Что важнее – пушки или молоко?

  • Просмотров: 3 021

  • Нет комментариев

  • Дата: 07.12.2015

 

 

 

Вице-премьер Дворкович развернулся лицом к селу и первым делом пересчитал поголовье молочного стада. Результат удивил. За последние пять лет государство влило в молочную отрасль более 100 млрд руб., в 2015 г. правительство дополнительно увеличило помощь и направило на поддержку молочного дела ещё 30 миллиардов. В ответ, разумеется, ждали серьёзных прорывов. Но надои хотя и растут, общее производство молока топчется на месте.

С подачи вице-премьера производителям решили придать дополнительное ускорение. В ноябре государство приняло грандиозный молочный план. С 2016 по 2020 г. отрасль получит 426 млрд рублей. По деньгам вырисовывается проект уровня строительства БАМа-2 или Олимпиады. Взамен надои должны расти не менее чем на 3% в год, и к 2020 г. производство молока обязано увеличиться на 6 млн. тонн.

Головная волна

В последние годы с молоком дела у правительства шли далеко не гладко. «Потенциал у отрасли фантастический. Но по обеспечению собственной молочной продукцией мы всё ещё балансируем на грани 77–80%. При том, что в ряде отраслей, например животноводстве, птицеводстве и свиноводстве, этот уровень уже превышает 90%», – отметил вице-премьер.

С одной стороны, по молоку есть чем гордиться, поскольку надои в 2015 г. оказались не просто хорошие, а рекордные в истории! В 1990 г. в РСФСР корова давала в среднем 2,78 т молока в год. К 1996 г. показатель рухнул до кошмарного уровня – ниже двух тонн в год и оставался крайне низким до 2001 года. Для сравнения: средние удои в Европе и США – 5–6 т в год, в Израиле довели до 8 тонн. К счастью, с 2001 г. дела у российских молочников пошли на лад. В 2004 г. средний удой по стране перевалил за три тонны в год и превзошёл советские цифры, в 2009 г. взяли планку 4 тонны. Сейчас продуктивность подбирается к 5 тоннам молока, только за последние три года она вымахала почти на 400 л в год.

С другой стороны, в целом своего молока в стране особо не прибавляется. Судите сами, в 1990 г. у нас было 55,7 млн л, сейчас – 31 миллион. Налицо спад в 44%. Больше всего настораживает, что выпуск молока топчется на месте с 2005 года. Правительственный план насчёт дополнительных 6 млн т молока к 2020 г. выглядит замечательно. Это уже вернёт нас к показателям 1995 года.

Первый вопрос, в какие плотины уткнулись молочные реки? Тут всё на поверхности. В 2015 г. коров в России насчитали 8,5 миллиона. Для сравнения: в 1990 г. в РСФСР было20,5 млн голов, до 2004 г. цифра держалась на отметке выше 10 миллионов. Очевидный путь – резко нарастить стадо.

Только прежде всего надо определить, в каком направлении развивать молочное дело. Вообще-то продукта хватает, как-никак мы шестые в мире по общему надою. На позицию впереди нас Германия, зато мы выше Франции. Британия по удоям отстаёт от нас вдвое, удои Австралии, Японии и Канады меньше наших в 3–4 раза. Что интересно, Китай хотя опережает нас по молочному производству, но незначительно, всего на 4 млн т в год. Единственная страна, которая ушла в серьёзный молочный отрыв, – США. Тут нас обогнали в 2,7 раза.

Тем не менее на мировом фоне российские молочные цифры в целом далеко не позорные. По прогнозу, в 2015 г. крупные хозяйства выпустят 14,5 млн т молока, в малых хозяйствах население надоит ещё 16,5–17 млн тонн. Всего выйдет больше 200 л на каждого жителя страны. В общей сложности молока – море. Но 106,6 млн человек городского населения РФ поят молоком крупные агрофермы, которые закрывают лишь половину потребностей страны. По данным Росстата, 48% всего молока в России производится и потребляется 37 млн сельских жителей.

Прибалтийская катастрофа

Вторая проблема: слишком много молока потребляется в питьевом виде, на высокую переработку удоев не хватает. Что говорить, если в 2015 г. в переработку пойдёт только 9,5 млн л молока, то есть меньше трети общего производства. Это самое проблемное направление. Безусловно, своих сметаны, кефира и ряженки нам хватает. Вот только в целом чем выше степень переработки, тем больше импорта. Вот почему поставки зарубежной молочной продукции, включая масло, сметану, сыры и пр., до введения санкций превышали 11 млн т в год. Цифра катастрофическая, больше закупал только Китай. К счастью, в прошлом году, благодаря санкциям, импорт различной молочной продукции упал на 40–60%. В 2015 г., по прогнозам, сократится ещё на 15–20%. Тем не менее общий ввоз останется выше 4 млн тонн.

Куда двигаться? Во-первых, нужен глобальный переворот в головах. Пока многие крупные агрохолдинги интересуются молоком в последнюю очередь: молочные фермы-гиганты окупаются за 8–10 лет, а в сельском хозяйстве есть гораздо более прибыльные направления. Например, соя, которая сейчас на волне и даже получила титул новой царицы полей, не требует особых затрат и приносит 20–50% прибыли в год.

Поэтому агрохолдинги крупно раскошелятся и всерьёз займутся молочной темой, если государство гарантирует им стабильное будущее минимум на десятилетие вперёд. Конечно, сейчас помогают санкции. Но какой смысл вбухивать десятки миллиардов в новое стадо, строить сверхсовременные фермы, по стоимости сравнимые с крупным крейсером, если есть серьёзный риск, что завтра политическая ситуация изменится и европейский молочный импорт опять заполонит прилавки и в три счёта потопит проект?Медведев да и Путин даже намёка не делают, что продлят санкции лет на 10–15, чтобы поднять местного производителя. Между прочим, после введения российских санкций оптовые цены на молоко в Евросоюзе рухнули на треть. Больше всего досталось странам Прибалтики, там молочные продукты стали никому не нужны и подешевели почти вдвое. Само собой, фермеры там готовы на всё, лишь бы вернуть золотые дни, ждут не дождутся отмены запрета.

Во-вторых, рост стада – главное, но это не всё. Даже без увеличения поголовья производство молока постепенно растёт. Если хотя бы крупные хозяйства выйдут на среднеевропейский уровень удоев, случится молочное чудо. Выпуск увеличится на 12–15 млн т в год, общий удой по стране вернётся к уровню лучших советских показателей. Сделать это вполне реально.

«Средний уровень надоя по стране можно и нужно увеличить до 7–8 тыс. литров. Это реально сделать в ближайшие несколько лет», – рассказывает директор крупного молочного хозяйства. К примеру, в Смоленской области добились того, что каждая корова стала давать на 3–4 л молока в день больше. В результате даже в средних хозяйствах производство молока увеличилось на 3–5 т в сутки, при этом выбраковка продукта снизилась втрое. Нужно было всего лишь перевести бурёнок в современные фермы и предложить им новый рацион. Получив нормальное питание, животные ответили стахановским ростом удоев.

Что особенно радует, после введения санкций в России начался бум строительства новых молочных заводов. Огромные мощности появились в Бурятии, на Алтае в Чувашии и Сибири. Всюду в дело вложены серьёзные инвестиции. Даже локальные проекты потребовали изрядных вливаний. Например, новый цех мощностью 20 т творога в сутки, открывшийся в январе 2015 г. на заводе «Ялуторовский» (Тюменская область), обошёлся в 1 млрд рублей.

Если всё пойдёт, как сейчас, прогнозы великолепные. Через несколько лет в России окончательно сформируется и встанет на ноги современная молочная отрасль. В стране появятся десятки хозяйств, по величине сравнимые с крупнейшими конкурентами в Европе. Это будет качественный скачок, благодаря которому уровень продукции выровняется, цены опустятся. Только бы дело не погубили политические интересы. Молоко – дело не быстрое, требует времени. Будем надеяться, его хватит.

Константин Гурдин

Добавить комментарий