Президентский улов

  • Просмотров: 1 192

  • Нет комментариев

  • Дата: 21.10.2015

Решаются рыбные судьбы страны на ближайшие годы. 19 октября президент впервые за последние восемь лет провел Госсовет по развитию рыбного хозяйства. На нём собрались все ключевые лица, от руководства Минсельхоза, Минпромторга и Минприроды до министра по развитию Дальнего Востока. Отрасль пришла в движение и бурлит. Для неё, да и для всей страны, с нашим выходом в 13 морей и три океана, это событие такое же важное, каким в былые времена для советской экономики были решения съездов КПСС.

Рыбные затылки

Прошлый Госсовет, который запомнился знаменитой фотографией президента с осетром, прошёл в Астрахани в августе 2007 г. и очень помог рыбакам. На нём В. Путин заявил, что пора навести порядок в рыбной отрасли, в итоге поручений дал не так много, зато внятных и продуманных. Тогда было ясно, что делать. Дали по рукам самым зарвавшимся госконтролёрам, занялись обновлением флота, постарались вернуть переработку рыбы на российский берег.

Результат налицо: с 2007 г. уловы поднялись с 3,28 до 4,35 млн тонн. Один только прирост больше, чем весь годовой лов 252 из 271-й страны мира. Самое приятное, наш опорный рыбный край, Дальний Восток, который десятилетиями кормил недорогими дарами моря многочисленные государства Азиатско-Тихоокеанского региона, отправляя туда до 90% добычи, теперь 60% рыбы отгружает внутри страны. В годы, когда лосося мало, на экспорт идёт только 10%. Кроме того, пошли долгожданные подвижки по технической части. За последние семь лет в обновление российского промыслового флота вложили 38 млрд рублей. Всё это частные деньги, в них ни копейки участия государства. Наконец, впервые за четверть века на морских берегах РФ начали строить по-настоящему крупные перерабатывающие предприятия.

Так что есть чему радоваться. Можно сказать, последние восемь лет у нас был если не золотой, то серебряный век рыбной индустрии. Сейчас с грядущими решениями, которые определят её будущее на следующие несколько лет, увы, всё не так очевидно. Больше всего рыбаки боятся, как бы не вернулись смутные времена. Пока каждое министерство, каждый крупный рыбный регион, которых у нас пять, и каждая заметная на рынке компания – все тянут водное одеяло на себя. Это понятно. С тех пор как нефть вдвое сбавила в цене, многие вспомнили, что рыба тоже крупный ресурс, к тому же валютный. Даже по официальным цифрам, которые сильно занижены, отрасль зарабатывает на экспорте 3,5 млрд долл. в год, что в наши дни не кажется смешным.

Вот почему обитатели вод внезапно привлекли внимание многих чиновников от мала до велика, началась чехарда, которая идёт на всех уровнях. В головах каша, отраслевые эксперты жалуются, что некоторые начальники пустились в административный пляс, в рыбном азарте начали выдавать совершенно безумные идеи и постановления. Вдобавок порой насквозь неграмотные. Чего стоит одна только фраза из недавнего минсельхозовского проекта, где говорится про «водный биоресурс, который был разрезан от шеи или затылка до хвоста». «Представляю, сколько потребуется сил и средств, чтобы разобраться, где у каждого конкретного ресурса шея, где – затылок», – смеются специалисты. Были также не столько комичные, сколько опасные постановления. Например, в прошлом году Росрыболовство всерьёз рассматривало проект закона, который запрещал заход в российские порты любым рыболовецким судам старше 7–8 лет. Если бы приняли, пришлось бы выгнать из России около 90% отечественного флота.

На этом фоне трудно говорить о какой-то общей понятной стратегии. Какая там гармония мыслей и глобальные идеи на будущее, если даже по столице Госсовета и то не могли договориться до последнего. С подачи различных групп влияния планы менялись на глазах. Сначала объявили, что совещание пройдёт в Мурманске, потом дислокацию переместили на Сахалин, затем в Астрахань, после чего она внезапно переехала во Владивосток. В конечном счёте решили не то что далеко, вообще никуда не ездить. Октябрьский рыбный Госсовет пройдёт в Москве.

Водорослями не разбрасываются

О чём там шла речь? Прежде всего определились, куда плывём. Тут открываются потрясающие горизонты. Согласно подсчётам экспертов, в собственных водах, в той самой национальной 200-мильной зоне, Россия может нарастить вылов до 6 млн т в год. Одно это вывело бы нас на третье место в мире после КНР и Перу, мы обогнали бы США с Японией.

Кроме того, остаётся второй, огромный и пока мало востребованный рыбный ресурс – лов в Мировом океане. СССР добывал там до 5 млн т в год, РФ в прошлом году ограничилась 526 тыс. тонн. Есть и третья мощнейшая турбина роста. Например, Китай ловит 17 млн т рыбы, выращивает 32 миллиона. Индия ловит 3,5 млн т, в садках и прудах разводит 2,8 млн тонн. На фоне других стран у нас разводной рыбы практически нет, пока её вклад не более 200 тыс. т в год. Тут можно говорить минимум о десятикратном потенциале.

Даже это далеко не весь потенциал. Как объясняют специалисты, в каждом из пяти рыболовецких бассейнов страны огромное количество ресурсов, которые валяются под ногами, потому что их никто не берёт. Простой пример: в прибрежной зоне РФ можно добывать сотни тысяч тонн водорослей. Такие страны, как Норвегия, Япония и Китай, водорослями не разбрасываются, они идут не только в продукты, но также в медицинские препараты и на косметику. «У нас это направление капитально заброшено. Хоть какая-то добыча продолжается только на Сахалине. В результате даже в Мурманске покупают водоросли сахалинского производства, хотя в море своих навалом», – рассказывают эксперты.

Есть куда расти и российским переработчикам рыбы. Стыдно сказать, у нас по сей день выбрасывают на помойку десятки тысяч тонн ценной рыбной муки и рыбного жира. Расскажите об этом тем же китайцам – умрут со смеха. Продукты считаются отходами производства просто потому, что у комбинатов нет подходящего современного оборудования для их переработки.

Огромные цифры завораживают, но что эти потенциальные рост и подъём значат с точки зрения обычного человека? Вот что. По статистике, сейчас каждый житель РФ в среднем получает 22,3 кг рыбы в год. В принципе не так мало, почти 2 кг в месяц. С другой стороны, картошки в стране едят в 2,7 раз больше, хлеба – в 4,3 раза, сахара и то за год съедаем почти 32 кг на нос. Кроме того, если разобраться, настоящей рыбы в этой цифре только 14 кг, остальное всякие малополезные палочки, снеки, копчёности и соленья.

Если улов поднимется хотя бы до 6 млн т в год, это позволит поднять потребление рыбы почти в 1,5 раза. Тогда даров моря в РФ будут есть больше, чем курятины, которой у нас приходится 23 кг на человека. При таком подъёме предложения сегодняшние, изрядно раздутые цены на рыбу если не обрушатся, то станут заметно скромнее. Это ещё больше подстегнёт спрос на полезный продукт. Что касается массового импорта рыбы, про него можно будет благополучно забыть. В прошлом году в РФ завезли 885 тыс. т, это можно быстро перекрыть за счёт роста собственного производства.

Утро рыбака

Ключевой вопрос, что делать дальше. Как получить эти заветные 6 млн тонн? Разнокалиберных проблем у отрасли осталось навалом, в некоторых случаях ситуация давно дошла до абсурда.

Например, громадная часть российского рыболовецкого флота, причём самая современная, по-прежнему не может зайти в родные воды. Это продолжается уже 20 с лишним лет. Спрашивается, что за бред? Оказывается, они не могут прийти на родину, поскольку владельцев немедленно обдерут почти на четверть стоимости судна. «Только на Северном бассейне РФ более 70 судов, построенных или капитально отремонтированных за рубежом. При первом же заходе в российский порт владелец обязан сразу заплатить государству 18% НДС и 5% таможенной пошлины. Вот они и сидят в зарубежных портах. Там их снабжают и ремонтируют, капает плата за базирование, что ежегодно обходится в 5–7 млрд рублей. Это прямые потери нашей экономики», – объясняют специалисты.

Не менее абсурдна ситуация с проверками судов в российских портах. Как только корабль с уловом причаливает, начинается настоящий ад для рыболовов. Несмотря на все обещания снизить бюрократическую нагрузку, на них по-прежнему накидываются десятки разнообразных контролирующих органов. Их настолько сверх меры, что моряки шутят: бюрократов, точно клопов на теле. В итоге банальная разгрузка траулера, которая в любой стране занимает от силы 14 часов, в РФ порой растягивается на неделю. При этом каждый лишний день капают изрядные портовые сборы, да и работа проверяющих органов далеко не бесплатна. Между прочим, это одна из причин дороговизны рыбы в России.

Таких бредовых историй множество даже по мелочам. Например, в ходе нынешней лососёвой путины на Дальнем Востоке пограничники, под угрозой многомиллионных штрафов, ни с того ни с сего запретили маломерным судам работать в тёмное время суток. Сотни лет ловили – и ничего, но теперь с 8 вечера до 6 утра работать нельзя. По словам экспертов, требования не поддаются логическому объяснению. Потому что рыба идёт в любое время суток, а мощные береговые заводы в сезон работают без остановок и не могут на пике путины простаивать по ночам.

Что касается глобальных проблем, какой может быть рост уловов без перспективной разведки, научного исследования ресурсов. Тут тоже продолжается бред. Государство разведку давно забросило, частников к ней не подпускают. «Законы составлены так, что сам промышленник, даже на собственный страх и риск, не имеет права заниматься рыбной разведкой», – говорят эксперты.

Во времена «золотого века» рыбной отрасли всё было иначе. В СССР было лучшая в мире промысловая разведка. Такой роскоши не могла позволить себе ни одна другая страна. Только на Северной промразведке работало 46 судов, которые открывали новые запасы и каждый год наводили флотилии на рыбу. Работы было невпроворот, потому что ситуация в океане постоянно меняется. Тогда сделали несчётное число выдающихся открытий, благодаря советским исследованиям миру указали в океане сотни безумно богатых рыбой мест. Сейчас от промысловой разведки остались одни воспоминания, даже на Дальнем Востоке на весь необъятный регион работает одно-единственное крупное научное судно.

Даже вопрос о пресловутой глубокой переработке рыбы и тот, если копнуть, остаётся в подвешенном состоянии. О том, как важно развивать переработку в РФ, не говорит только ленивый. «К этой теме присосались даже те, кто в рыбе ничего не понимает, начиная с депутатов Госдумы. Но в реальности на федеральном уровне не было сделано никакого анализа положения дел в рыбопереработке. Там банально не знают, какие направления надо развивать ускоренными темпами. Не было даже ни одного совещания по этой теме», – рассказывают осведомлённые источники в отрасли.

Что в итоге? На протяжении последних минимум восьми лет государство обещает нам рыбный рай. Безусловно, дело не сводится к пустому сотрясанию воздуха, многое изменилось к лучшему. Но в целом рыбная промышленность по-прежнему барахтается в чиновничьей каше. Осталось ещё много стопоров, далеко не всё из обещанного выполнено. Система буксует, один из ключевых министров признал, реально выполняется не более 40% президентских рыбных указов и поручений.

Все надеются на новые светлые президентские предложения, которые взорвут завалы и обеспечат ещё восемь лет подъёма. Многое пора менять, административный маховик должен наконец разогнаться. Главное, чтобы рыбное движение пошло в правильную сторону.

Аргументы эксперта

Вячеслав Зиланов, председатель Координационного совета ассоциаций, объединений и предприятий рыбной промышленности Северного бассейна, в прошлом замминистра рыбного хозяйства СССР (1986–1991 гг.), зампредседателя Госкомрыболовства (1992–1997 гг.), заслуженный работник рыбного хозяйства России.

— Одна  из проблем государственного управления рыбной отраслью – это бесконечная административная чехарда. За последние 23 года курирующий рыболовство государственный орган реорганизовывали более 10 раз. У него сменилось 12 федеральных руководителей. Из них восемь не были профессионалами. По образованию они были весьма далеки от нашего дела. Встречались силовики, представитель пенитенциарной системы, журналист, политик, и т.д. То же, за редким исключением, происходило на региональном уровне. Рыбный комитет то подчиняли Минсельхозу, то выводили в отдельную структуру. В 2012 г. опять перевели под Минсельхоз, причём с понижением статуса.

Для сравнения: в СССР с 1938 по 1991 г. этим всегда занималось отдельное министерство (Наркомрыбпром, Министерство рыбной промышленности, Министерство рыбного хозяйства). Был период – три года, когда в стране было сразу два рыбных министерства – Минрыбпромы восточных и западных районов. Потому что в 1946–1949 гг. нужно было ускорить восстановление рыбной отрасли на Дальнем Востоке.

Правда, с 1957 по 1964 г., под влиянием непродуманных решений, управление отраслью трижды менялось. В последующем это признали ошибкой. Начиная с 1965 по 1991 г. отраслью вновь стало руководить Министерство рыбного хозяйства СССР.

За это время по объёму вылова и производству рыбной продукции, разведанной сырьевой базе в морях и океанах, страна вышла на первое место в мире. Особо следует отметить, что на должность министра рыбного хозяйства, как правило, назначались специалисты-рыбники. За 60-летний период отраслью последовательно руководили всего шесть министров, а в послевоенный период и до распада СССР – только четыре: А. Ишков, В. Каменцев, Н. Кудрявцев и Н. Котляр. Это создавало стабильность и обеспечивало профессионализм управленческих кадров.

Константин Гурдин

Добавить комментарий