Аграрии Сибири «продаются» китайцам

  • Просмотров: 1 511

  • Нет комментариев

  • Дата: 03.04.2018

В отсутствие государственного регулирования зернового рынка аграрии отдалённых от портов сибирских территорий вынуждены самостоятельно налаживать связи с китайскими бизнесменами. Но те тоже «не дураки» покупать пшеницу по ценам выше рыночных

Вслед за алтайскими аграриями, терпящими бедствие из-за падения цен на зерновые, земледельцы Приангарья тоже обратили свои взоры на бизнесменов Поднебесной. О том, что сельхозпроизводители Иркутской области готовы наладить масштабный экспорт зерновых в Китай сообщил министр сельского хозяйства региона Илья Сумароков, пишет babr24.com.

Чиновник уверен, что регион готов выставлять на экспорт не менее 110 тысяч тонн зерна ежегодно. Для этого необходимо, чтобы предприятия АПК вошли в реестр проверенных, сертифицированных экспортеров продовольственной пшеницы. В настоящий момент в регионе ожидают прибытия специалистов Службы карантина животных и растений Китая для обследования местных зернохранилищ.

Известно, что на внутреннем российском рынке пшеница продаётся сейчас по цене 7−8 тысяч рублей за тонну, тогда как Китай, по словам иркутских земледельцев, может предложить до 12 тысяч рублей за тонну. Таким образом, речь может идти о выручке на уровне 1,3 млрд рублей в год.

Напомним, аграрии Иркутской области, где в 2017 году тоже был получен рекордный урожай зерновых культур, испытывают те же проблемы, что и земледельцы Новосибирской области и Алтайского края. Выращенные в Приангарье 860 тыс. тонн зерна при урожайности 20 ц/га оказались невостребованными. Сейчас, по словам министра Ильи Сумарокова, большая часть зерновых, производимых в регионе, идет на корм скоту, при этом наблюдается явный избыток мощностей. Но снижать объемы посевов зерновых в 2018 году Приангарье не собираются.

Как известно, в конце февраля 2018 года карантинное ведомство Китая разрешило ввозить пшеницу из шести регионов России, в отношении которых ранее действовал запрет. Речь идет о Новосибирской, Челябинской, Омской и Амурской областях, а также Алтайском и Красноярском краях. Но это обстоятельство только отчасти поможет аграриям Сибири.

«Китайский рынок очень мощный. Опосредованно, через перекупщиков, и наша продукция туда идёт. Но Китай только, можно сказать, «пробует» нашу продукцию. Заградительными пошлинами и запретами они по факту не пускали российское зерно. И только 1—2 года, как ситуация начинает меняться. Еще вопрос в том, что ребята они ушлые, в связи с падением цен на зерно — выжмут из сделки всё и даже больше.Сейчас как раз как под них агросектор России просел на дно: бери — не хочу голыми руками», — привел довод генеральный директор ООО «Альянс-Агро» Александр Босяк.

Для Алтайского края рынок Китая интересен в первую очередь с точки зрения поставок пищевых продуктов и сельскохозяйственного сырья.

«Китайцы не скрывают, что на их внутреннем рынке ощущается нехватка продовольствия. Согласно прогнозам министерства сельского хозяйства Китая, стране для удовлетворения внутреннего спроса понадобится к 2020 году 700 млн тонн зерна, в том числе около 130 млн тонн пшеницы, что не будет покрываться внутренним производством. Помимо этого, в Китае существуют спрос на высококачественные продукты и обеспокоенность вопросами пищевой безопасности. Для меня было открытием, насколько сильно внутренний рынок Китая насыщен продукцией с использованием ГМО», — отметил директор по развитию АО «БПЗ» и депутат Барнаульской городской думы Александр Локтев, в конце 2017 года побывавший в Поднебесной в составе официальной делегации Алтайского края.

Новосибирская область, где урожай зерновых в 2017 году превысил 3 млн тонн, что выше показателей прошлого года на 18−20%, тоже пытается наладить поставки излишков в КНР. В 2017 году власти региона извещали, что корпорация Cofco Trading Ltd планировала суммарно закупать в России 1−2 млн тонн пшеницы в год, с перспективой увеличения объемов.

Но, по словам министра сельского хозяйства Новосибирской области Василия Пронькина, к началу октября в Китай были направлены лишь четыре тыс. тонн яровой пшеницы — пробная партия.

«Проблема не только и не столько в том, кому продать зерно. А в том, что сейчас рыночная цена не окупает наших затрат. Китайцы не дураки, они не будут закупать пшеницу по цене, в два раза превышающей рыночную. Даже если мы увезем туда зерно, проблем это не решит», — пояснял РБК директор общества с ограниченной ответственностью «Соколово» Анатолий Степанов.

Между тем, по данным Росстата, запасы зерна в сельскохозяйственных, заготовительных и перерабатывающих организациях на начало марта 2018 года достигли 38,3 млн тонн, что почти на 6 млн тонн, или на 18,5%, больше, чем годом ранее. Больше всего зерна сосредоточено в регионах Центрального федерального округа (9,8 млн т, +18% к уровню 2017-го), на втором месте Приволжье (8,1 млн т, +38,4%), на третьем — Сибирь (5,9 млн т, +12,9%).

Но накопление высоких запасов произошло не только из-за рекордного урожая 2017 года (135,4 млн тонн в весе после доработки), как пытается доказать минсельхоз РФ. Отказ от государственного регулирования, которое до 2017 года выполняла Объединенная зерновая компания (ныне приватизированная), огромные излишки зерновых прошлых лет, которыми были заполнены закрома родины и новая политика УФНС в отношении зерновых трейдеров принесли гораздо больший урон аграриям.

По информации Национального союза зернопроизводителей (НСЗ), на середину марта пшеница 3-го класса в Приволжье стоила 6,8−9 тыс. руб./т, на Урале — 6,2−7,5 тыс. руб./т, в Сибири — 6,2−7,5 тыс. руб./т. За фуражную пшеницу на эту дату в ПФО давали 5,7−6,2 тыс. руб./т, на Урале — 4,5−6,2 тыс. руб./т, в Сибири — 5−5,9 тыс. руб./т (все цены с НДС).

По словам президента Национального союза зернопроизводителей Павла Скурихинаситуация «уже нанесла серьезный удар по экономике сельхозпредприятий», и убытки продолжают расти.

 6
Обед алтайских хлеборобов

«Потери аграриев союз оценивает не менее чем в 50 млрд руб., и эта цифра будет только увеличиваться», — уверен аграрий.

Нетрудно предположить, что всё это уже сказывается на посевной кампании, а в конечном итоге негативно скажется на всей российской экономике.

Светлана Шаповалова  ИА REGNUM.

Добавить комментарий