, покупки сельскохозяйственной техники, обновления производственных мощностей и увеличения молочного поголовья.

 

— А сегодня проводится аналогичная работа?

 

—  Конечно. Сегодня у нас есть годовые и двухлетние проекты кредитования на один и на два года. Годовые проекты – мы даем кредит на  один год, но это не кредит, мы его называем аванс –  беспроцентный платеж за молоко под реконструкцию, под закупку необходимой техники, за  будущие поставки молока. Двухлетний – это прорыв на нашем рынке, мы о нем ранее не говорили, но у нас уже четыре проекта запущено по России,  где мы даем хозяйству деньги на два года.  При этом,  первый год мы не требуем возврата этих денег.  Первый пилотный проект мы запустили в начале прошлого года, это хозяйство «Трудовой» в Саратовской области, одно из крупнейших хозяйств в России. Фактически, с нашей помощью, было закуплено 1800 голов высокопродуктивного скота. Наш клиент увеличил на 40% производство молока и с нами рассчитывается молоком. Мы рады тому, что он развивается,  а мы получаем дополнительное сырье.

 

— В каких регионах России  есть такие же проекты?

 

— Эта программа расширяется, сейчас у нас есть четыре проекта, и два проекта на очереди. Проекты в Рязанской, Ярославской и Псковской областях. До конца 2015 года мы планируем запустить проект в Сибири. Понятно, что не каждый может попасть в этот проект, это должен быть проверенный многолетний партнер, и мы должны понимать его финансовую устойчивость, верить в то, что все получится.  Масса критериев, по которым оценивается и выбирается поставщик, но возможность попасть в эту программу в перспективе есть у любого хозяйства, которое работает с нами более двух лет.

 

С точки зрения «коротких денег», мы продолжаем помогать нашим сельхозпредприятиям в больших объемах. Я могу без всякой скромности сказать, что мы являемся крупнейшей молочной производственной компанией России по объемам кредитования аграрного сектора  в области производства сырого молока, и мы даем  беспроцентные деньги.

 

 

 

 

 

 

 

—   Сталкивались ли  Вы в своей работе с невозвратами кредитов?

 

—  За все время работы было всего два случая, когда в силу ряда сложившихся обстоятельств, хозяйства затянули расчеты, но, в итоге, мы шли навстречу поставщику, пересматривали график возврата, и расчет был произведен полностью. Мы по сей день с этими хозяйствами успешно работаем. Такого,  чтобы вообще не рассчитывались –  не было.

 

IMG_5661

 

 — Вот уже несколько лет компания PepsiCo регулярно проводит обучающие семинары для поставщиков сырого молока.  Расскажите, пожалуйста, как они проходят? Обязательны ли они для посещения Вашими поставщиками?

 

—  Проводимые нами семинары не обязательны для посещения. Мы хотим и готовы поделиться информацией с нашими клиентами, прежде всего с теми, кто сам заинтересован в получении новых знаний и опыта.  Какой бы регион мы не взяли, у нас колоссальная  посещаемость. Приезжают специалисты и собственники хозяйств. Проводим их уже три года, порядка двадцати семинаров в год, в разных регионах. Четыре основные темы семинаров: корма,  правильное составление рациона кормления животных, воспроизводство стада, экономика предприятия  и четвертая тема – ветеринария, здоровье животных — одна из главных составляющих успешного производства молока. Тренинги мы проводили, как правило, в течение трех дней, два дня — теория и один день — практика на ферме. Сегодня мы сократили срок до двух дней (один день  — теория и один  — практика). Средняя посещаемость таких мероприятий  — около двухсот человек в каждом регионе.

 

 

—  Цель проведения таких семинаров?

 

—  На семинары, в основном,  мы привлекаем зарубежных специалистов, либо ведущих российских экспертов. Нельзя зацикливаться на опыте только нашей страны, мое твердое убеждение — нужно ездить по миру и изучать весь положительный опыт в области производства молока, его переработки, ветеринарии и т.д. Я много поездил по миру и видел, как работают фермы в разных странах, у каждого есть свои плюсы.

Наша цель — брать лучший опыт производства качественного молока  в мире и использовать его в России. Благо, земельные ресурсы, природные  условия и людской потенциал нашей страны позволяют производить качественного молока больше. Когда слышишь, как некоторые эксперты рынка заявляют, что в России нельзя заниматься животноводством, что ¾ земель в России не пригодны для ведения сельского хозяйства, становится смешно. Особенно после того, как я побывал на ферме в Саудовской Аравии, в прохладный период времени, когда было всего 42 градуса выше нуля. При этом, они надаивают  13 тыс. литров молока на голову, там интенсивное производство, две лактации максимум, корма грубые,  полностью привозные. Четыре года назад  себестоимость молока была почти такой же, как в России. Поэтому наши условия производства молока, по сравнению с некоторыми другими странами, можно признать идеальными.

 

—   Есть ли понимание среди Ваших клиентов важности этих мероприятий?

 

—  Понимание есть, все хотят развиваться, использовать лучший передовой мировой опыт в своих хозяйствах. Мы очень хорошо сотрудничаем с Корнельским университетом (США), лучшим учебным заведением мира в области ветеринарии. В прошлом году мы возили туда десять руководителей наших хозяйств — поставщиков  и специалистов нашей компании, которые занимаются техническим аудитом в хозяйствах–поставщиках, проводились двухнедельные курсы. Первую неделю наши поставщики спорили с преподавателями, а вторую усиленно все записывали. Потом жалели о том, что первую неделю потратили на споры. Я уверен, что наша компания продолжит практику посещения Корнельского университета  нашими поставщиками и нашими специалистами. Все наши расходы, связанные с проведением семинаров, организацией выездов в США, направлены на увеличение производства качественного молока. Мы заинтересованы в этом, мы работаем на внутреннем рынке, у нас нет молока – сырья ввозимого из-за границы. Чем больше молока производится в России, тем более понятен и управляем здесь рынок. У нас много идей, в будущем мы хотим организовывать учебные центры, куда наши клиенты могли бы ездить стажироваться в Европу, это ближе и дешевле. Как результат – это должно быть качественное улучшение работы российской фермы и больше качественного молока. Кроме того,  мы всегда внимательно слушаем специалистов наших хозяйств о темах семинаров, что было бы им интересно послушать, чему поучиться.

 

— Скажите, Дмитрий, темы семинаров для каждого региона Вы отдельно выбираете или для всех одну и ту же информацию даете?

 

— При планировании выезда в тот или иной регион России мы не говорим, что поехали в Краснодар читать лекции, нет! Мы анализируем наши данные по этому региону, знаем слабые и сильные его стороны по производству молока, поэтому,  исходя из этих сведений, специфики региона  мы подбираем тему для проведения семинара.

9a7b1f8d3d816921d89709d2aadb69fc

— Дмитрий, как часто Вашими специалистами проводится технический аудит в хозяйствах-поставщиках молока?

— Обязательный плановый аудит мы проводим один раз в год. Он проходит по графику. Кроме того, существует внеплановый аудит – это когда в хозяйстве есть какие-либо трудности, тогда наши специалисты выезжают внепланово и оказывают помощь на месте. Здесь обоюдный процесс, когда нашим партнерам нужна помощь, мы всегда готовы оказать поддержку.

 

— Как Вы считаете, кому государство должно помогать в первую очередь, производителю молока или переработчику?

 

— Сегодня в России поддержка направлена в первую очередь производителю. Я считаю, это правильно. Очень много дискуссий в последнее время идет о том, чтобы государство поддерживало и переработку. Мы это проходили раньше, в начале 2000-х годов, тогда поддержка была минимальная, и своих плодов не принесла. Сегодня государство хорошо поддерживает животноводство, происходит кардинальное улучшение ситуации. Когда начинают говорить о том, что в Европе платят больше, я не согласен, и считаю, что у нас очень хорошая поддержка производителя молока.  Другой вопрос, некоторые критерии поддержки достаточно сильно размыты. А если мы говорим о субсидиях на литр молока, о поддержке по субсидированию ставки рефинансирования – это вещи правильные и нужные.

 

— Каково Ваше мнение по поводу утвержденного проекта о двадцатипроцентном субсидировании строительства молочных ферм?

 

—  По этому поводу было очень много дискуссий в рамках разных форумов, я считаю, что это правильно, но опять возникает вопрос: на каком этапе строительства давать эти 20%. На этапе инвестиционного проекта, чтобы потом прийти и увидеть столбы, и все. Я много  ездил  по   регионам, и видел очень тяжелые картины, поэтому особых иллюзий по этому поводу у меня нет. Другое дело, когда государство на этапе сдачи объекта и запуска его в работу компенсирует 20% хозяйству, вот это поддержка! Запущен новый объект, организованы новые рабочие места для селян,  и молоко производится. Все довольны.

Виимм

—  Дмитрий, весной в  Минсельхоз России пришел новый руководитель. Приходилось ли Вашей компании ранее встречаться с  Александром Ткачевым, например, когда он был губернатором Краснодарского края?  Каково  Ваше мнение о назначении его на должность министра?

 

—  Александр Николаевич Ткачев – это человек, который родом из сельского хозяйства, знает проблемы села не понаслышке. Он возглавлял Краснодарский край, очень непростой регион с точки зрения животноводства. Мы, как специалисты, оцениваем перспективу того или иного региона  в плане производства молока. В данном случае, Краснодарский край – неперспективный регион для молочного животноводства. Так как  там — урожайность и качество почв, естественно, стимулируют заниматься исключительно растениеводством. И молочное животноводство является побочным бизнесом. То, что Краснодарский край в таких условиях и при таких соблазнах удержал производство молока в общероссийском тренде, а по качеству молока Краснодарский край входит в пятерку лучших регионов – это уже показатель работы руководителя региона, его вклад в продовольственную безопасность России.  Это большое достижение!

Ткачев – человек-практик, который не стоит на месте, если есть проблема, он ее берет и решает сам. Что касается его работы в Минсельхозе, и каких-то  ожиданий, хочется пожелать Александру Николаевичу  удачи, чтобы все получилось. Кроме того, я хочу сказать, что ни один человек, хоть у него семь пядей во лбу, не получит результат, если у него не будет команды. Сейчас мы видим, что идет процесс формирования и реформирования структуры руководства Минсельхоза, вот когда команда окончательно сформируется,  мы посмотрим на людей, которых  он приведет, кого-то  оставит, кого – то уберет,  тогда можно будет  что-то уже говорить. Без команды ни один человек ничего не сделает, тем более, в масштабах такой огромной страны, как наша. А нам остается лишь надеяться и верить, что будет прогресс.

 

—  Использует ли Ваша компания в производстве своей продукции сухое молоко? Если да, то в каких продуктах?

 

— В летний период с марта по сентябрь мы работаем исключительно на натуральном молоке. Сухое молоко используется в производстве некоторых продуктов, например, йогрутов, для получения нужной консистенции продукта. Если брать в пропорциях применение сухого молока от общего оборота в год – это менее 10%.

 

—   Дмитрий, можете ли Вы,  как специалист,  отличить настоящее молоко от восстановленного?

 

—  Все зависит от качества сухого молока. Если мы берем восстановленное молоко из качественного сухого молока, то его отличить от натурального практически невозможно. Я не считаю сухое молоко злом или фальсификатом. Здесь нет подмены понятий, но то, что было сделано в 2007 году – изменение технического регламента, идея запрета сухого молока, считаю настоящей стратегической ошибкой, которую мы сейчас все вместе устраняем. Эта пропаганда привела к тому, что общее доверие потребителей к молоку в России снизилось, привело к дисбалансу цен и появлению фальсификата. Если оглянуться назад, то мы увидим, что в Советском Союзе практически все молоко производилось из сухого.

 

—  С апреля 2000 года Вы работаете в компании «Вимм-Билль-Данн», начинали менеджером отдела оптовых продаж на «Лианозовском молочном комбинате» (Москва), сейчас Вы Топ – менеджер одной из крупнейших компаний мира, в связи с чем вопрос: когда было труднее работать, принимать решения, отвечать за себя и за людей,  с которыми работаете, в 2000 году или сегодня? Где больше ответственности?

 

— Двухтысячные годы – это вообще отдельная тема. Когда я начинал работать, моя карьера была достаточно успешна, на тот период времени моего жизненного и делового опыта хватало. Тогда  было больше ошибок, но мне повезло и с руководством и с компанией. Определенные ошибки прощались, и мне давалась возможность их исправить. Другой момент, чем больше ты работаешь, тем больше у тебя появляется опыта, некоторые вопросы становятся более понятны. Тут главное,  не расслабиться в определенный момент, посчитав, что ты все знаешь и умеешь. Поэтому, чтобы такого не было — надо постоянно учиться. Если смотреть исходя из пятнадцатилетнего опыта  работы  в компании  на этапы своего уровня развития, конечно, самый тяжелый период моей карьеры пришелся  на  время, когда я возглавлял регион Сибирь. Это восемь заводов, огромные расстояния, ограниченный круг команды, не потому что я не смог специалистов подобрать, а потому что есть определенные финансовые возможности привлекать тех или иных людей, а молоко это не оружие, логистические затраты в Сибири — больная тема для всех производителей. Там было сложно и приходилось «жить» в самолетах.

 

Мой самый полезный опыт – это то время, когда наша компания приобрела завод в Омске. За год я и ребята, которые со мной пришли, интегрировали лидера местного рынка в компанию национального масштаба, не потеряв продажи, внедрив стандарты «Вимм-Биль-Данна». Это был колоссальный опыт, конечно, много здоровья там оставил, с точки зрения стрессовых ситуаций. Ты приходишь молодым специалистом руководить предприятием, которое перерабатывает более 340 тонн молока в сутки, в регион, где у тебя нет связей, компания не имеет ни малейшего влияния, и фактически все  начинаешь с нуля. Там два года прошли, как один день.

Когда я возглавил большую дирекцию, там уже было понятно, как все делается, самое сложное было  — дистанционно управлять людьми на больших расстояниях. Сейчас у меня очень специфическая работа, постоянно существует дисбаланс спроса и предложения на рынке. Сейчас  у нас достаточно ровный период, когда на рынке спрос и предложение на молоко сбалансировались. Такие периоды возникают, к сожалению, не часто. До этого последние полтора года был сплошной аврал.

 

— Довольны ли Вы своей профессиональной карьерой? Работой своей команды?

 

— Я никогда не бываю всем доволен до конца. Всегда есть, к чему стремиться. А команда, я считаю, – это самое важное. Работой команды я скорее доволен, чем не доволен, но нет предела совершенству, хорошо,  когда люди в команде хотят чему-то учиться. По крайней мере, я стараюсь собирать вокруг себя именно таких людей. Как говорил мой учитель много лет назад: «Мы все бежим впереди паровоза, либо он тебя задавит, либо ты станешь мега-спринтером, а можно сесть в этот паровоз, и будешь ехать вместе с прогрессом». Люди, которые меня сегодня окружают, придерживаются именно этих принципов, за счет этого у нас такая слаженная и эффективная команда.

Что касается себя, то я доволен. Я считаю, когда ты работаешь всю жизнь в одной компании, добиваешься с ней многого, делишь радость и неудачи,  это очень хорошо. Конечно, мне поступают предложения от других компаний – конкурентов, перейти к ним, но моя компания меня вырастила, я ей очень благодарен, и буду продолжать отдавать ей свои долги столько, сколько компании это будет нужно.

 

—  На сколько процентов в своей работе  Вы  зависите от команды?

 

—  На 100%. Мы все зависим от команды.

 

—  Хотели бы Вы  стать когда-нибудь руководителем PepsiCo в России?

 

— Нет.  Потому что это очень тяжелая работа,  и сегодня я просто физически не потяну. Я знаю, в каком режиме работает наш руководитель Сильвиу Попович, в таком ритме очень тяжело жить и работать.

 

—   Молочную продукцию какого производителя употребляет Ваша семья?

 

— Только продукцию компании «Вимм-Биль-Данн». Потому что это вкусно, потому что я знаю, как она производится.

 

Спасибо за интересные ответы на вопросы, желаем Вам удачи в работе!

 

 

Интервью подготовил Е. Филиппов

 

Журнал «Агромакс» благодарит Директора по коммуникациям PepsiCo Россия, Украина и СНГ Марину Зибареву за помощь в организации и подготовке  интервью.

 

СПРАВКА

Дмитрий Владимирович Мирончиков родился 14 августа 1976 года в Серпуховском районе Московской области.

В 1993 году окончил среднюю школу с серебряной медалью и поступил в МГТУ им. Баумана на факультет «Информатика и системы управления» по специальности «Инженер».

В 2000 году получил диплом инженера-разработчика систем автоматического управления летательных аппаратов.

С апреля 2000 года работает в компании «Вимм-Билль-Данн». Начинал менеджером отдела оптовых продаж на «Лианозовском молочном комбинате» (Москва).

В 2003 году возглавил отдел по работе с дистрибьюторами.

В 2004 году возглавил филиал компании «Вимм-Билль-Данн» в Самаре, а в 2005 году там же стал руководителем молочного завода.

С 1 января 2007 года по 30 апреля 2009 года работал региональным директором «ВБД – Западная Сибирь» и директором компании «Манрос М», реорганизованной позже в филиал «Вимм-Билль-Данн» в Омске.

С 1 мая 2009 года – региональный директор «ВБД – Сибирь и Дальний Восток».

С 2011 года – директор департамента закупки сырого молока ОАО «Вимм-Билль-Данн».

Женат, воспитывает двух сыновей.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Спорный продукт

Напомним, что Министерство сельского хозяйства РФ с целью борьбы с фальсификацией на молочном рынке разработало поправки в техрегламент (ТР ТС 033/2013), разделяющие молочные и молокосодержащие продукты.
В настоящее время разработанные Минсельхозом РФ поправки в техрегламент проходят согласование в Роспотребнадзоре и Минэкономразвития. Поправки предусматривают, что при маркировке молокосодержащих продуктов нельзя будет использовать молочные термины. Вместо этого продукты предлагается маркировать общетехническими понятиями (крем, паста, соус и т.д.).
Минсельхоз также планирует запретить магазинам ставить молокосодержащие продукты рядом с молочными на полках магазинов. Для этого ведомство собирается разработать поправки в закон «О торговле». Коснуться они должны как крупных супермаркетов, так и магазинов шаговой доступности.
«Наша цель – чтобы на прилавках с качественными молочными продуктами не соседствовали разного рода изделия, которые маскируются под качественные молочные продукты, а на самом деле являются молокосодержащими и сыроподобными продуктами, основанными на растительных жирах. Недопустимо введение потребителей в заблуждение!» — прокомментировал Николай Федоров сообщение о работе по корректировке технических регламентов Таможенного союза на молоко и молочную продукцию в части маркировки молокосодержащих продуктов.
Вскоре после своего назначения на пост министра сельского хозяйства РФ Александр Ткачев заявил о том, что «В молочной отрасли для достижения результатов необходимо бороться с недобросовестной конкуренцией, отделив молочную продукцию от молокосодержащей».
Производители молочной продукции стран ЕАЭС в целом поддерживают данную меру.
«Это долгожданное событие наконец произошло. Рынок сыров наводнился продукцией недостаточного качества, небезопасной для потребителей и фальсификатом, — подчеркивает Наталья Черник, начальник службы развития и маркетинга ОАО «Туровский молочный комбинат». —В результате недобросовестные участники рынка зарабатывают капиталы, производители качественной продукции испытывают серьезные проблемы с реализацией, а конечные потребители и вовсе рискуют собственным здоровьем. Надеемся, что законодательные инициативы и ужесточение контроля за их соблюдением позволят четко сегментировать рынок, что упорядочит ценовую политику производителей и станет ориентиром для принятия взвешенных решений потребителями сегментов HORECA и HOME в процессе выбора и покупки».
Однако есть и другие точки зрения. Александр Никитин, председатель правления ГК «Аланталь» считает, что самый главный ингредиент молока — это молочный белок, и молочные продукты нужно разделять по содержанию молочного белка, а не жира. По его мнению, вывод большой части рынка за пределы техрегламента может привести к тому, что производители молокосодержащей продукции смогут действовать фактический бесконтрольно.
«Последствия заключаются в том, что конкурентное преимущество получает производитель, который уходит из-под регламентирования, который замешивает, что хочет. Например, существует разрешенный заменитель молочного жира, где жировые компоненты подобраны с точки зрения идеального жира, а существует чистая пальма. Есть пальмовое масло без трансизомеров, а есть гидропальма, если не регламентировать, те, кто производит продукты, выведенные из-под регламента, будут применять самые дешевые компоненты и продукт от этого еще больше ухудшится, он останется на полках, но будет выведен из-под контроля. Мы ничего не сможем сделать.  Вывести из-под контроля – все равно, что засунуть голову в песок», — замечает Александр Никитин.
Ирина Макеева, зав. лабораторией стандартизации, метрологии и патентно-лицензионных работ ВНИМИ также считает исключение из технических регламентов молокосодержащих продуктов неверным решением.
«На мой взгляд, исключение из регламента молокосодержащих продуктов пока нецелесообразно, тем более еще не завершился переходный период. Этим вопросом нужно заниматься с точки зрения терминологии – продуктам нужно дать конкретные наименования, идентификационные характеристики. Чтобы увидев на полке магазина две упаковки с жидким продуктом, потребитель мог понять, что один из них – питьевое молоко, другой — некий напиток, в котором есть растительная составляющая. А как назвать продукт, который произведен даже не из заменителя молочного жира, а из пальмового масла? Основной принцип терминирования – необходимо, чтобы потребитель мог выбрать продукт по наименованию. Это особенно важно, если продукты продаются в непрозрачной упаковке. У нас есть методика разработки терминологической системы. Теоретически все возможно, главное, чтобы было желание», — отмечает Ирина Макеева.
Фальсификация продукции во многом вызвана удорожанием сырья для производства молочной продукции. По мнению Аркадия Коновалова, члена Совета директоров ЗАО «Магаданский молочный завод», поправки в техрегламент, касающиеся молокосодержащих продуктов, принесут пользу не только честным производителям молочной продукции, но и производителям молока сырья.
 «Не разделяя такие продукты, очень тяжело продвигаться на рынке, покупателю тяжело формировать к ним правильное отношение. Это разделение приведет к увеличению спроса на молоко. Может быть сами производители молока этого не понимают, но это шаг в сторону их интересов. Цена на молоко не может постоянно расти, она и так уже запредельная. После скачка евро и доллара мы сравнялись в рублевом эквиваленте, подошли к цене закупки более или менее сопоставимой с Европой и с Белоруссией. До этого мы имели более высокую закупочную цену, поэтому переработка это тяжело переживала», — замечает Аркадий Коновалов.
Однако одним только внесением поправок в технический регламент невозможно решить проблему фальсификата, нужна более эффективная система контроля.
«Считаю, что данная инициатива Минсельхоза положительно скажется на развитии отечественного молочного животноводства и молочной перерабатывающей промышленности, поможет в борьбе с недобросовестной конкуренцией и будет способствовать увеличению поступлений в бюджеты всех уровней. Но позитивного результата можно добиться лишь в том случае, если контроль за выполнением принятого решения будет осуществляться и со стороны федерального центра, и со стороны соответствующих контролирующих органов на местах», — отмечает Василий Сураев, генеральный директор ЗАО «Кировский молочный комбинат».
Однако, по словам Василия Сураева, и сами сотрудники контролирующих органов нередко нарушают закон. Так по данным Следственного управления Следственного комитета Кировской области 27 апреля 2015 г. сотрудник управления Роспотребнадзора был задержан при получении взятки. В отношении чиновника возбуждено уголовное дело по п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (получение взятки в крупном размере за совершение действий, входящих в его служебные полномочия). За взятку в размере 1,3 млн. руб. он обещал обеспечить проведение повторного лабораторного испытания крупной партии сливочного масла и снятие запрета на его реализацию на территории региона.
«Считаю также важным добавить в Техрегламент еще одно требование к маркировке молокосодержащих продуктов: информация «молокосодержащий продукт» должна быть нанесена шрифтом не меньшим, чем название продукта. Это позволит потребителю не ошибиться при выборе продукта, а недобросовестным производителям не вводить в заблуждение покупателя», — замечает Василий Сураев.
Зав. лабораторией техно-химического контроля, руководитель испытательной лаборатории «Молоко» Елена Юрова замечают, что во многом существующие проблемы связаны с размытой шкалой, не позволяющей точно определять, какой продукт можно считать молокосодержащим.
«Если мы посмотрим на требования законодательства, где продукт молокосодержащий – это состав жировой фазы продукта: 50% — молочного жира и 50%  — заменителя молочного жира (ЗМЖ). Мы видим, что шкала очень размытая, тот, кто понимает смысл технологии, видит, что если мы получили в готовом продукте  40% молочного жира, то это норма или нет. При этом во всем мире принято считать, что если заменяется хотя бы 1% молочного жира  — это уже не молочный продукт и понятие продукт молокосодекрщий нет, и никто при этом не фальсифицирует продукцию. У нас из-за размытых границ сложно в первую очередь тем, кто не занимается фальсификатом», — говорит Елена Юрова.
Однако по мнению Елены Юровой инициатива Минсельхоза все же верна и позволит навести некоторый порядок на полках магазинов.
«Для потребителя главное — безопасность и качество продукции и понимать какой продукт он покупает. Ведь наименование сыр и сырный продукт для рядового покупателя плохо различимо. Поэтому, если будет разделение продукции на молочные продукты и продукты с содержанием молока, то будет больше порядка. Многих переработчиков волнует, что их продукт не попадает под действие регламента (ТР ТС 033\2013). В этом нет ничего плохого, в настоящее время действуют другие регламенты на пищевые продукты, под действие которых будет попадать их продукция. Присутствие термина «молокосодержащий продукт» в регламенте создает лазейку для фальсификата», — резюмирует эксперт.

Источник: © DairyNews.ru

Абсолютная безопасность.Интервью с Виктором Тутельяном

Директор ФГБНУ «НИИ питания», академик РАН, профессор, д. м. н. Виктор Тутельян рассказал корреспонденту The DairyNews о современной индустрии детского питания и целях Национальной программы по оптимизации питания детей второго года жизни.

DN: Виктор Александрович, расскажите, пожалуйста, подробнее о целях и задачах Национальной программы по оптимизации питания детей второго года жизни?

Виктор Тутельян: Национальная программа носит многоплановый характер, как и проблема, на решение которой она направлена. Реализация программы потребует вовлечения значительного количества специалистов. Во-первых, это врачи-педиатры, которые должны знать все о здоровом питании ребенка и транслировать эту информацию родителям, которые обращаются к ним за помощью. Поэтому в первый блок программы входят научные разработки, которые должны переводиться с языка чистой науки на зык доступный практикующему врачу. Дистанция между высокой наукой и практикой достаточно велика, поэтому для выработки практических рекомендаций необходимых врачам-педиатрам требуется серьезная переработка научных положений.

На следующем этапе врачи-педиатры в доступной форме должны донести основную информацию до родителей. Крайне сложно бывает заставить родителей отказаться от собственных представлений о правильном питании ребенка в пользу научно обоснованных принципов. Пищевое поведение ребенка формируется с первых контактов словно губка впитывает все, что происходит рядом с ним. Поэтому так важно, чтобы воспитательные посылы были правильными.

Еще один блок программы касается технологии производства специализированной продукции для детского питания. Безусловно, период грудного вскармливания должен быть как можно более продолжительным, потому что это оптимальное питание, созданное самой природой. Но, к сожалению, к полугоду жизни ребенка более половины матерей перестают кормить грудью, поэтому необходимо использовать в кормлении высокотехнологичные специализированные продукты, потому что у ребенка на этом этапе еще не сформировались окончательно механизмы метаболизма, иммунная система, ЖКТ.

Специализированные продукты детского питания, в том числе и продукты прикорма, должны быть широко представлены в сетях и доступны потребителям. На всех уровнях государства должны существовать механизмы, позволяющие любому ребенку вне зависимости от доходов родителей получать качественное специализированное питание. В противном случае мы ставим под угрозу не только здоровье ребенка сейчас, но и в отдаленном будущем здоровье нации.

Сейчас очень остро стоит проблема импортозамещения. Мы привыкли видеть на полках магазинов широкий ассортимент специализированных лечебных продуктов. 50%, а по некоторым данным 80%, этого ассортимента составляют импортные продукты. Цены на продукцию детского питания высокие, что делает ее малодоступной для некоторых категорий населения. Поэтому рекомендации врача должны быть соизмеримы с наличием и доступностью продукции.

DN:Как Вы можете оценить уровень осведомленности российских потребителей о правильном планировании детского рациона?

Виктор Тутельян: Сейчас Минздрав активно занимается созданием центров профилактики, в каждом из них будет кабинет здорового питания. Минздрав проводит активную работу в данном направлении, так как основным способом профилактики заболеваний является правильное питание.

Уровень культуры в этой сфере у населения невысокий. У этой проблемы есть два уровня. Первый связан с компетентностью врачей-педиатров, их способностью донести информацию до родителей. Зачастую родители находятся в плену собственного опыта, не опирающегося на данные современной науки.

Если задать вопрос российским гражданам о том, что полезнее для ребенка – самодельное пюре из моркови купленной на рынке или пюре, изготовленное компанией-производителем детского питания? Более половины выберет первый вариант. Хотя в отличие от купленного на рынке продукта специализированное детское питание гарантирует абсолютную безопасность. В процессе производства высокотехнологичных продуктов отслеживаются все показатели, начиная с зоны выращивания сырья. Для того чтобы бороться с заблуждениями врач должен быть очень грамотным, для этого нужны специальные обучающие программы в медицинских институтах, программы для педагогического персонала. Такая система существовала в Советском Союзе, но мы ее в значительной степени утратили.

Современное российское общество – это гремучая смесь. С одной стороны, большинство населения верит тому, что говорится в СМИ, с другой – испытывает недоверие к профессионалам и прислушивается к «потусторонним» рекомендациям. К сожалению, у нас нет препона для лженаучных программ на ТВ, если у них высокий рейтинг их пускают в эфир. С этим необходимо бороться. В своем институте я требую от сотрудников отвечать на все обращения прессы. Потому что если мы будем отказываться, то жаждущие славы непрофессионалы будут нести антинаучный бред на страницах СМИ.

В Европе и США целые полосы печатных изданий посвящены медицинским проблемам, их освещению с научной точки зрения. Самое главное, что это носит систематический характер. В России в последние годы Минздрав также поднял проблему здорового образа жизни, была создана Лига здоровья нации. Здоровый образ жизни лежит в основе профилактики заболеваний. В России 55% населения страдает от избыточной массы тела, что коррелирует с уровнем смертности от сердечно-сосудистых заболеваний, 56%.

8-10% детей страдают от ожирения, причиной становится неправильное питание, которое допускают родители по причине отсутствия знаний.

DN: Виктор Александрович, скажите, насколько развита российская отрасль детского питания? На российском рынке работают преимущественно иностранные компании?

Виктор Тутельян: Есть российские компании и иностранные бренды, которые имеют производство в России. Сейчас ситуация несколько усложнилась в связи с введением эмбарго, продукция стала дороже. Агропром активно занимается решением этой проблемы, но для этого нужно время. Должна быть программа государственной поддержки данной отрасли, чтобы поддержать отечественных производителей. Здесь должен господствовать лозунг: «Ребенок должен получать все необходимое в полном объеме!».

DN: Какую роль компании-производители детского питания играют в просвещении населения по вопросам, относящимся к данной тематике?

Виктор Тутельян: Основная цель компаний – это, конечно, бизнес, но сегодня они активно сотрудничают с научным сообществом, с практикующими врачами, чтобы создавать продукцию, отвечающую потребностям российских детей. Например, компания Nutricia внесла весомый вклад в создание Национальной программы по оптимизации питания детей второго года жизни. Это хорошо, что в России есть социально-ответственный бизнес.

DN: Есть мнение, что многие фармацевтические компании оказывают влияние на медицинское сообщество, продвигая свою продукцию. Есть ли такая тенденция в отрасли детского питания?

Виктор Тутельян: В фармацевтике есть такая зависимость, потому что существует много аналогов и бывает достаточно сложно выбрать то или иное лекарство. Для контроля за ситуацией есть специальные службы в Министерстве здравоохранения, фармакологический комитет и ряд других организаций, которые нивелируют негативное влияние.

В индустрии детского питания такого влияния почти нет, поскольку здесь иные цены и цели. Компании-производители детского питания мирно уживаются друг с другом. Самое главное, что продукция этих компания абсолютно безопасна и адаптирована к особенностям детского организма. Все остальное зависит от активности компаний на рынке, стратегии продвижения продукции.

DN: Как обеспечивается безопасность продукции детского питания в Росси и в мире?

Виктор Тутельян: В России есть специальные требования к производству продуктов детского и диетического питания, закрепленные в техническом регламенте, они значительно строже, чем требования к производству продуктов питания для взрослых. Нормативная, техническая, методическая база контроля за производством продукции детского питания в России находится на самом высоком мировом уровне. Государство жестко контролирует данную сферу. 75% обеспечения безопасности питания зависит от государства и производителя, оставшиеся 25% зависят от самих потребителей. Мы должны следить за сроком годности и условиями применения и хранения данной продукции.

DN: Какие тенденции просматриваются в мировой индустрии детского питания, какие инновационные продукты появляются на рынке?

Виктор Тутельян: Тенденции одинаковы во всем мире, и в России в том числе. Что касается продуктов первого года жизни, это максимальное приближение к составу грудного молока. По мере расшифровки роли тех или иных компонентов грудного молока, они вносятся в рецептуру продукции детского питания. Кроме того, развивается технология консервации, расширение ассортимента, использование новых видов сырья.

DN: Если коснуться использования молочных продуктов в детском питании… С какого возраста ребенку можно давать неспециализированные молочные продукты?

Виктор Тутельян: Коровье молоко безусловно отличается от грудного молока, поэтому чем позже давать его ребенку в первые годы жизни, тем лучше. После периода грудного вскармливания лучше давать специализированные молочные продукты с пробиотиками. После трех лет можно переходить на обычные молочные продукты, учитывая особенности организма ребенка. Некоторый процент населения, например, предпочитает кисломолочные продукты, в связи с недостатком в организме лактазы, фермента, разрушающего молочный сахар. Наши вкусы определяются спецификой нашего организма.

Источник: The DairyNews

Консервы бьют ключом

Похоже, в стране наступила эра жестянщиков. Населению не до жира, кризис сильно прикрутил продовольственные расходы. Разнообразные излишества и деликатесы остаются лежать на полках, зато консервы в жестяных банках на коне, спрос резко вырос. Зимой 2015 г. продажи народной кильки в томате, зелёного горошка и тушёнки внезапно подскочили на треть.

Ровно в жесть

До начала баночного бума консервов в России продавалась тоже немало, 12 млрд. условных банок. Если считать по весу, в 2014 г. разошлось более 3 млн. т консервированных продуктов – мясных, овощных и рыбных. Вдобавок к магазинным консервам, примерно 200 тыс. т население накрутило собственными силами. Не пропадать же дачным ягодам, огурцам и помидорам. Так было всегда: знаменитые гостовские жестяные крышки для самостоятельной закатки стеклянных банок расходятся сотнями миллионов в год, производят их только в Белоруссии и России.

Увы, но столько же банок, как сейчас, в СССР выпускали уже в 1955 году. Два десятилетия спустя консервный конвейер стал вчетверо мощнее. 12 млн. т консервов в год, из них 7,7 млн. овощных и плодовых, 1,5 млн. рыбных, по миллиону с лишним мясных и молочных. О таких достижениях советская пищевая промышленность рапортовала уже к 1972 году. Тогда одного зелёного горошка ежегодно расходилось по 215 млн. банок. Миллиард банок овощных консервов в год завозили из Венгрии, Болгарии и Румынии.

Спрос как-то держался в голодные времена 90-х годов прошлого века. После 2000 г. население разбогатело, консервы стали непопулярны. В наши дни самым раскупаемымистали банки с ягодами и овощами. Любопытно, что чем холоднее края, тем любят послаще. Например, варенье очень популярно в Приморье, на Урале и на Северо-Западе. Там его едят столько же, сколько во всей остальной России.

В общей сложности в 2014 г. под крышки закатали 1,5 млн. т ягод и овощей. Что интересно, свежих овощей за год съели в десять с лишним раз больше – 14,7 млн. тонн. Значит, солёные огурцы и маринованные помидоры в наши дни не конкуренты парниковым и грядочным.

Вторые по популярности среди консервов – рыбные. Дары моря закатывают под жесть в количестве 240 тыс. т в год. По отношению к общему улову немного – десятая часть. В первых рядах здесь давно не шпроты, а классические банки дальневосточного лосося и тихоокеанской сайры. На Дальний Восток, где по-прежнему действуют два десятка крупных консервных предприятий, приходится лишь пятая часть выпуска российских рыбных банок. Номер один – это Калининград, где производят 40%. Поднимается консервное дело на юге России. Удивительный по нынешним временам факт: рыбхоз «Социалистический путь» в селе Порт-Катон Азовского района Ростовской области объявил недавно о строительстве консервного завода мощностью 15 млн. банок в год. Будут закатывать тюльку, бычка и хамсу.

А вот в самом рыбном регионе переработка явно на спаде. Директора дальневосточных предприятий жалуются, что в прошлом году простаивало до 80% мощностей. Не помогает даже программа поддержки береговой переработки, по которой в Приморье производители получают дотации от региона. Впрочем, сумма смешная – 62 коп. за банку.

Такое положение дальневосточников удивительно – на фоне других рыбных консервов местная горбуша не особенно дорогая. Но спрос подорвали транспортники и фабрики-имитаторы. Перевозка рыбных консервов с Дальнего Востока – дело накладное, по правилам нужны особые вагоны-термосы. Гораздо дешевле доставить мороженую рыбу. В результате рынок горбуши накрыла лавина сомнительных продуктов в банках, подражающих советской классике. Начинка состоит из размороженной горбуши, порой невысокого сорта. На банках мелким шрифтом указан производитель, всё чаще это неизвестный завод, расположенный в центральной части РФ, за тысячи километров от океана. Откуда там свежая рыба? Мало кто читает мелкий шрифт, но все почувствовали: на вкус баночный лосось стал не тот. Вот и не берут.

Не до шпрот

Подвела и селёдка. Солить и мариновать её принялись все кому не лень. Прибыль-то огромная: сельдь в ходе закатки в прозрачные пластиковые лотки дорожает с оптовых4080 до 400–600 руб. за килограмм.

Среди бесчисленных видов баночной селёдки особо выделяется товар со вкусовыми добавками, химическим жидким дымом, соусами и прочим. Это отличный способ замаскировать рыбу второй свежести. Та же проблема коснулась консервированногокальмара, иногда представляющего собой продукт настолько глубокой переработки, что есть невозможно.

Даже килька, всегда спасавшая студентов от лишних расходов, на полках некоторых сетевых магазинов в 2015 г. внезапно превратилась в деликатес стоимостью 80–150 руб. за банку. Классическую кильку в томатном соусе по 15–25 руб. найти стало непросто. То же со шпротами, которые на деле та же балтийская килька или салака. Кому они нужны по цене 120–180 руб. за банку? Особенно если вспомнить, что почти полтора десятилетия шпроты были очень доступной едой – ещё в 2001 г. банка стоила 10–12 рублей.

Теперь о тушёнке. Её основные покупатели по-прежнему – армия и государственный резерв. Точный запас – гостайна, но руководство Госрезерва как-то упомянуло, что её хватит, чтобы прокормить страну три месяца. Возможно, сейчас часть раскупорят, как это произошло в начале 1990‑х годов, когда регионы, которым пришлось особо тяжко, до половины продовольствия получали из госзапаса.

Пару слов о самой тушёнке. Его мясная основа хранится до шести лет даже при плюсовой температуре. Рецепт состава классической банки: 87% говядины первой категории, 10,5%жира плюс 9 г специй. Это стопроцентно отечественная разработка, предмет гордости пищепрома. В советские времена армейская тушёнка ценилась выше гражданской, поскольку мясо в ней было лучше.

Сегодня в тушёнке «гражданской» сплошь и рядом присутствует «белок растительный», то есть соя. И в составе консервов это ещё не худший вариант. Население давно раскусило эти трюки, и с 2000 г. продажи разнообразных мясных консервов плавно снижаются.

В целом же спрос на них растёт в кризисные годы и падает в сытые. К 2014 г. он замер на отметке 250 тыс. тонн. Крупнейший в России производитель Орский мясокомбинат выпускает 79,2 млн. банок в год. Можно сказать, это тушёночный титан. Конкуренты с немалым отрывом позади. Балтпроммясо и Елинский комбинаты выпускают по 37–39 млн. банок мясных консервов.

Французский горошек

И всё же основные консервные баталии разворачиваются на плодово-овощной поляне. Тут свои игроки, подвинуть их будет сложно. До недавнего времени под номерами один и два на российском рынке выступали две французские компании.

Номер один – «Бондюэль». 60% продукции выращивает в двух хозяйствах на территории Краснодарского края площадью 3 тыс. га каждое. Сажают фасоль, горошек и кукурузу. Основной конкурент, компания «Кекаб», тоже родом из Франции. В 2005 г. она построила в Краснодарском крае огромный консервный завод, рассчитанный на 80 млн. банок в год. Но главным достоянием стала не фабрика, а 6,3 тыс. га пахотной земли в станице Роговская. Французы получили их в аренду на 25 лет.

В хозяйство вложили 1 млрд.
руб., из них 480 млн. ушло на создание оросительной системы. Правда, выйти на проектную мощность не удалось, выпуск застопорился на отметке 45 млн. банок.

Следующим крупным производителем по овощным консервам стал холдинг «Русское поле», который впоследствии переименовался в «Дядю Ваню». Компания выросла из перестроечного кооператива, поставлявшего в Россию зелень из бывших южных республик. Семейная фирма разрослась, и в 2004 г. купила Албашевский консервный завод (Краснодарский край), рассчитанный на 7,5 млн. банок в год. Упор сделали намаринованные огурцы, отхватив четверть маринованного рынка. Причём поначалу почти все банки выпускали в Индии, где себестоимость вдвое ниже, чем в РФ. Но это вышло боком: вскоре индусы сами пришли с огурцами в Россию и предложили цены ниже. Пришлось шевелиться, консервная империя пополнилась фабрикой на украинском Закарпатье и Лыткаринским пищекомбинатом в Подмосковье.

И всё же есть чему радоваться – импорта в овощных консервах всё меньше. Сейчас, когда спрос на консервы на подъёме, а рубль ослаб, самое время взяться за развитие собственного производства. Деньги на кону огромные, в 2014 г. только по овощам продажи консервов достигли 125 млрд. рублей. С рыбой и мясом набежит не менее 250 миллиардов. Так что в консервации, да не в обиде.

Константин Гурдин

АПК в 2015 году может дополнительно получить 50 млрд. рублей

Согласно утвержденному Правительством плану первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности в 2015 году АПК РФ может получить до 50 млрд. рублей дополнительных средств федерального бюджета на государственную поддержку.

Данные средства должны пойти в том числе на сохранение темпов кредитования агропромышленных предприятий. Кроме того, согласно тексту мероприятий утвержденного плана, ряду ведомств экономического блока и Минсельхозу России поручено скорректировать механизм предоставления субсидий на компенсацию части затрат на уплату процентов по кредитам на пополнение оборотных средств и (или) на финансирование текущей производственной деятельности.
Напомним, ранее в ходе совещания в Брянской области премьер-министр страны Дмитрий Медведев сообщил о том, что в план вошла и отсрочка ветсертификации для молока и молочной продукции. «Мы постараемся, временно, ограничить введение новых инициатив (которые важны, но, может быть, в настоящий момент они ещё не вполне своевременны) по регулированию сельхозрынков. Хочу сказать, что в проекте плана предусмотрена отсрочка по введению ветеринарных сопроводительных документов на молоко и молочную продукцию», — уточнил премьер-министр в своем выступлении.
Источник: http://www.dairynews.ru/